к оглавлению

Глава III. АВТОРЫ РАЗГРОМА

ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТ РАН ТИШКОВ КАК ЗЕРКАЛО РОССИЙCКОЙ ДЕМОКРАТИИ

Строки из басни И.А.Крылова “Две собаки” точно отражают содержание деятельности героя данного раздела, ярчайшего представителя когорты “учёных” - сторонников демократии, пошедших в услужение к нынешней антинародной власти:

Как счастье многие находят
Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!

Директор Ордена Дружбы народов Института Этнологии и Антропологии имени Н.Н.Миклухо-Маклая (отделение историко-филологических наук РАН), член-корреспондент РАН В.А.Тишков, получивший довольно широкую и весьма печальную известность. Сделаем небольшое уточнение: видимо, в Академии ещё нашлись здоровые силы и В.Тишков не стал академиком.

Как следует из названия института, возглавляемое В.Тишковым учреждение должно заниматься этнологией, т.е. “наукой, изучающей закономерности развития человеческой культуры”, и антропологией, т.е. “биологической наукой о происхождении и эволюции физической организации человека и его рас” (“Словарь иностранных слов”). Однако среди первых лиц института нет специалистов-биологов, среди сотрудников всего два биолога - кандидаты наук. Да и научная специализация самого В.Тишкова не соответствует профилю института. Вот темы его диссертаций: кандидатской – “Исторические предпосылки канадской революции 1837 года” и докторской “Освободительное движение в колониальной Канаде”.

Возможно, из-за наполнения непрофильными сотрудниками институт специализируется не на биологической природе человека, а скорее на истории и философии, которые, как известно, являются науками весьма политизированными и хлебными, поскольку обслуживают потребности правящей верхушки общества. Именно потому, наверное, для института и нашлось место в здании, известном как “золотые мозги”, то есть в новом помещении Президиума Российской Академии наук.

Основными задачами института, как видно из печатных материалов, являются также не вполне соответствующие профилю заведения проблемы:

Институт награждён орденом Дружбы народов, который недурно было бы вернуть, ибо общественная деятельность директора и его высказывания скорее направлены на разжигание национальной розни.

Вот как излагают основные идеи В.Тишкова С.Валянский и Д.Калюжный в книге “Умом понять Россию” (М., 2001 г.). “Чтобы более ярко представить, что собой представляют деятели “перестройки и реформ”, имеет смысл обратиться к откровениям представителя общественных наук, обеспечивающего идеологическое прикрытие “реформ”. Вот краткое изложение статьи директора Института этнологии и антропологии РАН В.А. Тишкова “Мы стали жить лучше” (“НГ-сценарии”, № 1, 2000 г.).

Начинает господин Тишков с демографии. На жалобы о “вымирании нации” он резко заявляет: “Следует сказать, что сам факт уменьшения численности населения страны не должен рассматриваться как однозначно негативное явление. Многие страны мира, особенно из числа наиболее благополучных, имеют в последние десятилетия отрицательный рост населения”. Оказывается, вымирание народа можно рассматривать как признак того, что мы становимся процветающей страной!

А вот другой перл: “В России фактически наблюдается ситуация нулевого роста – общая численность жителей страны в 1998 г. была такая же, как десять лет тому назад (147 млн.)”. Это ещё не всё. “Но на самом деле современное население на 3-4 млн больше, ибо статистика не учитывает большого числа бывших советских граждан из других государств (Азербайджана, Армении, Беларуси, Грузии, Таджикистана, Украины, Молдовы)””.

Таким образом, нам внушают, что у нас:

Лукавит директор В.Тишков (если говорить очень мягко и вежливо), вводит читателей в заблуждение. Мы от прироста в 300 тыс. человек ежегодно в 1990 году перешли к убыли в 900 тыс. человек в 1999 году, как раз в тот период, который В.Тишков именует периодом “положительных трансформаций”. Отметим, что В.Тишков обвиняет во лжи президента страны В.В.Путина, который в своём первом Послании Федеральному Собранию заявил, что “уже несколько лет численность населения страны в среднем ежегодно уменьшается на 750 тысяч человек”. Так кому мы должны верить – директору академического института или Президенту страны?

Газета “Советская Россия” 16 ноября 2006-го года писала: “…Может, нам что-то в РАН поменять? Главный антрополог страны, не щадя ни языка своего, ни своего доброго имени, уверяет, что Русское Вымирание – это миф?!” Автор статьи также допускает, что “В.А.Тишков может представлять определённый научный интерес именно для антропологов и последователей Чезаре Ломброзо” (итальянский психиатр).

Однажды В.Тишков наверное, забыв, о чём писал раньше, всё же вымучивает из себя признание: “В целом же период реформ в России связан с некоторыми серьёзными демографическими проблемами (это, прежде всего, относительно высокая смертность, особенно среди мужчин и детей), но ни одна из них не может квалифицироваться как катастрофическая”.

Так что верить директору нельзя ни на грош. Он ведь наверняка свои перлы не сам сочиняет, просто собирает кусочки, которые подали ему сотрудники на отдельных бумажках. Это обычная практика у директоров институтов, назначенных на эти должности по политическим соображениям, а не за научные заслуги.

Читаем дальше: “Естественная убыль населения (здесь сказались кризис, нестабильность и воздействие неблагоприятного демографического цикла) была компенсирована миграционным приростом населения, качество которого (возраст, образование, профессиональный состав) выше, чем качество основного населения страны”. Здесь опять возникают вопросы:

В вопросе об иммигрантах особенно “ценна” идея В.Тишкова об увеличении численности населения Южной Сибири и Дальнего Востока через наделение китайских эмигрантов бесплатной землей. Идея не нова: в шестидесятых годах Китай именно этого и добивался. Его власти хотели пропустить к нам через границу до 40 миллионов своих граждан и закрыть её, чтобы они не смогли вернуться назад. Через 10 лет можно было бы забыть про русскую Сибирь и Дальний Восток, где даже и сейчас живёт меньше 30 миллионов человек.

Итак, по В.Тишкову, “мы стали жить лучше”. И этнолог-антрополог недоумевает: “О чём и почему сегодняшние жалобы и даже протестные акции? Если верить большинству политиков, учёных и работников масс-медиа (а значит, и “человеку с улицы”), это есть протест против антинародного режима и против невыносимой жизни... Своим одиноким голосом берусь утверждать, что за последние десять лет в стране произошла революция в жизненном обустройстве людей. Причём это именно революция позитивного плана, которую российское обществознание не смогло понять и объяснить”.

Знаете, почему жизнь “стала лучше”? Рыдайте: “Свой первый апельсин и банан я съел уже будучи студентом МГУ, ибо в моём уральском городке, кроме яблок и новогодних мандаринов, фруктов не продавалось. Сегодня в этом городке, которому по-прежнему далеко до экономического процветания, те же азербайджанцы обеспечивают хороший рынок основных фруктов и фруктовых соков, и жители их покупают (иначе бы не привозили!)”. О том, сколько людей в его родном городе не могут купить хлеба, В.Тишков умалчивает. Данные же статистики свидетельствуют: продажа фруктов в 1998 году составила 78% от уровня 1990 года, то есть уменьшилась почти на четверть. Сократилось и потребление продуктов животного происхождения: мяса и мясопродуктов на 18%, молока и молочных продуктов – на треть. Выросло же потребление лишь картофеля и хлебопродуктов.

Но у В.Тишкова своё “понимание” проблемы: “Снижение потребления мяса, молока и яиц мало о чём говорит, как и общее снижение потребления продуктов питания. В последние десятилетия население страны не страдало недоеданием. Оно страдало от несбалансированной структуры, питания, и если этот дисбаланс выравнивается даже ценой сокращения общего потребления продуктов (в некоторых семьях, например, практически прекратили покупать яйца), но при этом расширяется их ассортимент, то этот процесс носит скорее позитивный характер... Сегодня ситуация с “общепитом” совершенно иная. Резко выросло общее число ресторанов и кафе, не говоря уже о новой культуре уличных продуктовых ларьков и палаток или об одиночных частных торговцах разной едой на улицах и дорогах. Впервые в таких масштабах люди в России, особенно молодёжь, стали есть и пить за пределами дома, и это огромный сдвиг в народной культуре”.

Волосы дыбом встают:

Надо быть директором академического института и членом-корреспондентом РАН, чтобы до такого додуматься! Статистика свидетельствует: несмотря на то, что выросло количество ресторанов и кафе, чему так радуется В.Тишков, потребление пищи вне дома за последнее десятилетие сократилось в 4 paза, при этом в 1,5-2,5 раза, выросла доля продуктов с собственного огорода или подсобного хозяйства. Люди не то, что в рестораны, в магазины ходить не могут. Причём, даже у городского населения в период 1992-1997 годов процент потребления продуктов в натуральной форме по отношению к покупным вырос с 7 до 15-16%. По ряду важнейших видов продовольствия определяющим стало его производство в личных подсобных хозяйствах. Переход от товарного хозяйства к натуральному – вот “огромный сдвиг в народной культуре”.

Но пойдем дальше. Интересно же всё-таки почитать у В.Тишкова, как мы хорошо стали жить: “...За последние десять лет в России построено больше домов, чем за весь послевоенный период. Во многих российских деревнях сегодня каждый третий дом – это новый дом. Граждане преодолели серьёзный культурный барьер в представлении о жилище, и на смену одно- или двухкомнатному жилищу пришёл дом с более крупными параметрами, многоуровневый и с несколькими комнатами, а также с внутренним туалетом”. В.Тишков просто перепутал особняки новых русских, стоящие вдоль его дороги на дачу, со всей страной.

Статистика утверждает: общие объёмы строительных работ в России (включая дачное и “коттеджное” строительство) в 1999-м году уменьшилось более чем в 2 раза по сравнению с 1992 годом, численность занятых в строительстве людей (включая малый бизнес) сократилась более чем на 3 миллиона человек. Но статистика В.Тишкова не интересует, он исполнял заказ - доказать, что народ живёт хорошо. Хорошо оплаченный заказ.

А вот его размышления о процветающей российской науке. “Так называемый “кризис науки”, возможно, касается ряда естественных наук и военно-промышленных разработок, но общественные науки он затронул только в плане кризиса теоретико-методологических основ, да и это имело место скорее на начальном этапе российских трансформаций. Риторика жалоб здесь (и не только здесь) используется главным образом для того, чтобы сохранить государственное обеспечение, действующую систему организации науки и существующие кадровые ресурсы. Это само по себе понятно, но к реальному кризису имеет условное отношение. За последние десять лет Институт Этнологии и Антропологии РАН произвёл научной продукции в четыре раза больше, чем за предыдущее десятилетие. Такая же ситуация в других гуманитарных институтах. В обществоведческий арсенал введено огромное количество новых и забытых имён учёных, осуществлены крупномасштабные переводческие проекты. Новым и позитивным явлением стала деятельность двух государственных научных фондов (Российского фонда фундаментальных исследований и Российского государственного научного фонда), через которые получает поддержку лучшая часть учёного сообщества”.

“Научной продукцией” В.Тишков, по-видимому, называет те доносы, которые пишут его сотрудники в качестве “экспертов” на оппозиционных политиков на предмет привлечения их к уголовной ответственности.

Интересно, как сам В.Тишков подвёл итоги деятельности своего института в 2004-м году: “Примечательное обстоятельство прошедшего года – активное участие института в исполнении федеральной целевой программы “Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе”. Эти прикладные исследования были дополнены работами в рамках проекта ТАСИС по теме “Улучшение межэтнических отношений в Российской Федерации”…” Директор не знает названия Общеевропейского проекта, которое звучит так: “Улучшение межэтнических отношений, развитие толерантности и противодействие экстремизму”.

Продолжим цитировать обращение директора к сотрудникам: “Всего по этой проблематике учёные опубликовали около 20 книг (точное количество книг директор также не знает?) по таким важным темам как межэтническое взаимодействие и тренинг толерантности, мир традиций для школьников, опыт этнологического мониторинга и природа этнических конфликтов, концептуальные основы этнокультурной политики, средства массовой информации в многоэтнических сообществах и другие…”

А вот каковы достижения института в “тренинге толерантности”: “Научный вклад по этому направлению бесспорен, но ирония только в том, что именно в 2004 году произошло обострение межэтнических отношений и ухудшение общественного климата в отношении мигрантов, расовых и этнических меньшинств. Основанный на религиозном экстремизме терроризм принёс трагедию в Беслане…”

Это не ирония, а трагедия института и лично директора, так как вся их деятельность оказалась бесполезной. Но директор быстро нашёл виновных: “В Государственной думе продаётся профашистская литература и обсуждаются политизированные националистические законопроекты. Для общественной науки встаёт вопрос: если мы “ведаем обществом”, то какими путями можно и необходимо оказывать позитивное воздействие на это общество, прежде всего по части его стабильности и развития?”

Если директор собирается с помощью своего института “ведать”, т.е. “управлять” обществом, то обществу грозит огромная опасность, и надо принимать меры по пресечению такой деятельности.

В журнале “Урал” (№ 11, 2006 г.) С.Беляков критически рассмотрел взгляды В.Тишкова, изложенные в его книге, главы из которой опубликовал журнал “Дружба народов” (№ 8, 2006 г.). С.Беляков пишет: “Уже много лет академик Тишков ведёт борьбу с “этническими мифами и стереотипами”, укоренившимися не только в сознании рядовых обывателей, но и в сознании учёных. По мнению Тишкова, нация в том смысле, в каком её обычно понимают обыватели, не более чем фантом, созданный нехорошими людьми для того, чтобы “мобилизовывать” население, использовать его в своих (корыстных) интересах. На самом же деле всё просто: нация – это сообщество граждан одного государства. Имеются ли между этими гражданами этнокультурные различия или нет - не важно. Важно эти отличия напоказ не выставлять. Всякий, кто подчеркивает этническую принадлежность, скажем, преступника, сам является преступником, ибо разжигает межнациональную рознь. Однажды Тишков предложил привлечь к уголовной ответственности журналиста за одно упоминание национальности какого-то наркоторговца. Фраза “цыганские наркобароны” сама по себе основание для уголовного преследования.

Выводы из этой теории таковы: во-первых: “Национальную идентичность россиян нужно утверждать более последовательно и не только редкими высказываниями президента. Нужно, прежде всего, признать, что национальная идентичность, а значит, российская нация существует, а не есть просто мечта или задача для очередного “строительства”. Всеми доступными методами нам нужно решительно утверждать российский национализм, имея в виду осознание и отстаивание национального суверенитета и интересов страны, укрепление национальной идентичности российского народа, утверждение безоговорочного приоритета самого понятия “российский народ”. Всякие другие варианты национализма на основе этнических крайностей несостоятельны и должны быть отвергнуты”. То есть русские, татары, украинцы должны по возможности забыть значительную часть собственной истории (по крайней мере, забыть всё, что противоречит интересам единой “российской нации”)”.

С. Беляков продолжает: Демократ” Тишков деспотичен. Точку зрения, которая расходится с его собственной, он объявляет “антинаучной”, “паранаучной”, а то и “расистской”. Если ты полагаешь, что нация – объективный феномен, а не “воображаемое сообщество”, значит, ты вообще не учёный, да к тому же ещё, может быть, расист. Такая манера ведения научной дискуссии вызывает в памяти времена Трофима Лысенко. Правда, В.Тишков руководствуется не теорией собственного изготовления, а повторяет общераспространённые в среде европейских интеллектуалов идеи. Но ведь в наше время европейский гуманитарий лишён свободы в научном исследовании, ибо над ним висит “дамоклов меч”: он смертельно боится попасть в категорию “расистов”, “фашистов” и т.п. Политкорректность обернулась почти тоталитарной цензурой, а цензура не совместима с научным поиском.

Идея российской нации, на мой взгляд, утопична. С помощью записи в паспорте нацию создать нельзя. Никакая пропаганда не превратит русских, украинцев, чеченцев, аварцев, лезгин в каких-то “россиян”. Подменять сложную, головоломную работу по изучению межнациональных отношений лозунгом о единстве гражданской нации нелепо. Обращение ”россияне” подходит для предвыборного митинга, а не для научного исследования, претендующего к тому же на общественную значимость. При такой “научно обоснованной” национальной политике “российскую нацию” ждёт судьба “советского народа””.

Возможно, не все помнят, что В.Тишков был инициатором отмены графы “национальность” в российских паспортах, хотя даже у собак бывает родословная.

Депутат Государственной думы IV созыва А.Савельев так пишет о В.Тишкове: “В Общественной палате он теперь говорит, что нет больших и малых культур, а российская история слишком “этноцентрична” – в ней слишком много русского и слишком мало всего другого. Он хочет объективистского взгляда на историю, в котором русских не существует, а есть население, лишённое представлений о собственной идентичности… Его статья “Забыть о нации” незабываема для всех, кто её прочёл. Идея российской нации как сообщества граждан гораздо опаснее, чем может показаться. Одним из следствий её принятия станет новая иммиграционная политика. Население России сокращается, а потому следует, по примеру стран Евросоюза, решить демографическую проблему при помощи мигрантов: “Для России это пока самый значимый ресурс, как и для всех стран Европы. В 1990-2000 годы на иммигрантов пришлось 90 процентов прироста населения в регионе Евросоюза… Но официальная (регистрируемая) иммиграция в Россию фактически была закрыта в последние несколько лет. Пока положение на рынке труда и в демографической ситуации спасают нерегистрируемые иммигранты, которых называют нелегальными” (цитата из Тишкова)”.

Как говорит другой депутат Государственной Думы IV созыва – И.Савельева: “Мы не призываем изгонять представителей других народов, мы боремся против геноцида собственного народа. Мы боремся против нелегальной иммиграции, потому что незаконная иммиграция – это преступность, это наркотики, от которых гибнет наша молодёжь, это терроризм. Мы считаем необходимым закрепить в законодательном порядке норму, обязывающую иностранных граждан уважать культурные ценности и нормы поведения русского народа”.

Во время Русского Марша 2006-го года вице-спикер Государственной Думы IV созыва С.Бабурин сказал: “Когда Ельцин породил термин “россиянство”, – это было фундаментальное оружие против нас. Возвращение нашего языка, наших понятий – это непременное условие возвращения России к её историческим границам. Поэтому мы говорим сегодня: мы – русские люди. И от уверенности, крепости, дальновидности русского человека зависит будущее не только Европы, но и мира… Русский человек – наиболее этнически терпимый. Он всегда жил и живёт со многими народами. Но он вправе требовать, чтобы его уважали, не нарушали русские порядки на русской земле, чтили его обычаи. И когда некоторые гости пытаются вести себя как хозяева: вот тебе Бог, а вот – порог. Если ты уважаешь, любишь русский народ, ты будешь жить вместе с нами”.

И наконец, стоит вспомнить слова великого П.Столыпина, который говорил: “Народ, не имеющий национального самосознания – навоз, на котором произрастают другие народы”. Видимо, превращение русских в такой навоз и есть цель демократических властей.

“Учёные” типа В. Тишкова сооружают идеологическую основу для истребления национального сознания русских, ибо государствоообразующий русский народ представляет опасность для грабителей-реформаторов. В. Тишков чётко отражает и позицию правящих кругов России в отношении мигрантов. Однако, даже власти России, понимают, что, предлагая некое безнациональное общество, В. Тишков перестарался. Ему оппонировал даже президент страны В. Путин, который считал, что положение дел, когда в России находится примерно десять миллионов иммигрантов, из которых только 500 000 человек имеют законную регистрацию, является ненормальным. Но вот представитель высшего чиновничества страны пишет: “Русские, неутомимые вершители этой высокой судьбы, плотно сплетены с народами, вовлечёнными в создание многогранного российского мира. Вне татарского, угорского, кавказского измерений русское политическое творчество неполно” (В. Сурков, заместитель главы Администрации Президента). И далее: “Шарлатаны, проповедующие прелести этнического уединения, на самом деле пытаются выселить русских из многонациональной России. В каждом регионе и “приезжие”, и “местные” должны вести себя в рамках закона и приличия. Этнокриминалитет и сопутствующая ему ксенофобия разрушат русское многонациональное государство, если не будут побеждены правосудием, просвещением и успешным развитием”. В роли такого “шарлатана” и выступает В. Тишков. Трудно требовать от ведущего специалиста по освободительному движению в Канаде, чтобы он хорошо разбирался в вопросах межнациональных отношений в Российской Федерации.

В. Тишков – активный популяризатор своих идей, которые весьма востребованы нынешними хозяевами средств массовой информации. Так, 16 октября 2005-го года в передаче В. Познера “Времена”, посвящённой проблемам ксенофобии в России, В. Тишков доказывал, что иммигранты несут русскому этносу вовсе не опасность, а, напротив, спасение и всяческое благо, поскольку все они – высококвалифицированные люди, которые имеют полное право вытеснить даже русских учителей и врачей. К своим соплеменникам В. Тишков питает нескрываемую ненависть: “Надо провести дезинфекцию коренного народа!” Эти слова произносит не Адольф Гитлер, а директор института Российской Академии наук. В результате такой “дезинфекции” он надеется навсегда вытравить у русских ксенофобию, которую даже люди, не обладающие научными званиями, рассматривают как защитную реакцию уничтожаемого народа (см., например, книгу бывшего начальника МУРа полковника Ю. Федосеева “Ксенофобия или самооборона”, издательство “Витязь”, 2005 г.).

В. Тишков – член Глобальной комиссии ООН по международной миграции, бывший председатель Государственного комитета России по национальной политике в правительстве Е. Гайдара, ныне член Общественной палаты Российской Федерации при президенте России (заметим, той её части, которая утверждалась президентом) - бывший глава комиссии по вопросам толерантности и свободы совести, которая имела состав:

Чьи же интересы такая комиссия представляла и защищала, если единственным представителем коренного русского народа, среди которого далеко не каждый является верующим, был священник, которому к тому же географически близка Чеченская республика. Напомним, что сам В. Тишков является президентом Фонда гуманитарного содействия Чеченской Республике.

“Это та самая Чечня, где в последние годы убито около трёхсот тысяч русских людей и примерно столько же было вынуждено, бросив всё нажитое, бежать. Это привело к тому, что чеченцев на родине осталось около семисот тысяч, а миллион – переселился на исконно русские земли. Пользуясь сплочённостью своих диаспор, основанной на кровном родстве, и чрезмерной терпимостью русских, пришельцы правдами и неправдами на обживаемых землях захватывают производственные объекты и торговлю. При этом они не только не уважают местное, коренное население – хозяев земли – они их терроризируют!” (И. Смирнов “О толерантности”, “Московский литератор”, № 21, ноябрь, 2006 г.).

Кипучая активность члена-корреспондента РАН, который гневно клеймит проявления ксенофобии исключительно у русского народа, ещё раз убеждает, насколько порочна система финансирования науки через гранты, ибо оправдать всю эту деятельность, направленную на разрушение страны, ничем другим, кроме как рьяной отработкой поступившего извне гранта просто невозможно.

В. Тишков прославился довольно тесными связями с группой А. Брода, возглавляющего “Бюро по правам человека”. На самом деле Бюро отслеживает деятельность русских патриотов, для чего получает щедрые зарубежные гранты. Очевидно, эта деятельность А. Брода не является секретом и для директора этно-антрополога. Возникают вопросы: по чьему представлению А. Брод попал в число 42-х новых членов Общественной палаты, назначаемых лично президентом страны в 2007-м году? Почему поприще академической деятельности используется в весьма сомнительной политической возне, направленной на подавление русской национальной оппозиции?

Мы не касаемся здесь плотных взаимоотношений В. Тишкова с некоторыми западными фондами, хорошо известными как прикрытие соответствующих спецслужб. Увы, кажется, “слив” внутренней научной информации подобным заказчикам становится совершенно ординарным делом среди “учёных” высокого административного ранга.

В августе 2006-го года, реагируя на оправдание судом присяжных подозреваемых в убийстве таджикской девочки, а также на оправдательный приговор, вынесенный другим судом присяжных молодым людям, подозреваемым в убийстве иностранного студента, а также оставление в силе этого приговора Верховным Судом РФ, В. Тишков заявил: “Преступление на национальной почве не могут рассматриваться судами присяжных. Эти дела могут разбирать только специально подготовленные суды”.

Какую “специальную подготовку” имеет в виду В. Тишков – не тройки ли Л. Троцкого? И почему безо всяких на то оснований он относит вышеуказанные дела к “преступлениям на национальной почве”? Какие причины побуждают его настойчиво раздувать химеру “преступлений русских фашистов”, несмотря на отсутствие каких-либо доказательств, о чём свидетельствуют результаты вышеупомянутых судебных разбирательств? Чей заказ выполняет В. Тишков? И почему руководство РАН, несмотря на многочисленные протесты общественности, не предпринимает никаких мер в отношении столь одиозного персонажа, оставляя его на посту директора института? Надо ли расценивать такое поведение руководства РАН как поддержку позиции Тишкова? Может ли научная общественность мириться с таким руководством РАН, наносящим существенный вред авторитету научного сообщества? Руководство РАН не торопится дать ответы на эти вопросы. Почему? Да потому, что власть щедро вознаграждает “учёных”, не имеющих нравственных принципов и привыкших за сытную похлёбку, ордена и “научные” звания одобрять любые действия любого правящего режима.

© В.И.Бояринцев и Л.К.Фионова. Авторское издание.

к оглавлению


Знаете ли Вы, в чем фокус эксперимента Майкельсона?

Эксперимент А. Майкельсона, Майкельсона - Морли - действительно является цирковым фокусом, загипнотизировавшим физиков на 120 лет.

Дело в том, что в его постановке и выводах произведена подмена, аналогичная подмене в школьной шуточной задачке на сообразительность, в которой спрашивается:
- Cколько яблок на березе, если на одной ветке их 5, на другой ветке - 10 и так далее
При этом внимание учеников намеренно отвлекается от того основополагающего факта, что на березе яблоки не растут, в принципе.

В эксперименте Майкельсона ставится вопрос о движении эфира относительно покоящегося в лабораторной системе интерферометра. Однако, если мы ищем эфир, как базовую материю, из которой состоит всё вещество интерферометра, лаборатории, да и Земли в целом, то, естественно, эфир тоже будет неподвижен, так как земное вещество есть всего навсего определенным образом структурированный эфир, и никак не может двигаться относительно самого себя.

Удивительно, что этот цирковой трюк овладел на 120 лет умами физиков на полном серьезе, хотя его прототипы есть в сказках-небылицах всех народов всех времен, включая барона Мюнхаузена, вытащившего себя за волосы из болота, и призванных показать детям возможные жульничества и тем защитить их во взрослой жизни. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution