Аристарх Аполлонович

БЕЛОПОЛЬСКИИ

(1854-1934)

А. А. Белопольский

 

В журнале "Огонёк" А. А. Белопольский в 1927 г. в автобиографическом очерке описал свою жизнь *). Ниже приводится часть этого очерка в пересказе С. Н. Блажко **).

"Я родился в Москве 1 [13] июля 1854 года. Воспитание получил у родителей. Отец происхождения сербского. Один из предков по фамилии Нестерович переселился из города Белополье в Россию. Отец по неимению средств университета не окончил и поступил на службу во 2-ю гимназию надзирателем за приходящими учениками. Мать получила уроки музыки в Елизаветинском институте ***).

Одиннадцати лет я поступил в гимназию. До 6-го класса учился хорошо, хотя на приготовление уроков не тратил много времени. Но на выпускном экзамене провалился и должен был остаться в нововведённом тогда 8-м классе. По окончании гимназии поступил в Московский университет на физико-математический факультет (1873-1877 гг.). Как в гимназии, так и в университете я учился бесплатно (кроме года поступления, за который пришлось внести добытые уроками деньги). В гимназии со второго года пребывания начал давать уроки, репетируя с малоуспевающими учениками. Нередко случалось, что родители или опекуны ухитрялись оставлять уроки неоплаченными. В этих случаях иногда в дело вмешивалась мать.

Весьма удачно в вакационное время после 1-го курса в университете я попал на кондицию к известному в Москве меценату Савве Ивановичу Мамонтову. В имении Абрамцево я провёл в среде художников и музыкантов целое лето. Там познакомился с Репиным, Васнецовым, Невревым и др. И. Е. Репин был, между прочим, одним из адептов моего отца в смысле гигиенического образа жизни, т. е. тоже спал при открытых окнах зиму и лето.


*) А. А. Белопольский, журнал "Огонёк" № 43/239 от 23 октября 1927 г.

**) С. Н. Блажко, Труды ГАИШ 17, 50, 1941. ***) У А. А. Белопольского было два брата: Олимп и Александр (прим, ред.).

В вакационное время между 2-м и 3-м курсом я, следуя своему влечению к практической механике, выпросил разрешение работать в мастерской по ремонту локомотивов при Ярославской железной дороге. Проработал я месяца два или три. По окончании курса в университете (я слушал Бредихина, Давидова, Бугаева, Слудского, Столетова, Орлова) директор астрономической обсерватории Ф. А. Бредихин предложил мне на лето заняться систематически фотографией солнечной поверхности при помощи фотогелиографа. Я охотно принял это предложение, имея некоторый опыт в фотографии. Таким образом случайно я сделался астрономом. Осенью я был представлен к оставлению при университете для подготовки к профессорскому званию по кафедре астрономии со стипендией. В 1879 г. получил место сверхштатного ассистента при астрономической обсерватории.

При вступлении в жизнь судьба вновь поставила меня в соприкосновение с исключительно выдающейся средой. Во главе обсерватории стоял Ф. А. Бредихин, высокоталантливый профессор и замечательный учёный, Наши еженедельные собрания по воскресеньям (1877-1881 гг.) у Бредихиных оставили неизгладимое воспоминание и оказали сильное влияние на моё научное развитие. Собственно, тут начался для меня настоящий университет. Мои занятия в обсерватории посвящены были систематическим исследованиям процессов на солнечной поверхности (пятна, протуберанцы) и астрометрии (меридианный круг). По этим вопросам в "Анналах" Московской обсерватории напечатано 15 работ и 13 в иностранных журналах. В 1886 г. я защитил диссертацию на степень магистра астрономии ("Пятна на Солнце и их движение"), В 1888 г, был зачислен адъюнктом астрономии при Государственной астрономической обсерватории в Пулкове (директор О. Струве)".

В этом кратком биографическом очерке описана жизнь и научная деятельность Аристарха Аполлоновича до перехода в 1888 г. в Пулковскую обсерваторию.

Весь московский период жизни и научной работы Аристарха Аполлоновича протекал под руководством одного из основоположников отечественной и мировой астрофизики Ф. А. Бредихина.

А. А. Белопольский - студент, Москва, 1876 г.

А. А. Белопольский - студент (Москва, 1876 г.).

Белопольский, Москва, 1886 г.


А. А. Белопольский (Москва, 1886 г.).

Работая в Московской обсерватории, Аристарх Аполлонович наблюдал за положениями избранной группы звёзд с помощью меридианного круга. На этом же инструменте он производил наблюдения больших (Марс, Уран) и малых (Виктория, Сафо) планет, а также комет (1881 Ь, 1881 с). Там же после окончания университета, с 1877 г. по 1888 г., он производил систематическое фотографирование Солнца. Инструментом служил четырёхдюймовый фотогелиограф Дальмейера. В этой работе большую помощь А. А. Белопольскому оказал В. К. Цераский, бывший в то время ассистентом Московской обсерватории. Наблюдения на фотогелиографе помогли приобрести опыт в фотографировании, а полученный материал послужил Белопольскому основой для магистерской диссертации "Пятна на Солнце и их движение", которую он защитил в 1886 г.

К этому времени наблюдениями за пятнами было установлено уменьшение угловой скорости вращения Солнца от экватора к полюсам и при переходе из глубоких слоев во внешние.

Для выяснения физической причины своеобразного характера вращения Солнца А. А. Белопольский провёл сложный лабораторный эксперимент. Этот эксперимент состоял в том, что наблюдался момент прохождения через "меридианы" частиц стеарина, взвешенных во вращающейся жидкости, наполнявшей стеклянный шар. Идея этого эксперимента была навеяна исследованиями Н. Е. Жуковского. Полученный результат оказался совпадающим с тем, что было выведено Шперером из наблюдений за движением солнечных пятен: угловая скорость вращения поверхностного слоя для жидкости в шаре была представлена формулой, до некоторой степени напоминающей формулу угловой скорости вращения Солнца:

 угловая скорость вращения поверхностного слоя

где ф- гелиографическая широта, а и Ъ - постоянные. Эта работа, опубликованная в "Анналах" Московской

обсерватории в 1888 г., была доложена в 1890 г. на съезде русских естествоиспытателей и врачей.

В 1884 г. с помощью гелиографа А. А. Белопольский фотографировал лунное затмение. Обработка фотографий позволила ему определить радиус земной тени.

Уже в 1883 г. Аристарх Аполлонович в Московской обсерватории сделал первые в России опыты по прямому фотографированию звёзд. Со скромным объективом диаметром 46 мм (относительное отверстие 1:4) он за два с половиной часа получил на пластинке изображения звёзд до 8Ш,5. Для малочувствительных бромистых пластинок того времени и небольшого отверстия объектива это было, повидимому, пределом.

Чтобы отобрать объектив, наиболее подходящий для астрофотографических работ, А. А. Белопольский в 1884 г. исследовал целую серию фотографических объективов. Отобранные четыре объектива он вместе с объективом фотогелиографа использовал во время полного солнечного затмения 1887 г. в г. Юрьевце (б. Костромской губ.). Хотя погода не вполне благоприятствовала наблюдениям, Аристарх Аполлонович получил хорошие фотографии внутренней короны. Оригинальным в его установке было то, что четыре объектива, имеющих разные отверстия и фокусные расстояния, были заключены в общую камеру, так что четыре фотографии короны получились на одной и той же пластинке. Результаты этих наблюдений были опубликованы в "Анналах" Московской обсерватории.

А. А. Белопольский вместе с Ф. А. Бредихиным производил в Московской обсерватории также и визуальные наблюдения спектров протуберанцев с помощью проту-беранц-спектроскопа, монтированного на 9-дюймовый рефрактор (в 1881 г.). Эти наблюдения носили, повидимому, учебный характер.

Мы видим, что московский период научной деятельности Аристарха Аполлоновича был весьма разнообразным. До 1881 г. особенно интересными были воскресные собрания у Бредихиных, где бывали лучшие представители московских учёных (математики, физики, астрономы и т. д.). Позднее не менее интересными были и встречи

 

у Цераских, где круг собиравшихся был ещё более разнообразен (математики, историки, философы, музыканты и художники). Многие учёные и в их числе астрономы, посещавшие эти частные собрания, были одновременно активными участниками различных научных обществ. Так, Ф. А. Бредихин был связан с Обществом испытателей природы, а впоследствии был его президентом (в 1864 г.), он же был одним из основателей Московского математического общества. В. К. Цераский часто делал доклады в Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии. Там же выступал и А. А. Белопольский, состоявший членом Общества исследователей природы, Общества любителей естествознания и Математического общества (в Москве).

К 1888 г., в конце московского периода жизни и деятельности, А. А. Белопольский был уже известным учёным и имел большие навыки в области научной фотографии и её применения к решению задач астрофизики. Помимо этого, ещё будучи студентом и работая в каникулярное время механиком в железнодорожных мастерских, а позднее и в мастерских обсерватории, Белопольский приобрёл большие знания и опыт в конструировании и изготовлении различных инструментов.

Кроме активной научной и производственной работы А. А. Белопольский занимался также и преподаванием. Он читал в Московском университете лекции по теории астрономических инструментов (1887 г.), а на Высших московских женских курсах при 3-й гимназии - сферическую и теоретическую астрономию (1885 г.).

Всё это привело к тому, что ко времени перехода в Пулковскую обсерваторию А. А. Белопольский был вполне самостоятельным учёным, подготовленным к постановке и практическому решению новых научных проблем. Переход А. А. Белопольского в Пулковскую обсерваторию на должность адъюнкт-астронома состоялся в 1888 г. Первоначально по обсерваторской традиции Аристарху Аполлоновичу были поручены меридианные наблюдения на большом пассажном инструменте и их обработка. Помимо этого он обрабатывал старые наблюдения А. Ф. Вагнера,

сделанные на том же инструменте. Из этих абсолютных наблюдений Белопольский вывел надёжные параллаксы ряда ярких звёзд (опубликовано в 1889 г.). Таким образом, первые годы работы в Пулкове Аристарх Апол-лонович занимался астрометрией и за короткий срок сделал важные исследования.

Только через два года А. А. Белопольский смог заняться своей любимой наукой - астрофизикой. В 1891 г. он был назначен на должность астрофизика, которую с 1882 по 1889 г. занимал Б. Гассельберг, а после ухода последнего она оставалась вакантной. Астрофизические исследования начались в Пулкове ещё в 1868-1875 гг., но лишь после того, как астрофизикой стал заниматься А. А. Белопольский, имевший в своём распоряжении большие инструменты, исследования по астрофизике были включены в число главных задач обсерватории.

В этот период в Пулковской обсерватории произошла важнейшая реорганизация. Новый директор Ф. А. Бредихин, сменивший О. Струве, открыл двери обсерватории для талантливых молодых воспитанников русских университетов, которые раньше или совсем не допускались к научной работе или им поручали чисто техническую и вычислительную работу. Впервые со времени основания обсерватории её ежегодные отчёты стали выходить на русском языке.

В последнее десятилетие XIX в. работы по астрофизике сосредоточились в основном в Пулковской обсерватории, так как университетские обсерватории, оборудованные скромными инструментами, уже не могли с ней конкурировать. Руководил этими работами А. А. Бело- . польский.

Приступив к работе, Белопольский прежде всего восстановил запустевшую астрофизическую лабораторию, расположенную с 1886 г. в специальном двухэтажном здании и хорошо оборудованную (диффракционный спектрограф, двухпризменный спектрограф, установка с вогнутой решёткой, имеющей радиус кривизны 6,4 м, разнообразные источники спектров и т. д.). В 1891 г. Ари- ' старх Аполлонович получает заграничную командировку

для заказа у Репсольда (в Гамбурге) монтировки, а у братьев Анри (в Париже) объектива 13-дюймового "нормального астрографа". Этот инструмент был изготовлен и доставлен в Пулково в 1893 г. Его установку, испытание и первые снимки на нём сделал А. А. Бело-польский. С тех пор инструмент работал успешно до разрушения Пулковской обсерватории во время Великой Отечественной войны. В 1948 г. нормальный астрограф был восстановлен и вступил в строй.

Начиная работы по астрофизике, А. А. Белопольский приступил к визуальным наблюдениям за спектрами протуберанцев с помощью привезённого из Москвы проту-беранц-спектроскопа, монтированного на гелиометре. Он неоднократно наблюдал в мощных извержениях обращение линий, в частности линий металлов.

Параллельно с этой работой А. А. Белопольский заказал, а частью также изготовил собственными силами с помощью мастерской обсерватории новое астроспектроско-пическое оборудование. Тщательно исследовав эти инструменты, Аристарх Аполлонович последовательно монтирует их на всё более крупные телескопы, начиная с 19-сантиметрового гелиографа и кончая 76-сантиметровым рефрактором, используя их в качестве питающих систем. При этом все спектроскопы были фактически спектрографами, т. е. были рассчитаны на применение фотографии.

В девяностых годах XIX в. сухие фотопластинки окончательно вытеснили менее удобные и менее чувствительные фотопластинки, изготовлявшиеся мокро-коллоидным способом. Работая в эти годы в Пулкове, А. А. Бело-польский первым применил фотографию для детального изучения спектров различных небесных объектов и определения лучевых скоростей небесных тел. В этих исследованиях Аристарх Аполлонович использовал свой большой опыт по научной фотографии, накопленный им в московские годы работы. Совершенство спектроскопического оборудования, подготовленного А. А. Белопольским, и применение фотографии позволили ему достигнуть высокой точности определения лучевых скоростей. Параллельно аналогичные исследования производились в Потсдамской

обсерватории Фогелем и Шайнером, но существенно увеличить точность определения лучевых скоростей удалось только позднее, после изменения конструкций спектрографов и их подвесов к телескопам.

Помимо авторитета, который Аристарх Аполлонович завоевал в области определения лучевых скоростей, он был широко известен также своими работами по солнечной и лабораторной спектроскопии. Поэтому не случайно, что он был приглашён редактором в издаваемый с 1902 г. в Чикаго "Астрофизический журнал".

Исследования А. А. Белопольского весьма разнообразны; мы рассмотрим их по отдельным проблемам.

Дальше

Оставить комментарий

Знаете ли Вы, что релятивизм (СТО и ОТО) не является истинной наукой? - Истинная наука обязательно опирается на причинность и законы природы, данные нам в физических явлениях (фактах). В отличие от этого СТО и ОТО построены на аксиоматических постулатах, то есть принципиально недоказуемых догматах, в которые обязаны верить последователи этих учений. То есть релятивизм есть форма религии, культа, раздуваемого политической машиной мифического авторитета Эйнштейна и верных его последователей, возводимых в ранг святых от релятивистской физики. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Последнее обновление: вторник 21 октября 2014 г.
Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution БОРОВСКОЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ - Технологии XXI века