Оглавление   Ударный метаморфизм   Архитектоника Земли   Е.В. Дмитриев   Б. И. Каторгин  

Книга 1. Ядерные испытания в Арктике

Том II. Арктический ядерный полигон

Посвящается 50-летию создания испытательного полигона на Новой Земле.
под общей редакцией научного руководителя РФЯЦ ВНИИЭФ академика РАН В.Н. Михайлова
Институт стратегической стабильности Федеральное агентство по атомной энергии (Росатом).
Федеральное управление медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации

© Институт стратегической стабильности, 2004 г.
Запрещается любым способом воспроизводить, передавать, распространять или использовать в коммерческих целях настоящую публикацию.

ЧАСТЬ 2. ВОСПОМИНАНИЯ НОВОЗЕМЕЛЬЦЕВ

АДУШКИН В.В., АХАПКИН В.П., БАРКОВСКИЙ Е.Н., ГАЛСТЯН И.А., ГАРНОВ В.В., ГОЛЛЕР Е.Э., ГОРНОВ В.В., ГОРБЕНКО Б.З., ГУСЬКОВА А.К., ЗОЛОТУХИН Г.Е., КАТРАНОВ Ю.С., КАТРАНОВА Г.И., КАУРОВ Г.А., КИСЕЛЕВ В.М., КОВАЛЮКОВ А.К., КУДРЯВЦЕВ Г.Г., ЛОМОВЦЕВ Е.М., ЛЕПСКИЙ В.И., МИХАЙЛОВ В.Н., МАТУЩЕНКО А.М., МОРОЗОВ Ю.М., НАДЕЖИНА Н.М., ОВСЯННИКОВ Г.А., ПАСЕЦКИЙ В.М., РАЗОРЕНОВ А.А., СЕРГЕЕВ Н.Д., СМИРНОВ Ю.Н., ТИМОФЕЕВ В.А., ТРУТНЕВ Ю.А., УСПЕНСКИЙ С.М., ХАХИН Г.В., ХРИСТОФОРОВ Б.Д., ЦАУБУЛИН В.А., ЦЫКАНОВСКИЙ В.И., ЧУМАЧЕНКО Г.С., ШИТИКОВ Е.А

НОВАЯ ЗЕМЛЯ СЕГОДНЯ

профессор, д.б.н. С.М. Успенский, к.б.н. Г.В. Хахин

Известно, что секретность, таинственность порождают повышенный интерес, нередко провоцируют нелепые слухи, Подобное произошло и с Новой Землей. Достаточно вспомнить, например, о шумной «остросюжетной» истории недавнего нелегального проникновения сюда активистов движения Гринпис.

Новая Земля закрыта уже почти 40 лет, но не только поэтому она привлекает к себе особое внимание. Это самый крупный архипелаг в евразийской, а, следовательно, в российской Арктике. Протяженность ее островов составляет около тысячи километров, а их общая площадь – свыше 80 тыс. км 2 , больше площади Бельгии и Голландии вместе взятых. Именно здесь представлены в наиболее типичном их выражении арктические пустыни и арктические тундры, и, пожалуй, ни на каких других арктических островах нет такого разнообразия ландшафтов. Не отличаясь большим разнообразием, животный мир Новой Земли по количественному составу превосходит другие острова Арктики. Не случайно с незапамятных времен начали плавать сюда, добывая здесь зверя, рыбу, птицу, русские поморы. Не случайно так уважительно и ласково называли ее «кормилицей», «маткой», «маточкой». Отсюда и Маточкин шар – пролив между Северным и Южным островами («шар» - пролив по-поморски).

Промысловое использование фауны Новой Земли продолжалось до середины 50-х годов, до тех пор эти острова считались едва ли не основным промысловым районом Советской Арктики. В 1947 г. здесь был организован также государственный заповедник (Новоземельский филиал заповедника «Сем островов»). Позже традиционная хозяйственная деятельность на островах была прекращена (все промысловое население отсюда вывезено), заповедник ликвидирован и здесь основан Северный полигон, где осуществлялись ядерные взрывы, вплоть до 1963 г. – атмосферные и наземные, а позже подземные, сопровождавшиеся в разной степени загрязнением среды радионуклидами.

Что же произошло с Новой Землей за эти годы, как отразились на ее природе, животном мире последствия одновременного и длительного запуска прекращения промыслов и ядерных взрывов? Действительно ли так уничтожено все живое и нет уже больше знаменитых новоземельских птичьих базаров, как иногда сообщалось о том в печати? Ответ на этот вопрос, конечно, пока еще предварительный, дают результаты работы экспедиции ВНИИприроды, предпринятой сюда летом 1992 г. Авторы статьи, участники этой экспедиции, не новички на Новой Земле. Знакомство с ней С.М. Успенского состоялось еще в 1940 г., а в 1947 – 1950 гг. он заведовал научной частью местного заповедника. Г.В. Хахин в 1958 – 1060 гг. проходил здесь службу в советской армии, а в 1981 г. проводил учеты северного оленя и некоторых птиц. Словом, у них была возможность сопоставить свои современные и прошлые наблюдения.

Первые впечатления (а они самые сильные). На озерке, в нескольких метрах от шоссейной дороги, по которой одна за другой мчатся машины с аэродрома в поселок и обратно, - пара тундровых лебедей; судя по их поведению, где-то невдалеке и их гнездо. Над людным поселком (Белушья губа), над его улицами, крышами пятиэтажек низко и неторопливо пролетают стайки гуменников и белолобых гусей, а еще чаще – одиночки и пары белощеких казарок. Сорок лет назад гуси здесь были намного «строже», белощекие казарки встречались намного реже.

Но по порядку. О знаменитых птичьих базарах. Действительно, эти крупные, а зачастую и колоссальные гнездовья морских птиц на крутых прибрежных скалах представляют, пожалуй, главную достопримечательность животного мира Новой Земли. Как показало специальное обследование, в конце 40-х годов здесь, на западном побережье как Южного, так и Северного островов, располагались 46-47 птичьих базаров. Основными обитателями колоний были толстоклювые кайры, а общая численность их составляла около 2 млн. экземпляров (Успенский 1951; 1956).

Работа экспедиции началась с беглого осмотра с борта судна нескольких птичьих базаров Южного острова. Как выяснилось, все они сохранились и не претерпели никаких изменений. Наибольшее же внимание было уделено Южным Безымянным базарам (находятся на южном побережье губы Безымянной и тянутся здесь, с небольшими перерывами, на 11 км) – самым крупным на островах гнездовьям, с наиболее характерным комплексом обитателей. Основное население их составляют толстоклювые кайры, а также, в порядке убывания численности, чайки-моевки, чистики, чайки-бургомистры, тонкоклювые кайры. Здесь же гнездятся не относящиеся к категории морских птиц белощекие казарки и пуночки. Эти птичьи базары чаще других посещали исследователи (литературные сведения о них относятся еще ко второй половине прошлого века). С середины 30-х годов было начато их обстоятельное изучение, а в 1947- 1950 гг. они входили в состав заповедника и были в нем основным объектом стационарных исследований. С середины 30-х годов на них велся также массовый промысел – сбор яиц и заготовка самих птиц. В отдельные годы заготовители вывозили отсюда более чем по 250 тыс. яиц кайры, что привело к резкому сокращению числа гнездящихся птиц. Если в 1933 – 1934 гг. здесь насчитывалось свыше 1,5 млн. кайр, то к 1942 г. их количество сократилось до 500 тыс., и к 1948 г. – до 200 тыс. Охрана базаров в заповеднике благотворно сказалось на их состоянии. В 1950 г. число гнездящихся на них кайр возросло до 240 тыс.

В 1992 г. колонии птиц здесь занимали те же участки скал, что и прежде, и никаких признаков пребывания здесь людей, сбора яиц и добычи птиц, во всяком случае, в ближайшие из предыдущих лет, обнаружено не были. Однако, трехкратный учет, проведенный (12 – 18. VII ) в разное время суток показал, что численность гнездящихся кайр не превышает 140 тыс. экз., то есть не достигает уровня 1950 г.

О том, что гнездовья кайр здесь разредились, на скалах появилась свободная «жилплощадь», свидетельствует и рост численности гнездящихся моевок. Впервые они начали гнездиться в губе Безымянной, очевидно, в середине – конце 30-х годов, после того, как в результате массового промысла стали сокращаться гнездовья кайр. В 1948 г. здесь насчитывалось 4,5 тыс. гнезд моевок, в 1950 г. только 2,8 тыс., но в 1992 г. уже 6,5 тыс. Что же касается современного состояния местной популяции кайр, то его можно считать вполне благополучным. В 1992 г. птицы имели нормальные вес и упитанность, основные периодические явления в их жизни протекали в обычные сроки.

Дикий северный олень – также достопримечательность Новой Земли. Это исконный здешний обитатель. Небольшими размерами, очень светлой, почти белой окраской меха, некоторыми особенностями строения тела он отличается от других северных оленей и выделен в особый подвид. До начала текущего столетия олени на Новой Земле были широко распространены и многочисленны. Судя по количеству вывозившихся отсюда шкур, численность их в некоторые годы превышала 3 тыс. голов. Однако в начале 20-х годов поголовье их резко сократилось, главной причиной чему, очевидно, было участившиеся зимой гололедицы, и, как следствие их, массовая гибель животных от бескормицы, а также рост народонаселения. Не спасал оленей и запрет охоты на них, последовавший в 1934 г. К 1950 г. их распространение практически ограничивалось несколькими участками восточного побережья Северного острова, а общая численность составляла лишь несколько десятков голов (Успенский, 1958). Как один из редчайших видов мировой фауны он был включен в красные книги не только СССР и РСФСР, но и мира (МСОП).

В 1928 –1933 гг. на Новую Землю (Гусиная земля), с целью развития домашнего оленеводства, было завезено 604 домашних оленя с острова Колгуева. Одичавшие (бывшие домашние) олени довольно сильно размножились. В конце 1979 г. общая численность их здесь оценивалась в 10 тыс. голов (Хахин, Богданов, 1980; Матвеев 1981). В 1981 г. общая численность составила 6 тыс. оленей (Итвиков и др., 1982). При обследовании мест обитания дикого северного оленя на Новой Земле в 1981 г. было выявлено, что на Гусиной Земле в ранневесенний период погибло от бескормицы более 4 тыс. особей, из которых 70 % приходится на молодняк. Гибель оленей нами была отмечена и в июле 1992 г. в районе губы Безымянной, когда на 1 км маршрута приходилось 5-6 трупов, в основном молодых особей. Судя по материалам В.И. Зубкова (1935) и В.Д. Александровой (1937), оленеемкость зимних пастбищ Гусиной Земли не превышает 500-600 голов; на Карской стороне Южного острова Новой Земли зимние пастбища могут прокормить около 4 тыс. оленей без ущерба для воспроизводства кормовых ресурсов. Оленеемкость Южного острова Новой Земли составляет около 5 тыс. оленей. Исходя из этого, следует установить тщательный контроль численности и структуры этой островной популяции, с учетом кормовой емкости угодий. Необходимо провести генетические исследования новоземельского северного оленя с целью определения статуса этого подвида для Красной книги России и МСОП, так как действительное положение с аборигенным северным оленем на Новой Земли остается неизвестным. Не исключено даже, что он полностью вымер, или растворился в стадах одичавших животных и уже по этой причине исчез с лика земли. Одичавшие олени не имеют прямого отношения к аборигенному подвиду, на них не распространяется статус особо охраняемых животных и по отношению к ним должны быть разработаны меры рационального промыслового использования.

Из «краснокнижных» видов здесь обитает (или обитал) не только дикий северный олень. Новая Земля – один из «родильных домов» белых медведей. Благотворность национальных и международных мер по его охране проявилась и на Новой Земле; на современном положении белого медведя не могла не сказаться и безлюдность большей части островов. Медведи становятся обычными не только на Северном, но и на Южном острове, все чаще они заходят в поселки и все чаще здесь возникают конфликтные отношения с людьми. Все это вновь свидетельствует о необходимости совершенствования современной стратегии управления видом.

К той же категории особо охраняемых видов, фигурирующих в Красных книгах России и МСОП, относится и обитающий в здешних прибрежных водах атлантический морж. Некогда он был здесь многочислен и долгие годы служил для русских поморов важнейшим, а то и единственным, объектом промысла. К середине текущего столетия численность его, как и белого медведя, сократилась до предела. Изредка, далеко не каждый год, одиночных моржей видели у побережий Южного острова, чаще они встречались на самом севере Новой Земли, здесь же едва теплились и последние две-три их небольшие береговые залежки. Пока рано говорить о том, что будущее местной популяции моржей больше не вызывает тревоги, однако обнадеживают ставшие более или менее обычными появления одиночек и небольших групп зверей там, где их уже давно не видели – на юго-западе и юго-востоке Южного острова, и даже попытки основать береговое лежбище в Маточкином шаре, вблизи бывшего становища Лагерное (в 1992 г. здесь держалась группа, насчитывавшая 2 – 3 десятка моржей).

К редким «краснокнижным» видам фауны России до сих пор относятся обитающие на Новой Земли тундровый лебедь и белощекая казарка. Судя по опросным сведениям, численность гнездящихся или прилетающих только на линьку лебедей в местах их наибольшей концентрации (на Гусиной и Паньковой Землях Южного острова, а также на острове Междушарском) в последние годы стабильна. Белощекие казарки стали обычны не только на всем западе Южного острова (не менее 2 – 3 десятков пар их гнездилось в губе Безымянной), но и на юге Северного Острова (гнездятся, в частности в губе Крестовой).

Наверное, не было и нет на нашей планете животного столь ценного с хозяйственной точки зрения, как гренландский кит. От одного гренландского кита (а вес его может достигать 150 т при длине тела свыше 20 м), удавалось получить более 200 бочек (30 т) жира. Столько дали бы 3 тыс. свиней или 6 тыс. баранов. Жир, кстати, пригодный не только для технических целей, но и пищевой, десятки тонн вполне съедобного мяса, высоко ценимый в прошлом китовый ус и многое другое. Баренцево море некогда изобиловало этими гигантами. Еще в 1905 г. в Баренцевом море было добыто 600 китов, но уже в 1912 г. – всего лишь 5. В 20-х годах гренландские киты в этой части Арктики считались уже полностью истребленными, и об их былом обитании напоминали только лежащие кое-где на новоземельских берегах замшелые гигантские кости. Однако в последние десятилетия появилась, хотя и слабая, надежда на возрождение этого вида. В 80-х годах небольшая группа китов была обнаружена экспедицией ВНИИприроды в водах Земли Франца-Иосифа, а позже стали поступать сведения о встречах этих животных в районе Новой Земли.

Новая Земля – ядерный полигон. И если положительное влияние многолетнего запуска на состояние здесь запасов ряда хозяйственно ценных, в том числе – особо охраняемых видов, несомненно, воздействие на местные природные комплексы ядерных взрывов изучено далеко не достаточно. Здесь мы не затрагиваем непростую и большую проблему: вообще допустимости ядерных испытаний на Новой Земле. Можно лишь отметить, что радиоактивные загрязнения в период работы экспедиции губе Безымянной (анализу были подвергнуты кайры, их отдельные органы, корма, а также горные породы, почвы и растительность в окрестностях птичьего базара) не превышали уровня фона. Концентрация опасных радионуклидов здесь была значительно ниже допустимой. Известно также, что уровень радиоактивных загрязнений на Новой Земле уже к началу 70-х годов приблизился к современному (Матущенко и др., 1990). Следовательно, не только прямое (в момент взрыва), но и последующее (воздействие радиоактивных осадков) влияние этого мощного фактора практически не проявляется на Новой Земле и в смежных районах уже более 20 лет. По сравнению с 1950 г. мы выявили лишь некоторое сокращение числа гнездящихся на птичьих базарах толстоклювых кайр. Однако и эта «недостача» вряд ли может быть отнесена на счет ядерных испытаний. Поскольку падение численности кайр в 80-е годы отмечалось и на некоторых других участках побережья Баренцева моря (в частности, на севере Норвегии), здесь, скорее всего, играло роль ухудшение кормовой емкости угодий для птиц, особенно на их зимовках.

Выше уже говорилось, что Новая Земля была едва ли не основным промысловым районом Советской Арктики. До середины 50-х годов здесь располагались 10 промысловых становищ (поселков) и более 50 промысловых участков с жилыми домами. Промысловое население Новой Земли, вместе с семьями, достигало 400 человек. Основным объектом местного промысла был песец (в отдельные годы добывалось по 5-6 тыс. песцов). Важную роль в местных промыслах играла добыча морского зверя – нерпы, морского зайца, гренландского тюленя, белухи, а в более далеком прошлом – и моржа. Также в прошлом важную роль в промыслах играла на этих островах добыча дикого северного оленя. До середины 50-х годов Новая Земля оставалась основным в СССР районом заготовок гагачьего пуха (годовой сбор его достигал 3 т). Здесь был развит промысел гольца – родственного семге представителя лососевых рыб, и трески, долгое время практиковались сбор яиц и заготовка самих гусей на птичьих базарах. Славилась Новая Земля обилием гусей, и не случайно обширный полуостров здесь носит название Гусиной Земли.

Ресурсы животного мира Новой Земли можно и нужно использовать. В какой-то мере они используются и сейчас. Причем речь идет не только о добыче северных оленей и рыб для местных нужд. Относительно немногих песцов добывают теперь между делом работники полярных станций и другие охотники-любители и на Новой Земле. Однако, по-видимому, основная добыча этих зверей идет во время их осенне-зимних миграций, на Вайгаче и в материковых тундрах. В успехе размножения гусей на Новой Земле далеко не платонически заинтересованы охотники на больших пространствах России и Западной Европы. Новая Земля оказывается в этих случаях резерватом, обогащающим охотничье угодья, лежащие за ее пределами. Однако это еще не решение проблемы. На Новой Земле необходимо вести рациональное охотничье хозяйство, в том числе и на гагачьих гнездовьях, с осуществлением необходимого комплекса биотехнических мероприятий. Вопрос о том, кто и как должен вести такое хозяйство, пока остается открытым.

Повышенная неустойчивость и ранимость природных комплексов Арктики под воздействием современной деятельности человека, концентрация здесь видов и популяций редких и исчезающих животных и растений, высокая эффективность арктических заповедников как формы стабилизации местных экосистем, обусловливают актуальность организации в данном районе сети особо охраняемых территорий и акваторий. Сказанное в полной мере относится к Новой Земле, где еще в конце 40-х годов недолго просуществовавший заповедник показал свою достаточно высокую эффективность.

Положительная роль этого заповедника и в изучении и охране местных экосистем, необходимость его восстановления, многократно отмечались в печати. С приданием Новой Земле особого статуса - основанием здесь Северного полигона, целесообразность воссоздания здесь заповедника не только не отпала, но и возросла. На его базе наиболее перспективно восстановление систематических мониторинговых (экологических) наблюдений как весомого дополнения к уже осуществляемым медико-радиологическим исследованиям, актуальность которых далеко выходит за рамки интересов полигона.

Окончательное решение вопроса о территории Новоземельского заповедника, его режиме, программе исследований требует еще дополнительных изысканий. Можно лишь отметить, что в него, в первую очередь, должны войти губы Грибовая и Безымянная (бывший филиал заповедника «Семь островов»). По всей вероятности, в него следует включить также участок восточного побережья Северного острова как места возможного обитания аборигенного северного оленя и воспроизводства белых медведей. В организационном решении, как нам представляется, наиболее целесообразно подчинение заповедника, в административном плане, Управлению ВМФ МО России, а в научном отношении - Минэкологии России.

Оглавление   Ударный метаморфизм   Архитектоника Земли   Е.В. Дмитриев   Б. И. Каторгин  

Знаете ли Вы, что, когда некоторые исследователи, пытающиеся примирить релятивизм и эфирную физику, говорят, например, о том, что космос состоит на 70% из "физического вакуума", а на 30% - из вещества и поля, то они впадают в фундаментальное логическое противоречие. Это противоречие заключается в следующем.

Вещество и поле не есть что-то отдельное от эфира, также как и человеческое тело не есть что-то отдельное от атомов и молекул его составляющих. Оно и есть эти атомы и молекулы, собранные в определенном порядке. Также и вещество не есть что-то отдельное от элементарных частиц, а оно состоит из них как базовой материи. Также и элементарные частицы состоят из частиц эфира как базовой материи нижнего уровня. Таким образом, всё, что есть во вселенной - это есть эфир. Эфира 100%. Из него состоят элементарные частицы, а из них всё остальное. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution