Uncle Sam - дядя Самуил genius Albert Einstein, Альберт Эйнштейн - гений всех времен

к оглавлению

ГЛАВА I. ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ НАУКОЁМКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ?

АВИАЦИЯ: "ВСЁ НИЖЕ И НИЖЕ..."

Так называется статья в ультрадемократической газете, которая вдруг проявила озабоченность состоянием дел в российском авиапроме. Это в советское время вся страна пела:

Всё выше и выше и выше,
Стремим мы полёт наших птиц….

В эпоху демократии Б.Ельцин лично участвовал в расчленении огромной государственной компании “Аэрофлот” на 440 частных компаний. Уничтожение государственной компании привело, к разгрому в высшей степени конкурентоспособного на мировом рынке советского самолётостроения на радость зарубежным конкурентам.

Советский “Аэрофлот” перевозил при низкой стоимости билетов 130 миллионов пассажиров в год, имел огромные доходы и мог заказывать 500 отечественных самолётов в год. Он обеспечивал работу десяткам тысяч квалифицированных инженеров, техников и рабочих. Власть следила за внедрением новых технологических разработок, за работой диспетчерских служб и строго контролировала безопасность полётов.

“Любой дурак понимает, что сотни крохотных авиакомпаний были созданы властью с целью уничтожения русского авиапрома”, – пишет А.Портнов (газета “Дуэль”, № 20, 2007 г.). Естественно, была и другая цель – это личная нажива, так как российский “Аэрофлот” попал в руки зятя Б.Ельцина, то есть в руки “Семьи”. Теперь зять закупает иностранные пассажирские самолёты, в России уже летает около двухсот старых “Боингов”, самолётов, отслуживших свой срок в Китае или в африканских странах. А.Портнов продолжает: “Россия практически прекратила выпуск пассажирских самолётов, вертолётов, тракторов, комбайнов и вообще сельскохозяйственной техники, а также металлорежущих станков, прядильных и ткацких станков, сложных автоматических линий, радио и фотоаппаратуры, компьютерной техники. Даже фотоплёнки и батарейки у нас – импортные. Кончатся энергоресурсы, прекратится импорт – что будет делать Россия, чем пахать землю и убирать хлеб, во что одеваться, чем питаться, где жить?..”

Вот, что говорил в 2004-м году В.Рытвин (член-корреспондент Академии инженерных наук): “Около 750 самолётов российских авиакомпаний, которые обеспечивают основной объём перевозок, к 2010 г. выработают свои ресурсы. На сегодняшний день парк гражданской авиации России составляет около 1,5 тыс. магистральных и региональных самолётов и является одним из самых устаревших среди развитых государств мира. Ежегодно обновление парка составляет всего около 0,3 процента от общей численности, что в 20 раз меньше по сравнению с мировой практикой. К 2015 году, как ожидается, более 80 процентов этих воздушных судов выработают назначенные ресурсы”.

Анализ состояния дел в авиационной промышленности, которая пока ещё может приносить доход государству, показывает, что российские чиновники в угоду интересам Запада практически уничтожают производство гражданских самолётов.

За период с 1991 по 2004 год

В итоге уже в 2004 году в “Аэрофлоте” из общего количества в 100 самолётов более четверти были импортными (Данные предоставлены авиаконструктором профессором Е.Г.Кошелевым).

Продолжает тему В. Смоленцев (газета “Завтра”, № 11, 2006): “Убыточными в 2005-м году оказались 30 предприятий авиационной промышленности и 16 НИИ отрасли. Среди убыточных – в основном заводы, проводящие окончательную сборку авиационной техники”

Если в 1992-м году авиапром произвёл 77 магистральных авиалайнеров (вдвое меньше, чем в СССР), то в 20005-году – 20. Во сколько раз меньше, чем в СССР? В семь раз!!!

В 2006-м году было произведено около десятка гражданских самолётов различного назначения, двадцать же лет назад в Советском Союзе делали 500 самолётов в год!

“Уже в будущем году 70 процентов авиаперевозок будут осуществляться на иностранных лайнерах. Так что летать в России не на чем и некому. А наше правительство уверяет, что мы – великая авиационная держава…” (газета “Твой ДЕНЬ, № 44, 2007).

Произошли и кадровые изменения: по словам президента Фонда развития инфраструктуры воздушного транспорта О.Смирнова, ежегодно с лётной работы уходят 400 пилотов, а подготавливается всего 200, вместо необходимых 500. Гражданской авиации не хватает специалистов. Выпускаемые лётчики имеют налёт 60 часов, хотя международные правила требуют налёта не ниже 150 часов.

Начавшись с прекращения производства серийных самолётов, кризис захватил заводы, опытные конструкторские бюро, которые лишились новых заказов. Научно-исследовательские институты (НИИ), питающиеся заказами от промышленности, находятся в кризисном состоянии. Кризис проник и в прикладную авиационную науку, имеющую ключевую роль при разработке новых самолётов – аэродинамику, разработку новых конструкционных материалов и новых более эффективных двигателей и пр. К настоящему времени численный состав НИИ так же, как и во всей авиации, сократился до 20-25% от первоначального.

За годы реформ мы потеряли много блестящих специалистов. Создавшаяся ситуация привела к утрате научно-технического потенциала страны, хотя Россия с самого начала истории авиации была одной из ведущих держав в области авиационной науки. В 2008-м году, после восьми лет “поднимания с колен” и притока триллионов “нефтедолларов”, было построено всего 8 лайнеров.

При полной нехватке собственных самолётов за величайшее российское достижение выдаётся факт заключения сделок на продажу за рубеж будущих самолётов корпорации “Сухой” SuperJet-100.

В средствах массовой информации довольно часто даются сообщения об уникальной разработке в области отечественного самолётостроения. Об этом пишет, в частности, Тейл Ганнер в статье “SSJ: Первый постсоветский “Ероплан”” (“Дуэль”, № 20, 2009). Он говорит о том, насколько этот самолёт можно считать российским:

Тейл Ганнер делает вывод: “”Отвёрточный самолёт” был бы допустим для страны, не имевшей собственного авиапрома. Для какой-нибудь Малайзии. Но для русских с их почти вековой историей конструирования и строительства передовых воздушных кораблей, это – национальный позор”.

Говорит один из ведущих специалистов авиапрома (“Всё ниже, ниже и ниже…” − “Московский комсомолец”, 31 августа 2009 года): “С приходом “Суперджета” у нас окончательно внедрилась так называемая отвёрточная сборка. Движки и вся интеллектуальная часть в этой машине иностранная. В результате такой политики КБ Яковлева – это 400 человек, КБ Ильюшина и Туполева – не больше, зато филиал “Боинга” в Москве – 1400 конструкторов. Причём наших. Весь наш огромный научный потенциал просто вымывается из России. А почему бы, к примеру, “Сухому” не создать аналогичный центр в США? Собрал бы там инженеров, глядишь, и “Боинг” нам тоже что-нибудь отдал. Но в том-то и дело, что ничего из своих интеллектуальных наработок они не отдают. “Пратт-Уитни” проработала 15 лет на “Пермских моторах”, много она там оставила идей? А сколько технологий подарил “Сименс” предприятиям Воронежа? Нас просто используют, чтобы “подносить патроны” – делать оснастку, проектировать какие-то второстепенные узлы, ящички, шторки… Глядя на такую кооперацию, можно лишь констатировать: Россия как авиационная держава расписалась в своём полном бессилии…”

Вспомним, что ОКБ им. П.О.Сухого, при жизни Генерального конструктора, в 60-е годы прошлого века имело при себе опытное производство со сборочным цехом, а одна только комсомольская организация КБ (без учёта завода) насчитывала 500 человек. И все эти люди даром хлеб не ели, а создавали современные самолёты, на которых были установлены мировые рекорды.

Казалось бы, газета, для которой советское прошлое являлось кошмаром, пишет: “Когда в 30-е годы прошлого века начинался советский авиапром, то государство не распродавало, а строило заводы, создавало КБ, а главное – вырастило целую плеяду талантливых конструкторов: Туполева, Ильюшина, Камова, Микояна, Сухого, Антонова… Их имена и самолёты знала вся страна”. Добавим: Поликарпова, Петлякова, Яковлева, Лавочкина, Мясищева, Миля, Бериева, Микулина, Люлька, Туманского.

Продолжим цитирование: “Сейчас другое: мы декларируем, что развиваем авиапром, но при этом продаём заводы, лишаем работы КБ, а главное, у нас уничтожен институт главных конструкторов. Их низвели до бессловесных исполнителей, от которых мало что зависит…”

Газета продолжает: “Министр промышленности и торговли Виктор Христенко… принародно расписался в полной авиационной импотенции. Он заявил журналистам, что мы уже не способны выпускать дальние магистральные самолёты. А между тем именно на их долю приходится 98% мирового рынка авиапродукции. Оставшиеся 2% − это региональные самолёты, одним из которых должен стать “Суперджет””. Кстати, для эксплуатации этого самолёта ввиду низкого расположения его двигателей нужны аэродромы 1-го класса, которых в России всего 3%.

А пока около ста российских авиакомпаний попали в список авиаперевозчиков, которым по новым экологическим нормам с 2012 года могут быть запрещены полёты в страны Европейского Союза. Это тем более чувствительно для российских перевозчиков, так как из двух тысяч российских гражданских самолётов более 800 имеют возраст свыше 25 лет.

Так стоит ли удивляться, что в 2006-м году на территории России произошло 13 авиационных происшествий, из них 10 катастроф, в которых погибло в общей сложности 318 человек (в 2005 году – 56 жертв). Только за три месяца 20007-го года произошло около десятка происшествий с гражданскими самолётами, катастрофы с вертолётами происходят с пугающей регулярностью. И можно ли сомневаться в том, что трагедий будет становиться всё больше, если за весь 2006 год в российские авиакомпании поступило всего шесть (!) новых российских самолётов?

После ряда авиакатастроф в России в начале 2007-го года газета “Твой ДЕНЬ” (№ 61, 2007 г.) писала: “О самолётах можно даже уже и не упоминать. Об изношенности российского гражданского авиапарка за последние годы кто только не сообщал. “Мы уже докатились до того, что авиапром России перешёл от крупносерийного к штучному производству. Выпускаем всего около десятка самолётов в год. Это может привести к деградации авиационной промышленности и потере наших позиций в области мирового гражданского самолётостроения. Парк воздушных судов российских авиакомпаний устарел. Средний возраст магистральных самолётов достиг 18 лет, а региональных, страшно сказать, – 30 лет”, – заявил на заседании военно-промышленной комиссии в начале этого года первый вице-премьер С.Иванов”. Такое положение тем более парадоксально, что экспортные возможности российского военного и транспортного самолётостроения в общем объёме экспорта вооружения и военной техники составляют по оценке С.Иванова 40-50%.

“Исправить” положение решил О.Дерипаска (первое место в “Золотой сотне” журнала “Forbes” с капиталом до начала кризиса в 28,6 млрд долларов), начав производство в России канадского самолёта “Бомбардье”, выпускающегося уже двадцать лет. “Этот шаг приведёт к закрытию производства регионального грузопассажирского украино-российского самолёта Ан-140, предназначенного для пассажирских и смешанных перевозок на расстояние до 3 700 км. Эта машина корпоративно выпускалась предприятиями Ирана, России и Украины”.

Предполагалось производить самолёт в Самаре компанией “Авиакор”, но в 2007-м году компания отказалась от покупки завода, а кризис привёл к снижению производства самолёта в Канаде на 25%.

Правительство вовсе не собирается возрождать российскую авиационную промышленность, а хочет отменить пошлины на покупку новых иностранных самолётов, что, по мнению чиновников, приведёт к тому, что авиакомпании получат возможность обновить парк.

И вот уже компания S7 с 9-го ноября 2008-го года осуществляет перелёты только на иностранной технике, так как расход топлива у Аэробуса-320 в два раза меньше, чем у Ту-154. Компания уже получила 4 новых Аэробуса-320, до конца года получит ещё два, и у неё заключён контракт на поставку 15 первых в России самолётов Boing-787 Dreamliner.

Понятно, если страна заинтересована в своём экономическом развитии и сохранении суверенитета, необходимо наращивание производства собственной техники. Но вот что говорит министр транспорта И.Левитин: “50% эксплуатируемых самолётов годится только на запчасти…” – и делает вывод: “Нужно отменить пошлины на приобретение иностранных самолётов”.

Добавим: и тем самым окончательно погубить национальное авиастроение! Бывший в то время министром обороны С.Иванов не согласился с министром транспорта: “Таможенные пошлины на самолёты иностранного изготовления старше 10 лет должны быть, на мой взгляд, запретительными, а не разрешительными и поощрительными, как это существует сейчас… Старая иностранная авиационная техника валом валит на наш рынок. Бороться с этим практически невозможно, если мы не изменим правила игры” (газета “Комсомольская правда”, 30 января 2007 г.).

Газета “Твой ДЕНЬ” (№ 21, 2007) отмечает: “Но не всё ещё потеряно. С.Иванов сообщил о разработанном Объединённой авиастроительной корпорации плане восстановления отрасли и возможности уже в ближайшие годы произвести около 700 отечественных самолётов. Для этого потребуется выделение 350 миллиардов рублей… на ближайшие пять лет”.

Говоря о семистах отечественных самолётах, С.Иванов имел в виду магистральный самолёт SuperJet-100. Существовали правительственные планы вложения в авиастроение 10 миллиардов долларов в течение 10 лет. Однако, планы – планами, пока же в заводских сборочных цехах стоят готовые пассажирские самолёты, закупать которые наши авиакомпании не собираются.

С одной стороны говорится о необходимости развивать отечественную авиамоторную, самолётостроительную, космическую индустрию, с другой – берётся кредит в миллиард долларов для закупки зарубежных авиадвигателей, кредит на покупку подержанных “Боингов” для “Аэрофлота”. Вспомним, как это делалось на заре советского двигателестроения: закупались один-два зарубежных образца, и на их основе создавались двигатели, превосходящие аналоги. Но это было время, когда государство заботилось о своей силе, о своём могуществе и о создании рабочих мест для квалифицированной рабочей силы.

Существенный урон нанесён и отечественному вертолётостроению. Во всемирно известной фирме имени М.Л. Миля две из трёх территорий оказались проданными. При этом на проданной территории остались уникальные испытательные стенды (В. Смоленцев, газета “Завтра”, № 11, 2006).

Состояние дел в вертолётостроении автор иллюстрирует следующими данными:

Производство вертолётов также сократилось:

Напомним, что 20 лет назад в СССР делали 300 вертолётов в год!

Показательна судьба знаменитого вертолёта Ка-50 – “Чёрная акула”. В 1998 году министерство обороны из-за финансовых проблем перестало покупать у предприятия винтокрылые машины. Завод оказался в сложной финансовой ситуации, выпуск вертолётов был приостановлен. В 2006-м году производство было восстановлено, что позволило привлечь к работе около трёх тысяч человек. В 2007-м году планировалось собрать 4 вертолёта для России.

Таким образом, потеряв 10-15 лет, уволив рабочих, нанеся ощутимый урон обороноспособности страны, начинаем кое-как, по мелочам, восстанавливать производство уникальных технических изделий. Вопрос в том, сколько лет потребуется для восстановления утраченного, и кто ответит за преступный подрыв обороноспособности страны?

“Забота” о российском авиастроении проявилась в высказывании Г.Грефа. Министр, который по долгу службы в то время должен был заниматься экономическим развитием России, заявил, что Россия может купить у одной из зарубежных компаний модель пассажирского самолёта и одновременно завод по его массовому производству с технологией и документацией (газета “Твой ДЕНЬ”, № 20, 2007 г.).

Ещё в марте 2006-го года Греф сделал заявление, из которого следовало, что на деле он заботится только об интересах иностранных компаний. Самым актуальным для нашей экономики, по его мнению, является “проведение в стране международных экономических форумов и ярмарок-выставок”.

В романе Ю.Полякова “Небо падших”, герой, занимающийся авиационным бизнесом, оценивает современное состояния авиации в России. Делает он это на примере участия страны в международных авиасалонах: “Лет десять назад наше участие в любом авиационном салоне вызывало фурор, так как СССР обычно выкатывал два-три абсолютно новых самолёта, каждый из которых тянул на мировую сенсацию. По количеству экспонатов мы забивали любую страну, а то и всех участников, вместе взятых… Наши делегации были не только самыми многочисленными, но и самыми дисциплинированными: пили по вечерам и лишь со своими, закрывшись в номерах…

Теперь же от былых имперских времён осталась только одна стадная многочисленность делегаций, но пьют уже где попало, а депутаты демократической ориентации ещё и норовят наблевать в нагрудный карман своему зарубежному коллеге. Привозят же с собой эти шумные оравы всего-навсего деревянные макеты гениальных задумок прошлого, забракованных когда-то высокими и тупыми комиссиями. Привозят и безбожно врут об успешных испытательных полётах, выпрашивая, как цыгане инвестиции и подачки под обещания продать все секреты. Я даже иногда думаю, что у нас в России закончится раньше: полезные ископаемые или бесполезные секреты?”

© В.И.Бояринцев и Л.К.Фионова. Авторское издание.

к оглавлению


Знаете ли Вы, что, как и всякая идолопоклонническая религия, релятивизм представляет собой инструмент идеологического подчинения одних людей другим с помощью абсолютно бессовестной манипуляции их психикой для достижения интересов определенных групп людей, стоящих у руля этой воровской машины? Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution