Оглавление   Ударный метаморфизм   Архитектоника Земли   Е.В. Дмитриев   Б. И. Каторгин  

Книга 1. Ядерные испытания в Арктике

Том II. Арктический ядерный полигон

Посвящается 50-летию создания испытательного полигона на Новой Земле.
под общей редакцией научного руководителя РФЯЦ ВНИИЭФ академика РАН В.Н. Михайлова
Институт стратегической стабильности Федеральное агентство по атомной энергии (Росатом).
Федеральное управление медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации

© Институт стратегической стабильности, 2004 г.
Запрещается любым способом воспроизводить, передавать, распространять или использовать в коммерческих целях настоящую публикацию.

ЧАСТЬ 2. ВОСПОМИНАНИЯ НОВОЗЕМЕЛЬЦЕВ

АДУШКИН В.В., АХАПКИН В.П., БАРКОВСКИЙ Е.Н., ГАЛСТЯН И.А., ГАРНОВ В.В., ГОЛЛЕР Е.Э., ГОРНОВ В.В., ГОРБЕНКО Б.З., ГУСЬКОВА А.К., ЗОЛОТУХИН Г.Е., КАТРАНОВ Ю.С., КАТРАНОВА Г.И., КАУРОВ Г.А., КИСЕЛЕВ В.М., КОВАЛЮКОВ А.К., КУДРЯВЦЕВ Г.Г., ЛОМОВЦЕВ Е.М., ЛЕПСКИЙ В.И., МИХАЙЛОВ В.Н., МАТУЩЕНКО А.М., МОРОЗОВ Ю.М., НАДЕЖИНА Н.М., ОВСЯННИКОВ Г.А., ПАСЕЦКИЙ В.М., РАЗОРЕНОВ А.А., СЕРГЕЕВ Н.Д., СМИРНОВ Ю.Н., ТИМОФЕЕВ В.А., ТРУТНЕВ Ю.А., УСПЕНСКИЙ С.М., ХАХИН Г.В., ХРИСТОФОРОВ Б.Д., ЦАУБУЛИН В.А., ЦЫКАНОВСКИЙ В.И., ЧУМАЧЕНКО Г.С., ШИТИКОВ Е.А

ИНЖЕНЕРНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

капитан I ранга А.К. Ковалюков

Выбор архипелага Новая Земля в качестве места размещения полигона для проведения испытаний ядерного оружия был, безусловно, правильным. Отдаленность от континентальной части, отсутствие населения и земель сельскохозяйственного назначения. Однако особенности географического положения Новой Земли и суровые экстремальные климатические условия постоянно требовали от гарнизона высочайшего напряжения и больших усилий при выполнении повседневных работ.

В период становления полигона появились и первые инженерные подразделения, проводившие ремонтно-восстановительные работы. Эксплуатационно-технический батальон – подразделение, занимавшееся на полигоне вопросами жизнеобеспечения: тепло- и водоснабжением, ремонтом трасс и оборудования. Штатное расписание батальона, исходя из применяемой техники (угольные котлы, печи и т.д.), имело такие «экзотические» военно-учетные специальности как стекольщики, пильщики и рубщики дров, кочегары угольных котлов и т.д.

Все службы и подразделения полигона концентрировались в трех основных поселках:

- п. Белушья Губа – это был центр, где находился штаб, жилые дома, центральные склады, школа, детский сад и больница;

- п. Рогачево – аэропорт, жилые дома, школа;

- п. Северный – непосредственно испытательная зона, где проводились мощные воздушные, а в дальнейшем серии подземных ядерных испытаний.

С увеличением задач и объемов работ, выполняемых на полигоне, реконструировалась и усложнялась сама служба инженерно-технического обеспечения, которой руководил отдел Главного инженера полигона.

В состав отдела входили эксплуатационно-технический батальон, электросеть, квартирно-эксплуатационная служба (КЭС). В п. Рогачево вопросами КЭС, обеспечением теплом, водоснабжением занимались специалисты авиационно-технической базы, в п. Северный - специалисты технической службы во главе с заместителем командира в/ч 90214 по технической части, на отдельных объектах Северного Флота и войсковых частей других видов войск – специалисты соответствующего профиля.

По всем специальным вопросам они замыкались на отдел Главного инженера, который централизованно занимался вопросами материально-технического обеспечения, капитального ремонта, контролировал эксплуатацию объектов жизнедеятельности, руководил и принимал меры по ликвидации аварийных ситуаций. Кроме этого отдел отвечал за сохранность и ремонт причального фронта (оборудованного в основном плавучими причалами), за инженерное обеспечение проведения испытаний.

Впоследствии для обеспечения проведения испытаний был сформирован дорожно-строительный батальон, в состав которого вошли дорожно-эксплуатационная рота, дорожно-строительная рота, взвод энергообеспечения, понтонный взвод с понтонным парком и с мостоукладчиками. К сожалению, ему не пришлось принять участие в испытаниях. Но батальон хорошо зарекомендовал себя при поддержании дорог в эксплуатационном состоянии, при ремонте причалов и обеспечении деятельности эксплуатационных подразделений, при ликвидации аварийных ситуаций и проведении ремонтных работ, при обеспечении механизмами и транспортом погрузочно-разгрузочных работ.

Тяжелые климатические условия Новой Земли, когда одну половину года солнце не заходит, а вторую половину года – не всходит, низкие отрицательные температуры наружного воздуха - не только зимой, но и летом, сильные ветры, переходящие в ураганы, а зимой в бураны и вьюги с нулевой видимостью. Все это накладывало арктический отпечаток на деятельность инженерных подразделений.

По пурге, в мороз, при температуре менее 30 ° С, полярной ночью эти подразделения обеспечивали жизнедеятельность гарнизона. Коротким летом, когда основная часть гражданского населения и детей находилась в отпусках на материке, начинались интенсивные работы по подготовке к зиме. В них участвовал весь личный состав подразделений полигона, но основная тяжесть ложилась на инженерные службы. Десятками километров менялись магистральные трубопроводы и внутренняя разводка в зданиях, сотнями – отопительные радиаторы. Проводились плановые ремонты котлов (3-4 котла в год) с заменой труб, менялось большое количество оборудования с истекшим сроком эксплуатации, включая дизель-генераторы на дизель-электрических станциях, ремонтировались дороги, здания, причалы. Сотнями тонн поступали грузы: техника, стройматериалы, трубы, расходные материалы для котельных и дизельных станций, уголь, дизельное и котельное топливо. Все это надо было разгрузить с кораблей и самолетов, учесть и складировать. Много времени и сил занимала подготовка емкостей к приему топлива и ГСМ. Личный состав и техника работали круглосуточно, не снижая темпов, выполняя параллельно восстановительные и подготовительные работы. В тоже время из частей отдела Главного инженера формировалось инженерное подразделение для обеспечения проведения испытаний, которое перебрасывалось вместе с техникой в п. Северный на многие месяцы. С учетом большой ответственности, которая возлагалась на личный состав этого формирования, в него направлялись лучшие специалисты, оснащение проводилось в основном новой техникой, которую тоже надо было подготовить к испытаниям, обеспечив необходимыми запчастями и материалами.

Все понимали, что отсутствие этих специалистов ложится дополнительной нагрузкой на остающийся личный состав – приходилось нести за них вахты у действующих механизмов, брать на себя дополнительный объем ремонтных работ. Особенно это касалось личного состава электросети. Но обеспечение ядерных испытаний было главной государственной задачей полигона – и она должна была быть выполнена.

Выше я уже писал об эксплуатации в тяжелых климатических условиях Новой Земли. Хочу остановиться на этом подробнее. На полигоне была принята оценка тяжелых погодных условий по вариантам в зависимости от силы ветра и температуры:

I вариант – самый тяжелый, объявлялись нерабочие дни с одновременным усилением дежурной службы и боевых постов;

II вариант - более слабый, по оценке тяжести средний, от работы освобождались служащие женщины;

III вариант - самый легкий, отменялись только занятия в школах и работа детских садов, дети находились дома.

Проводимые мероприятия по этим вариантам как бы соответствовали мероприятиям при объявлении различных степеней боевой готовности на флоте. При объявлении вариантов при оперативном дежурном полигона развертывался пост живучести из офицеров службы Главного инженера и инженеров НИЧ. Это было самое трудное время для инженерных подразделений. Основная доля аварийных ситуаций приходилась именно на время объявления одного из вариантов, поэтому при их объявлении вся служба Главного инженера и весь офицерский и мичманский состав, за исключением гражданского персонала, находился на своих местах.

А варианты могли длиться неделями.

Мало было обнаружить места утечки теплоносителя, замерзания водопровода или короткого замыкания кабеля. Особенно тяжело это под многометровым слоем снега, в тех местах, где нельзя применить дорожную или иную технику. Приходилось вручную лопатами рыть в снегу ямы, которые мгновенно засыпались снегом ветром ураганной силы. Кроме этого необходимо было подтащить к месту аварии технику – сварочные агрегаты, ремонтные машины электросети. Времени на устранение аварий отводилось очень мало – вода в трубах застывала через 2-3 часа после выключения насосов. Не спасала никакая изоляция. А искать место, пробиваться к нему приходилось иногда по несколько часов. Двигатели автомашин, бульдозеров, грейдеров работали сутками непрерывно. Топливо приходилось подвозить и заливать канистрами. Бойцы инженерных подразделений вступали в бой, наверное, с самым сильным противником – со стихией. Я с гордостью называю их бойцами, потому что для них это был настоящий бой. В 90% случаев они выходили из него победителями. Но, как и на войне, бойцы несли потери – обмораживались, простужались, заболевали, получали травмы. В некоторых случаях это заканчивалось гибелью.

Полигон был сильно насыщен энергетикой. Более трехсот километров кабельных сетей от 10 кв и ниже. Десятки трансформаторных подстанций. Дизельные станции, теплоцентрали, угольные котельные. Более сотни километров трубопроводов, около 300 зданий и сооружений. Более 5-ти сотен различной техники – от сварочных агрегатов до самых мощных бульдозеров, экскаваторов, передвижных дизель-электрических станций – все это работало в неимоверно тяжелых условиях. Техника не выдерживала экстремальных погодных условий. От мороза разрывались гидросистемы, из-за перегрузок и низкого качества ГСМ выходили из строя двигатели. Но люди выдерживали. Надо заметить, что благодаря повышенному вниманию к нуждам инженерного обеспечения на полигоне со стороны 6 управления ВМФ и Минатома (Минсредмаша), полигон не испытывал дефицита в технике, материалах и запасных частях. Однако часто оборудование приходилось модернизировать, приспосабливать к арктическим условиям, т.к. специальной техники для работы в условиях Крайнего Севера не выпускалось.

Полигон был хорошей испытательной базой для различных видов инженерной техники. К сожалению, выявленные в ней недостатки приходилось устранять эксплуатирующему персоналу. Но была техника, которая показала себя с самой лучшей стороны.

Много мучений доставляли дизель-генераторы завода «Звезда» - малый моторесурс, низкая ремонтопригодность. Плохо показали себя бульдозеры Чебоксарского завода промышленных тракторов, средние грейдеры – Д3-121, самосвалы «Белаз» и еще ряд машин и механизмов.

Прекрасно зарекомендовали себя тяжелые грейдеры Д3-93, шнекороторы на базе дизельных «Уралов», передвижные дизельные электростанции ПЭС-200, ПЭС-100, самосвалы «КамаЗ», «КРАЗ», бульдозеры ДЭТ-250, автомобили УАЗ, ГАЗ, Урал и другая техника.

Многое приходилось усовершенствовать своими силами. Например, ставили сварочные агрегаты на ГТС, применяли передвижные паровые котлы ППК для размораживания трубопроводов. Это все диктовалось жизнью и приветствовалось командованием, т.к. значительно облегчало труд личного состава.

 

Полигон имел две основные задачи. I задача - выжить и устоять перед стихией. II задача- обеспечить выполнение программы ядерных испытаний. Инженерно-технические службы полигона успешно справлялись с выполнением этих задач.

С образованием СНГ наступили тяжелые времена для инженерной службы, т.к. 80% личного состава были призваны из национальных республик Советского Союза. Все они вернулись домой в 1992-1993 годах.

В подразделениях осталось от 10-15% личного состава, не хватало офицеров. Увеличилась аварийность. Практически не поступали специалисты из учебных отрядов. Приходилось, вопреки руководящим документам допускать к работам людей, не имеющих специальной подготовки. Это были котельные машинисты, электрики-высоковольтники, крановщики. Острая нужда была в самой дефицитной профессии - сварщиках. Но, не смотря на эти трудности, поставленные задачи выполнялись.

Об инженерных подразделениях полигона написано мало. Хотя это были важнейшие подразделения полигона – они обеспечивали его жизнедеятельность. Сюда я отношу кроме службы Главного инженера полигона и личный состав авиатехбазы, Военных строителей и приданных частей Северного флота.

Все они внесли свой вклад в создание «ядерного щита» страны. Многие оставили свое «здоровье» на полигоне: нервные стрессы, обморожения, травмы. Некоторые очень рано ушли из жизни. Я сознательно не называл фамилий, чтобы не обидеть кого-нибудь из тех, кто достойно выполнял свой долг. Они стоят перед глазами, но имена многих я не могу вспомнить. А их была не одна тысяча – стойких бойцов, мужественно и смело выполнявших свой труд, имя которому – подвиг! Они с гордостью могут сказать, что служили на одном из самых трудных и опасных участков в инженерных подразделениях Ново-Земельского ядерного полигона.

Хотелось бы рассказать о нескольких эпизодах, характеризующих отдельные стороны жизни и работы полигона.

Самым опасным явлением при эксплуатации инженерных и коммунальных объектов в зимнее время (особенно при вариантах) были пожары. Возникали они по разным причинам: короткое замыкание электропроводки, неосторожное обращение с открытым огнем, технические неисправности. Чем они были страшны?

На полигоне имелись своя противопожарная служба, на вооружении которой стояли пожарные машины. На климат Новой Земли они явно не рассчитаны, хотя это были современные машины, успешно работающие на континентальной части.

Когда создавался полигон, первые его постройки были деревянными. Их постепенно заменяли на капитальные из кирпича. Зимой влага вымерзала, дерево за много лет эксплуатации высыхало и горело как порох. Усугублялось это сильным ветром, который раздувал огонь моментально. Как известно, «ветер лучший друг огня».

Когда загорелось деревянное здание водонасосной станции I подъема во время I варианта, площадь возгорания была всего около 1,5-2м 2 . Оперативно подъехали две пожарные машины, расчеты их оперативно проложили шланги и все думали, что пожар будет ликвидирован через 1-2 минуты. Но Арктика сказала свое веское слово – ни одна машина не смогла выдать ни капли воды. Вернее они выдали, но вода мгновенно превращалась в лед, и шланги замерзали. Огнетушители на таком ветре оказались полностью бесполезными. Личный состав пожарной части и водоподъема чуть не плакал от бессилия и беспомощности. Ничего сделать было нельзя.

Самым эффективным средством тушения оказался шнекоротор. Подходил к месту пожара, направлял улитку на место возгорания и включал шнек. Снега везде было достаточно, а если не хватало – бульдозер подгребал еще. Так спасли очень дорогую технику, стоявшую в гараже загоревшейся радиорелейной станции.

Очень много приходилось решать задач, мягко говоря, не свойственных инженерной службе. Часто выручала русская смекалка.

Из Мурманска в Белушью Губу был направлен большой десантный корабль с аппаратурными комплексами и техникой для НИЧ. Пока решался вопрос с кораблем в больших штабах море начало замерзать и в районе высадки образовался большой припой льда. Когда корабль подошел – он вынужден был остановиться, так как дальше идти не мог, а ворота открыть тем более. Стал вопрос о его отправке обратно. Предложения были взорвать лед, но это задачу не решало. Нужна была чистая вода. Тогда проблему взялась решить инженерная служба: ее бульдозер ДЭТ–250 пошел в море. Разбил и разбросал лед. Второй бульдозер его страховал. Разбив лед, бульдозер пошел к берегу, а за ним шел корабль. Потрясающие команды неслись с ГКП на бак корабля (носовая часть) – докладывать о расстоянии до бульдозера: «Внимательно смотреть, чтобы не столкнулись с бульдозером». Корабль спокойно пришвартовался и выгрузил технику. Сойдя на берег, ошеломленный увиденным командир корабля, стал говорить главному инженеру и начальнику штаба, что в Североморске ему никто не поверит. Наверное, это был первый корабль, который провел бульдозер.

В сентябре 1989 г. в разгар завоза зимних запасов в бухте у поселка Рогачево во время шторма утонула кормовая секция плавучего причала. Под угрозой срыва оказался завоз топлива и других материалов для поселка Рогачево. Пребывшие специалисты аварийно спасательной службы СФ сказали, что сделать ничего нельзя. Тогда за решение этого вопроса взялась инженерная служба. Была сформирована команда из личного состава ЭТБ, авиатехбазы и привлечен передвижной строительный компрессор от военных строителей. В оставшуюся на плаву часть секции вварили штуцер для подачи воздуха. Учитывая, что причал старый, воздух подали под давлением 4 кг/см 2 и причал начал всплывать. Остаток воды откачали переносной помпой, отверстия через которые поступала вода, заварили. Причал стал готов к приемке кораблей.

Кроме этого можно привести много примеров «не специфичной деятельности» инженерной службы. Спасение БМТ «Яуза», когда она, стоя зимой под разгрузкой в Белушьей Губе, оказалась в трудном положении: вышли из строя дизель-генераторы, корабль не отапливался, гребной вал получил осевое смещение в подшипниках. Начальник полигона – вице-адмирал Горев В.А. поручил отделу Главного инженера спасение корабля.

На корабль установили передвижной котел и дали пар на отопление, специалисты электросети с рабочими Харьковского завода отремонтировали два дизель-генератора. Закрепив хорошо носовую часть и дав два рывка назад, поставили гребной вал на место. Корабль ушел своим ходом в Мурманск.

 

Главные инженеры полигона с 1961 г. по 1998 г.

1961 – 1963 Капитан I ранга РЫБИН

1963 – 1969 Капитан I ранга ПОСТОНЕН

1969 – 1971 Капитан I ранга БОСОВ П.И.

1971 – 1975 Капитан I ранга ТЮТЮННИК Н.Е.

1975 – 1983 Капитан I ранга КРУПЕНИН Б.А.

1983 – 1989 Капитан I ранга КОСТРУБ В.К.

1989 – 1994 Капитан I ранга КОВАЛЮКОВ А.К.

1994 – 1998 Полковник ЗАВАРИХИН В.Н.

Оглавление   Ударный метаморфизм   Архитектоника Земли   Е.В. Дмитриев   Б. И. Каторгин  

Знаете ли Вы, что, как и всякая идолопоклонническая религия, релятивизм представляет собой инструмент идеологического подчинения одних людей другим с помощью абсолютно бессовестной манипуляции их психикой для достижения интересов определенных групп людей, стоящих у руля этой воровской машины? Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution