к оглавлению

Глава V. ГДЕ ВЫХОД?

КАКАЯ НАУКА НУЖНА РОССИИ?

В результате целенаправленного, длящегося уже восемнадцать лет разрушения, русская наука оказалось на грани полного исчезновения и в этом вина не только правящего режима, но и Академии наук, её Президиума, её членов, а также самих учёных, не оказавших сопротивления разрушению. Что же делать в такой ситуации? Ещё раз обратимся к наследию величайшего русского учёного Д.И.Менделеева, который размышлял о необходимости реформы Академии наук.

Статья Д.И.Менделеева “Какая же Академия нужна в России?” существовала в стенографическом виде с 1882-го года, не была опубликована, и только в конце 1950-х годов была найдена, расшифрована и опубликована в 1964-м году в журнале “Новый мир” с предисловием академика Б.М.Кедрова и комментариями профессора Б.С.Мейлаха.

Д.И.Менделеев, озабоченный состоянием дел в Академии, пишет:

“Оттого ли, что в современной Академии собралось много иностранцев, чуждых России, или же русских, не знающих её, оттого ли, что принципы императорской Академии взяли верх над началами русской Академии, или оттого, что изменились сейчас условия времени,− во всяком случае, несомненно, что в том виде, в каком ныне существует Академия наук в Петербурге, она не имеет никакого значения не только для мирового развития науки, не только для интересов России, но даже и просто для того кружка лиц, который держится близ этого учреждения, когда-то славного и сделавшего немало как для развития знаний вообще, так и для изучения страны, в которой пришлось действовать этому кружку учёных”.

И далее: “Как научное общество, нужное и полезное для государства, Академия… должна, по всей логике, находиться на содержании у государства… Она должна располагать возможностями браться за крупные, комплексного характера, исследовательские проекты, непосильные отдельным научным обществам и ведомственным “учёным комитетам”. И, конечно же, Академия обязана реагировать на потребности и запросы государственной власти, возникающие при решении крупных хозяйственных или оборонных проблем”. Сегодня, увы, мы находимся в ситуации, когда “Академия наук … не имеет никакого значения не только для мирового развития науки, не только для интересов России”. И это положение угрожает национальной безопасности России, самому существованию страны. В XXI веке страна не сможет выжить без науки.

Россия является мощным мировым резервуаром интеллекта, поэтому разрушение русской науки – удар по мировой науке, снижение её уровня. Деградация русской интеллектуальной среды неминуемо ведёт к снижению суммарного интеллектуального потенциала человечества, что особенно опасно в условиях всестороннего кризиса цивилизации, когда человечество столкнулось с проблемами, которые способна разрешить только наука – истощение невосполняемых энергетических ресурсов, глобальная экологическая катастрофа. Для преодоления этих угроз потребуется принятие нестандартных решений, основанных на квалифицированном и честном научном анализе ситуации.

Поскольку в условиях кризиса возрастает роль науки необходимо принять срочные меры к восстановлению науки в России. Наука должна быть переориентирована от разработки технических игрушек, приносящих прибыли компаниям и комфорт ограниченному числу людей, к исправлению нарушений природы. В условиях экологической катастрофы было бы разумным переориентировать науку от наращивания техносферы к наукам о Земле. Перейти от собирания обрывочных данных к системному анализу экологического кризиса в связи с его экономическими, политическими, социальными причинами. Остро необходимо создание наук типа “политэкология”, “экосоциология”.

Новая наука должна заработать в мобилизационном режиме – разрушение страны и экологический кризис развиваются стремительно.

Для исправления положения необходимо принять следующие меры по преобразованию организации науки, утвердив следующие основные принципы.

Очевидно, что решение всех этих задач невозможно без принятия политических решений. Они нереализуемы без изменения губительного для страны курса, превращающего её в сырьевой придаток “цивилизованных” стран. Необходимо вернуть стране положение Великой Индустриальной Державы, восстановить промышленность, восстановить приоритет наукоёмкой промышленности. Только после решения этой проблемы можно будет направить развитие русской науки в русло исследования проблем, поставленных перед человечеством мировым кризисом.

Беда в том, что ни у правительства, ни у современной научной общественности, в первую очередь, у членов Академии, нет желания и возможностей вынудить правящие круги перейти от разрушения науки к её возрождению и усилению её роли в восстановлении промышленного потенциала страны. Людей, способных противостоять “генеральной линии” разрушения науки весьма мало, наука официальная их изгоняет, их труды и их имена замалчиваются.

Думая о спасении русской науки, следует учитывать и потенциал многочисленных научных эмигрантов. Среди эмигрировавших из России учёных есть люди, обеспокоенных положением в русской науке. Посмотрим, какие пути спасения предлагают они. Приведём отрывок из Открытого письма учёных – эмигрантов из России к президенту и премьер-министру России, озаглавленное “Фундаментальная наука и будущее России”. Текст письма был размещён в Интернете 02.10.2009 г. Вот несколько отрывков из него:

“Мы считаем своим долгом обратить ваше внимание на катастрофическое состояние фундаментальной науки в стране. Регресс продолжается, масштабы и острота опасности этого процесса недооцениваются. Уровень финансирования российской науки резко контрастирует с соответствующими показателями развитых стран. Громадной проблемой для России был и остается массовый отток ученых за рубеж. 

В течение десятилетий в СССР была создана мощная научно-техническая база и устойчивые механизмы её воспроизводства, включая воспроизводство кадров. Именно эта база, своеобразная научная "ткань" нашего общества, гарантировала научно-технический прогресс, обороноспособность страны и, в конечном счете, независимость России. Продолжающийся распад этой ткани приведёт в ближайшее время к полному разрыву связи между поколениями научных работников, исчезновению науки мирового уровня в РФ и утрате знаний в катастрофических масштабах.

Среди наиболее острых проблем фундаментальной науки и образования выделим следующие:

Эти проблемы требуют немедленного решения на уровне надведомственного государственного планирования. Мы считаем, что процесс Стратегического Научного Планирования, координируемый непосредственно Президентом и/или Председателем Правительства РФ, должен иметь целью разработку, в течение короткого времени, комплексного плана стабилизации и развития фундаментальной науки и естественнонаучного образования в России. К разработке плана необходимо подключить выдающихся учёных, представителей министерств, промышленности, а также зарубежных экспертов. Это должен быть коллектив активно работающих, устремлённых в будущее, обладающих государственным мышлением людей”.

Прокомментируем сказанное. Оценка ситуации в русской науке абсолютно справедлива. Но весь материал нашей книги однозначно показывает: “устремлённых в будущее, обладающих государственным мышлением людей” среди “выдающихся учёных (тех, кто назначен таковыми властями, например, Е.Велихов), представителей министерств, промышленности” просто нет. Таких людей на пушечный выстрел не допускают к руководству.

Неужели уважаемые коллеги, уехавшие работать за рубеж, считают, что без их указки руководство России не понимает, в каком состоянии находится наука? Не следует считать наших политических лидеров столь неумными. Мы исходим из того, что руководство отлично понимает ситуацию и разрушает науку вполне сознательно и целенаправленно. В противном случае власти, начиная с министра А.Фурсенко, следовало бы считать не просто неумными, а психически неадекватными людьми, ибо катастрофическая ситуация в русской науке абсолютно очевидна.

Многие предложение ныне зарубежных коллег абсолютно логичны и во многом совпадают с нашими, например, следующие.

Однако, таким масштабным проектом коллеги считают строительство коллайдера, что укладывается в традиционное технократическое понимание роли науки, не учитывающее острейших экологических проблем. Коллеги демонстрируют отставание от сегодняшних реалий, что ещё раз свидетельствует о пагубности отрыва учёных от своей страны, от политики.

Акцент письма – “кардинальное улучшение степени интегрированности российской науки в общемировую науку, стремление к лидерству в важнейших международных научных проектах, активное участие России в мировом академическом рынке труда: создание академических вакансий международного уровня, обеспечение доступности конкурсов на замещение постоянных и временных академических должностей для зарубежных кандидатов, создание привлекательных для кандидатов условий жизни и труда”. А также: “введение международных стандартов оценки качества научного труда, укрепление системы независимых научных грантов”.

Авторы письма предлагают “создание Российского Института Высших Исследований с привлечением государственного и частного финансирования по образцу аналогичных институтов в США, Канаде, Японии. Открытие в нём вакансий для крупнейших российских и зарубежных ученых на конкурсной основе в соответствии с международными стандартами, инициация активной программы научных обменов”.

Предложение перекликается с проектом, озвученным в июле 2008 года на экономическом форуме в Петербурге. Тогда Президент Д.Медведев предложил весьма странный путь борьбы с кадровым голодом в стране: создание сети крупных образовательных центров на базе федеральных университетов, заместив недостающие отечественные научные кадры преподавателями из-за рубежа. Намеренно выталкивать из страны соотечественников, замещая их гастарбайтерами – от дворников до профессоров, значит разрушать Россию. Но такова политика властей.

Эта же идея – создание научных центров мирового уровня в России прозвучала и на радиостанции “Эхо Москвы” осенью 2009 года. Посреди разрушенной, вымирающей, спивающейся страны предлагается создать эдакие оазисы науки, где обитателям создадут райские условия, обеспечив их по западным бытовым стандартам. Нетрудно предположить, кто попадёт в эти оазисы – свои люди, члены кланов. И не о науке здесь речь. А.Фурсенко, находясь в Израиле в ноябре 2009 года уже провозгласил главный критерий отбора кандидатов: будут приглашены те, кто добился успеха за рубежом. Абсолютно понятно, кто и как будет награждён размытым, зыбким званием “успешный”.

Идею создания локальных научных центров озвучил и некий Артур Оганов, учёный-эмигрант из России, представивший в сентябре 2009 года в Интернете красочное описание своей райской жизни в США. Он предлагает создать некий институт на сто учёных персон, неважно какой национальности и, поместив его в России, отменно обеспечить и заставить работать. Над чем? Идея создания научной резервации из людей, абсолютно изолированных от своих стран, народов, от их проблем, не просто плоха, она опасна. В лучшем случае такая интеллектуальная резервация будет бессмысленна, будет зря тратить деньги. В худшем эта команда космополитов, запертая в башне из слоновой кости, может стать угрозой для страны, для планеты, ибо она может быть использована теми, кто станет финансировать её, для решения своих проблем, например, для разработки некого супероружия. Отрезанный от мира и своего народа обитатель резервации – удобное в использовании интеллектуальное оружие в руках “глобальной элиты”, решающей таким образом свои задачи мирового господства.

Негативный опыт создания научных резерваций мы уже имеем – это Академгородки, созданные в советское время для воплощения крупных государственных проектов. Но уже в советское, и в особенности в демократическое мы убедились: квалифицированные люди, отрезанных от производства, от обучения студентов, от реальной жизни, деградируют как учёные и как граждане своей страны.

Активное проталкивание идеи организации в России научной “резервации” за деньги госбюджета очень напоминает раскручивание очередной финансовой афёры. Афёра нанотехнологий во главе с “учёным нанотехнологом” Чубайсом развивается на наших глазах, перекачивая госбюджетные деньги в карманы “нанотехнологов” и ничего не давая стране.

Вообще спрашивать о рецептах спасения русской науки у тех, кто благополучно уехал за рубеж и тем, судя всему, вполне счастлив – идея странная. Но обращение за рецептами не к соотечественнику, а к эмигранту, есть следствие зависимости демократической России от Запада, зависимости, которая принесла столько бед нашей стране. Конечно же, эмигранты не говорят о возрождении русской наукоёмкой промышленности, о смене политического курса. И в поисках спасения науки они обращаются к власти, которая реализующей гибельный курс.

Слушать же собственных, русских учёных, живущих в России и борющихся против её разрушения, власти не хотят. Хотя России нужны именно такие учёные. Только живя в России и борясь с разгромом русской науки, можно понять, что России нужны не обитатели резерваций, а учёные, которые вместе с крестьянами и агрономами станут возрождать заброшенные демократами русские поля, вместе с рабочими и инженерами станут поднимать из руин русские заводы, переводить их на технологии, сберегающие ресурсы и природу. России нужны профессора, которые станут учить студентов прежде всех наук любви к своей стране, справедливости, солидарности.

Учёные, весьма подготовленные к тому, чтобы стать “гражданами мира”, должны понять, что в условиях глобального кризиса ситуация будет ухудшаться везде, а потому следует не убегать, а принимать меры к преодолению кризиса, наводить порядок в своей стране, тем более, что эмигрируя, российские учёные играют злую роль – продлевают жизнь общества потребления, которое убивает природу и человека.

Возрождение науки жизненно необходимо всем. Это понимают все, кто сохранил разум, а Россия – самое благодатное в мире место для такого возрождения, ибо наша страна обладает мощным, пока ещё не до конца уничтоженным природным ресурсом – интеллектом её народа.

В нынешних условиях, когда Россия находится на грани распада и уничтожения, учёные не имеют права на молчание, на отсутствие гражданской позиции. Учёные должны прийти в политику, ибо именно им под силу объединить оппозицию, вооружив её вместо сомнительных политических доктрин, раздирающих общество, простой и бесспорной идеей: человек может выжить, только научившись уважать природу. И выжить без учёных, истинных учёных, которые являются посредниками между человеком и природой, люди не смогут.

Закончим этот раздел словами великого В.И Вернадского, который в 1921 году говорил: “И как бы далее ни сложилась жизнь, ясно, что научная работа пойдёт и дальше по этому же пути, ибо мы видим, что научная работа всё время идёт без всякой связи с меняющимися и непрочными темпами политической жизни. Она является здоровым жизненным проявлением, имеющим корни в глубине духовной жизни страны, которые переживут всякие внешние обстоятельства”.

© В.И.Бояринцев и Л.К.Фионова. Авторское издание.

к оглавлению


Знаете ли Вы, что, как ни тужатся релятивисты, CMB (космическое микроволновое излучение) - прямое доказательство существования эфира, системы абсолютного отсчета в космосе, и, следовательно, опровержение Пуанкаре-эйнштейновского релятивизма, утверждающего, что все ИСО равноправны, а эфира нет. Это фоновое излучение пространства имеет свою абсолютную систему отсчета, а значит никакого релятивизма быть не может. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution