Иго иудейское   В.И. Бояринцев  

Борис Сергеевич Миронов

Иго иудейское

НАЦИЯ И ГОСУДАРСТВО

Яко дым истаял шумливый еще вчера, крикливый кагал хулителей, ненавистников России, все сделались рьяными поборниками России, ревнителями ее силы и независимости. Уста, еще не остывшие от многозлобия к России, теперь неутомимо вещают о возрождении ее былой мощи. Все оборотились в «патриотов России», в «государственников», «державников». Только не дай Бог свершаемое оборотничество принять лишь за шутовской маскарад в политическом балагане, это значило бы прозевать страшный удар, выделенный в русских, потому что под шум и гам возрождения великой России сводят русский народ, потому что велеречивый гомон о спасении, сохранении, приумножении России, становлении богатого, мощного, независимого российского государства вовсе не означает, не содержит в себе и грана заботы о спасении, сохранении и приумножении русского народа. Идет тонко продуманная игра на подмене понятий.

   Мы, русские, обоснованно, на выверке веков, считаем, так оно и есть, что основу крепости, необоримости России извечно составлял русский народ, ныне стодвадцатимиллионный народ в стопятидесятимиллионной России. Когда нам говорят о возрождении мощи и славы России, само собой разумеем благо русского народа — наше национальное благо. Но вчитайтесь, вслушайтесь в нынешних «спасителей» России, тех, что у власти, и тех, что рвутся к власти, у них же и слова нет о русской нации, более того, как черти от ладана бегут они от всякого помыслия о национализме, для них весь круг забот — только интересы государства.

   Но мера интересов государства расплывчата, неосязаема, самое главное, может не иметь ничего общего с интересами нации. Ведь было уже, пережили, когда государство богатое и могучее, а народ нищенствовал, закрома государства были полны, а народ голодал, с каждым годом нарастал вал производства стали, чугуна и сплавов, а в магазинах шаром покати, не хватало самого насущного. И сейчас наше государство не обеднело, да только народ в нем бедствует и вымирает. Поэтому хватит говорить об интересах государства, пора громко и внятно заявить об интересах нации, и каждый шаг, каждое политическое, экономическое действие вымерять, оценивать именно интересами нации.

   Не нация для государства, а государство для нации!

Сегодня государство лишь машина, обслуживающая интересы бюрократов и денежных мешков, а не интересы нации, как это должно быть. Весь сложнейший механизм государства, каждая его шестеренка должны быть подчинены только одному — росту могущества нации. Если государственный механизм тесен, неловок, мешает развитию нации, ничуть зазорного, если нация будет раз за разом его переналаживать под свои нарастающие потребности. Когда профессор, лауреат Государственной премии, автор 120 изобретений не имеет возможности купить такую же квартиру, машину, как владелец торговой лавки, — это свидетельство разлаженного государственного механизма, отсутствия в государстве заботы о развитии и укреплении нации. Когда труженик нищ в государстве, в котором процветает жулик, то такое антинациональное государство требует немедленной починки

   Ничего во имя государства, все во имя нации!

   Так называемые «государственные интересы» — это, как правило, чьи-то личные, корыстные интересы, групповые, партийные, олигархические, замаскированные под общественно значимые, они раздраивают общество на классы, сословия, прослойки. Только национальные интересы крепят общество в монолит. Что угодно и как угодно можно закамуфлировать под государственный интерес, государственную необходимость — неосязаемую, незримую, когда весь народ за исключением жуликов от власти, портняжек «государственных интересов», ради «государственных интересов» может прозябать в нищете. Только национальный интерес имеет четко осязаемую оценку — нация нравственна, крепка, уверена в себе.

   Руководящий принцип государственного строительства — поддержание жизнетворчества нации, создание условий для национального политического и социального расцвета. И то государство разумнее, эффективнее для нации, которое дает больше возможностей для этого. Такому государственному устройству чужды любые революционные преобразования, социалистические ли, демократические, потому что всякие революции посягают в первую очередь на национальные традиции национальный уклад жизни — основу жизни нации

   Нация, порабощенная революционными реформами, перестает жить естественной для нее жизнью, она отупляется и принижается, приучается жить и действовать не по своему национальному разуму, согласно со своим национальным инстинктом, а по команде захватчиков власти, которые, в свою очередь, действуют исходя из заимствованных извне, чуждых для нации идей. Уже само их стремление к революционным преобразованиям, губительным и гибельным для нации, есть свидетельство их непонимания нации, для которой они чужие.

   Нация творит исходя из своей истории и руководствуясь своей совестью.

   Только то государственное строительство имеет смысл, только та политика в основе государства разумна, а само государственное устройство надежно, целью и обязанностью которых является создание наиболее благоприятных, жизнеудобных, жизненно стойких условий для нации, для воспитания национальной духовной личности, перед которой бессильны соблазн и искушение насылаемого на нее сатанизма.

   Благо такого государственного устройства в сохранении национальной души народа, потому что не войны и экономические поражения, а только паралич народной души способен обречь нацию на гибель.

   Вопрос о приоритете национальных интересов над государственными — кто для кого и кто кому служит — для дальнейшего развития России не теоретический и не просто назрел, а стал насущным, нет первозначимее его ориентира в определении пути России, в выборе ее вожатых — от депутатов до президента.

   Сегодня все жаждущие мандатов и государственных кресел проникновенно много говорят о своей любви к России, о своем стремлении сделать ее богатой и могучей. Как будто в этом есть проблема, экая задача! сделать богатой и могучей Россию, у которой 64 процента мирового сырья, больше, чем у какой-либо другой страны мира, больше, чем у всех стран мира вместе взятых. Да как же не любить такую громаду богатств? Тут самый распоследний для России негодяй полюбит ее и заставит себя, приучит себя, почти не картавя, выговаривать возжеланное, хоть и ненавистное ему имя.

   И зачем делать Россию богатой, если она и так сказочно богата, нет богаче ее на земле. И независимее ее нет никого, потому что она более других обладает основой независимости — людьми, сырьем и пространством. Надо не позволять грабить Россию, прекратить вывоз ее богатств, — и больше ничего не надо для ее процветания, ни к чему уши всем прожужжавшие гении-теоретики от экономики и прочих наук, что уже десять лет обещают облагодетельствовать Россию заемными заумными теориями по западному образцу, о котором еще Ф. М. Достоевский сказал: «На этот подкопанный и зараженный гражданский строй и указывают народу нашему как на идеал, к которому он должен стремиться…»

   Конечно же, обещать укрепить и обогатить государство куда проще, чем взять на себя ответственность за процветание нации. Укрепление государства, его обогащение — это внешние изменения строя и быта, не раз опробованные колониальной системой Запада. Достаточно завезти в страну оборудование, поставить под него коробки сборочных заводов, приставить к станкам людей, дать им возможность зарабатывать, магазины товаром набить, опять же из-за рубежа завезенным, — и все. Чем плохо государство? Люди работают, при деле и сыты. Но будет ли крепка и независима нация в таком государстве?

   Вывести государство из кризиса — создать рабочие места, оживить экономику, — именно к этому сводят все дело нынешние власть имущие и вставшие в очередь на власть, — но все это может сделать для России и чужой дядя, и сколько таких дядей уже объявилось по миру. А вот вывести нацию из кризиса, вывести народ из апатии, уныния, духовной лености — пробудить его национальное сознание, национальное творчество, национальную гордость — этого за нас не сделает никакой дядя. Более того, заморский дядя, по-родственному опекающий находящихся у власти в России, больше всего боится именно пробуждения русской нации, возрождения национального сознания в русском народе, коренном народе России, способном поднять, увлечь, повести все остальные народы России.

   Почему так важно уяснить всю пропасть разницы между становлением богатого, независимого государства и богатой, независимой нации? Потому что вненациональное государство разваливается так же быстро, как и создается, даже очень богатое, даже очень независимое, и СССР тому в пример, трагичный, горький урок. Если бы интересы русской нации лежали в основе политики прежнего СССР, сплоченного вокруг великой России и великого русского народа, то Советский Союз не распался бы никогда, потому что ни его руководителям, ни народу невозможно было бы смириться с разделением нации.

   Крепко лишь национальное государство.

   Только нация, объединенная единым духом, вечна, непоколебима, незыблема.

   Сегодня вопрос определения приоритета государства и нации — это вопрос, быть или не быть русской нации. Все, кто у власти, все, кто рвется к власти, настырно говорят о своем желании видеть Россию богатой и независимой, об одном при этом умалчивают, что богатой и независимой Россия может быть и без русских. Россия, как государство со своим сырьевым богатством, уже есть сверхбогатая и независимая страна. Это правящие Россией недомерки зависимы от западных правителей, но не сама Россия. Россия обладает всем необходимым и не только сырьем, а и огромным научным, творческим, высококвалифицированным рабочим персоналом, высокими технологиями, плодороднейшими землями, чтобы, опустив «железный занавес» на своих границах, даже не почувствовать изоляции. Это только наши правители, в рот смотрящие Западу, не знающие, не понимающие, не любящие и не гордящиеся своим народом, а уже и боящиеся его, это они страшатся остаться со своим народом один на один, это президенту важнее быть на ковре у правящей миром «семерки», нежели со своим народом в страшный буденновский час национальной трагедии.

   Когда нерусские соискатели российского президентства объясняются в любви к России, они не народу России объясняются в любви, они богатству России объясняются в любви. Когда они говорят: «Мы за свободную, богатую Россию», они, может быть, и искренне так говорят, только там, в их России, в той стране, которую они по-прежнему будут называть Россией, если еще будут называть, места русским уже может не быть и скорее всего не будет, потому что русская нация — это прежде всего национальный дух, а те западные проекты, по которым они сегодня строят и собираются дальше строить Россию, не имеют ничего общего с историческими, православными корнями русской нации. Иначе 25 миллионов русских не оказались бы изгоями за пределами России.

   Идея возрождения великой России как возрождения великой русской нации их, конечно же, не привлекает, им нужны разобщенные, раздробленные, распыленные малые народы, беспомощные, зависимые извне и враждующие друг с другом. Мы должны осознать, что если интересы нации не возобладают в государстве над внутренними дрязгами партий и движений, непримиримостью кланов, если над всем этим не возобладает один мощный национальный диктат, такое государство точно не устоит перед малейшей внешней опасностью. Мы должны понять, что если внутренние дрязги партий и их лидеров не отступают перед национальной идеей, значит, это уже не внутренние дрязги, это внешний враг вцепился в горло нации, для него священные национальные устои и есть объект разрушения. Мы должны пробудить самосознание народных масс, чутье нации на врага нации, не важно, сидит ли он на Капитолийском или на Боровицком холме.

   Идея государственного строительства сама по себе не несет идеи национального спасения, сохранения нации, национального приумножения. Такое уже случалось в истории, чуть больше двухсот лет назад в одной стране, когда страна эта стала и свободной и могучей, только для коренного народа в ней больше места не нашлось. Страна эта Соединенные Штаты, ныне возмечтавшая выстроить Россию по своему образу и подобию.

   Вожди нации должны думать и действовать не только в соответствии с физическими и материальными нуждами народа, как обещают действовать нынешние и претендующие на их место лидеры, но и с непременным учетом исторического достоинства народа, его наследия, его национального духа. Однако именно об этом молчат власть имущие и претендующие на власть лидеры в России. Первые поторопились конституционно объявить о «деидеологизации» общества, а, значит, о лишении русского народа его идеалов, поспешили протрубить о «светском характере» общества, а, значит, об отторжении русского народа от его православной веры. Идущие им на смену не заикаются здесь что-либо менять, впрочем, наивно ожидать иного от людей, чужих по крови и чуждых по духу коренным народам России.

   Многочисленное полчище претендентов на российскую власть говорит лишь об экономических программах удовлетворения человеческих потребностей. Как в них самих нет национального духа, как для них самих нет ничего важнее и желаннее жирного куска, так и в идеалах России они не представляют ничего иного, и навязывают нам плохо переведенную с английского и иврита псевдоэкономическую теорию богатства и дурачат и шантажируют народ своей научной незаменимостью, элитностью, особенностью экономической породы. Но нации нужен духовный лидер, а не бухгалтер, умеющий считать по иностранной указке нетто и брутто российских богатств.

   Они не просто противники русских национальных идеалов, они их ненавистники, потому что вера народа в свои идеалы навсегда лишит их шансов управлять Россией, а значит, лишит их доступа к самому для них сокровенному — сырьевым запасам России. Отсюда понятна череда их действий. Для того чтобы овладеть богатством России, нужно взять власть в России в свои руки, а для того, чтобы эту власть взять, тем более удержать, нужно изничтожить национальный дух, что они и торопятся делать, справедливо усматривая для себя врагом номер один возрождающийся в русской нации дух национализма.

   Национализм — это преобладание интересов нации над всеми другими интересами — государства, партийного строительства, теорий коммунизма, социализма, капитализма.

   Национализм — это прививка от любой чумы, которую нам могут в очередной раз подсунуть в ярко размалеванном фантике свободы, равенства, братства, в приманке общечеловеческих ценностей, прав, в обещаниях расцвета и укрепления России. Потому что у националистов есть только одно, очень жесткое испытание идеи — во пользу нации или ей во вред.

   Когда впереди интересов нации выставляют интересы государства, — это расхожий трюк наперсточников от власти, корыстного люда, жирно кормящегося у государственного корыта или рвущегося к нему, а потому не может быть у власти, во главе государства, на любом государственном посту человек, не национально мыслящий, не националист. В противном случае напридуманные интересы государства всегда будут довлеть над интересами нации.

   Мы, русские, должны развить в себе национальный эгоизм. Наша национальная энергия всегда сдерживалась нашим собственным сопротивлением. Над Россией должен, наконец, воцариться высший интерес, над всем обществом, над всеми политическими дрязгами, и это интерес сохранения, сбережения, приумножения русской нации.

   Сегодня интересы русского нам должны быть значимее и дороже интересов целых континентов. Сегодня понятие нации нам должно быть так же близко, дорого и свято, как понятие семьи.

   На слово и понятие «национализм» сегодня в обществе наложено проклятие, его избегают, его изничтожают, перед ним прививают страх. Дело доходит до смешного, когда на элементарный вопрос, как называется человек, кровь от крови, плоть от плоти своей нации, гордящийся своей нацией, любящий свою нацию, готовый жертвовать собой во имя интересов своей нации, отвечают: «патриот» впротиву элементарным законам русского языка, изучаемым во втором классе в разделе словообразование. Люди согласны выглядеть дураками, безграмотными, лишь бы не произнести запретного «националист».

   Избегая, изничтожая, прививая страх перед словом и понятием национализма, обсушивают, обкорнывают, подбираются к самому понятию нации. Но никаким иным словом не заменить ни понятие нации, ни производимых от него, вырастающих из него национализма и националиста. Я говорю сейчас даже не об исторических корнях, этимологическом происхождении этих слов, я говорю о национально-эмоциональном, духовном восприятии в народе этих понятий, их энергии.

   Нерусские средства массовой информации, составляющие в прямом смысле слова подавляющее большинство в России, вся нерусская рать претендентов на российское президентство, как черти ладана избегают слова «нация», все больше о народе пекутся. Но народ — лишь население, объединенное территорией да языком, может быть, совместной деятельностью да общей бедой, но не духом, не идеей, не общенациональной памятью. Когда мы говорим «народ», то вольно или невольно, но представляем только тех, кто живет сейчас вместе с нами, рядом с нами — ныне живущие. Когда мы говорим «нация», то вольно или невольно, но представляем рядом с собой тех, кто жил задолго до нас, творил нашу историю, терпел поражения и выносил из них уроки, побеждал, осваивал, открывал, изобретал, обживал, создавал Империю, самоотверженно защищал Отечество, представляем рядом с собой тех, кто будет жить после нас, — наших потомков, наших пристрастных судей, перед которыми мы ответственны за все, что совершаем.

   Нет вернее пути для нации, чем национализм, но вместо национализма нам усиленно и настойчиво навязывают патриотизм Почему? Патриотизм — понятие материальное. Любовь к березкам, плакучей иве, к речке детства, своей малой родине, — все это настоящий патриотизм, не в осуждение говорю, но чтобы понятным стало, что и Ельцин, и Черномырдин, и Гайдар, и Явлинский, и Чубайс — они тоже самые настоящие патриоты России. Только одни патриоты любят березки и ивы, а эти — богатства России, ее нефть, газ, молибден, золото, алмазы, и вот эти искренние, убежденные патриоты России, другой земли им действительно не надо, нет богаче российской земли, именно эти патриоты довели русский народ до вымирания.

   Нам позволяют быть патриотами, любить свои березки и речки сколько влезет, но только не свой народ, не свою нацию. Потому что это уже национализм, с которым, как с фашизмом, ведут ожесточенную борьбу в России все властные структуры, начиная от администрации президента, начиная с самого президента. Потому что национализм — понятие духовное. Личное в нем вырастает до общенационального. Общенациональное становится личным. Национализм — понятие ратное. Национализм активен и действен. Националист — воин, он не лицезрит, он действует.

   Можно быть патриотом России и печься о ее богатстве и могуществе, искренне хотеть неслабой России, кому ж охота быть руководителем хилой страны, но при этом попускать, чтобы коренная нация — русские — теряла в год по миллиону человек. Если бы нынешние власть имущие действительно строили национальное государство, они бы этого не допустили. Им все равно с кем строить «новую Россию», лишь бы быстрее получить приставную табуретку к столу правящей миром «семерки», и если понадобится для этого сменить народ, они не задумываясь, не мучаясь национальной совестью, пойдут на это. Ведь стреляли же они в русский народ и продолжают убивать русских. Чего же иного ждать от них, и чем они отличаются от Ленина, Троцкого, Свердлова, Бухарина, Дзержинского, которые тоже ради строительства «новой России» истребляли русский народ, и тоже, как их последователи в «демократической России», окружали себя сплошь нерусскими помощниками, экспертами, министрами, для которых душа русского человека не просто пустой звук, она ненавистна им. Они не скрывали никогда своей ненависти к русской нации, не скрывали прежде, не скрывают и ныне в своем ненавистническом отношении к национализму в России, к национализму коренного русского народа, станового хребта России.

   Они боятся именно русского национализма, и под свой истерический страх подводят теоретическую базу дескать, национализм больших наций, таких, как русская, непременно приведет к притеснению малых наций, и что национализм возможен и разрешителен лишь для малых наций как форма защиты их от произвола больших наций, как средство выживания перед угрозой со стороны больших наций. Удел больших наций, утверждают «теоретики», оставаться интернациональными, потому что вымирание им не грозит. Но назовите хотя бы одну нацию в России или в бывшем Советском Союзе, которая понесла бы за все годы советской власти больший урон, чем русские. Кого еще, кроме русских, нынешние демократы подвели к последней черте истребления? Без малого миллион человек мы потеряли в позапрошлом году, полтора миллиона — в прошлом году, изменений пока не предвидится. Вы только вдумайтесь! это сравнимо с вымиранием до последнего ребенка целых народов, таких, как мордва, — их всего 313 тысяч в Мордовии, как тувинцы — их всего 206 тысяч, удмурты — 714 тысяч, чеченцы — 899 тысяч, евреи — 537 тысяч и многих им подобных.

   Об угрозе национализма в России особенно надсадно кричат евреи, это легко проследить по их газетам «Известия», «Сегодня», «Московские новости», «Московский комсомолец», «Общая газета», по визгу в Думе и правительстве их нахрапистых полпредов. Им есть с какого страха вопить. Испугались возвращения в дом истинного хозяина, который не позволит им во всякое западное хотение, на жировую потребу их исторической родины обкрадывать Россию, ослаблять ее, гадить в ней, используя газеты, радио, телевидение для растления национальной души. Испугались и не без основания, что с приходом настоящих хозяев не только неповадно будет пакостить и грабить Россию, придется всерьез отвечать за произвол, за зло, сотворенное с Россией.

   Да, русский человек долготерпелив и вынослив и готов не только поделиться, но и отдать последний кусок хлеба, последнюю рубаху. Однако он терпелив и жертвен, пока дело касается лично его. Но когда чужие липкие руки тянутся к его национальным святыням, к его Вере, от русского долготерпения не остается и следа. Терпение становится нетерпением, и куда девается сострадальческое добродушие и мягкость. Русский человек становится жесток, зол ненавидящ. Берегитесь! Нельзя злоупотреблять русским долготерпением. Нельзя и крайне опасно принимать русское добродушие, русское великодушие за русскую слабость. Кто этого не понимает, как показывает история, тот жестоко платит за нежелание знать, чувствовать, бояться русской натуры.

   Можно долго пользоваться русским добродушием, но нельзя злоупотреблять русским долготерпением. Это всегда печально кончается для тех, кто, добро принятый на русской земле, обжившийся на ней, уже и посчитал, что он оседлал русскую шею и вправе вертеть русской головой.

   Национализм — это естественная забота нации о самой себе, физическом, нравственном, духовном здоровье — крепости русского духа, крепости православной Веры. Это здоровая, крепкая, естественная реакция нации на давление чужих и чуждых, противных ей сил. И как это здоровое чувство нации может не нравиться самой нации? Все равно что здоровому телу может не нравиться собственное здоровье. Значит, об угрозе национализма может кричать лишь чужак для нации, кому противны, ненавистны и крепость нации, и ее дух. Об угрозе национализма может кричать лишь враг нации, ее ненавистник. Это мы должны знать и помнить, чтобы не запутаться в словах, понятиях, наветах, которыми нас пытаются оглупить, оглушить, отбить у нас национальное природное чувство многочисленные враги русской нации, которым мы ненавистны уже тем, что у нас есть все для того, чтобы жить размеренно, богато и спокойно, не изменяя своим вековым традициям и привычкам, не изменяя своим славнопамятным отцам и дедам, чтобы уверенно и спокойно развивать и укреплять великую нацию в великой России.

Иго иудейское   В.И. Бояринцев  
Знаете ли Вы, в чем фокус эксперимента Майкельсона?

Эксперимент А. Майкельсона, Майкельсона - Морли - действительно является цирковым фокусом, загипнотизировавшим физиков на 120 лет.

Дело в том, что в его постановке и выводах произведена подмена, аналогичная подмене в школьной шуточной задачке на сообразительность, в которой спрашивается:
- Cколько яблок на березе, если на одной ветке их 5, на другой ветке - 10 и так далее
При этом внимание учеников намеренно отвлекается от того основополагающего факта, что на березе яблоки не растут, в принципе.

В эксперименте Майкельсона ставится вопрос о движении эфира относительно покоящегося в лабораторной системе интерферометра. Однако, если мы ищем эфир, как базовую материю, из которой состоит всё вещество интерферометра, лаборатории, да и Земли в целом, то, естественно, эфир тоже будет неподвижен, так как земное вещество есть всего навсего определенным образом структурированный эфир, и никак не может двигаться относительно самого себя.

Удивительно, что этот цирковой трюк овладел на 120 лет умами физиков на полном серьезе, хотя его прототипы есть в сказках-небылицах всех народов всех времен, включая барона Мюнхаузена, вытащившего себя за волосы из болота, и призванных показать детям возможные жульничества и тем защитить их во взрослой жизни. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

НОВОСТИ ФОРУМАФорум Рыцари теории эфира
Рыцари теории эфира
  27.04.2016 - 07:59: СОВЕСТЬ - Conscience -> Проблема государственного терроризма - Карим_Хайдаров.
25.04.2016 - 07:47: СОВЕСТЬ - Conscience -> КОЛЛАПС МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ - Карим_Хайдаров.
24.04.2016 - 21:11: АСТРОФИЗИКА - Astrophysics -> Комета 67Р/Чурюмова-Герасименко и проблема ее происхождения - Евгений_Дмитриев.
20.04.2016 - 12:33: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> ЭКОЛОГИЯ ДЛЯ ВСЕХ - Карим_Хайдаров.
17.04.2016 - 22:31: СОВЕСТЬ - Conscience -> РУССКИЙ МИР - Карим_Хайдаров.
09.04.2016 - 06:59: АСТРОФИЗИКА - Astrophysics -> Сезонные колебания уровня вод морей и океанов - Юсуп_Хизиров.
28.03.2016 - 16:42: СОВЕСТЬ - Conscience -> ПРАВОСУДИЯ.НЕТ - Карим_Хайдаров.
17.03.2016 - 11:20: СЕЙСМОЛОГИЯ - Seismology -> Запасы воды под Землёй - Карим_Хайдаров.
15.03.2016 - 16:15: ЦИТАТЫ ЧУЖИХ ФОРУМОВ - Outside Quotings -> ВЫМИРАНИЕ ДИНОЗАВРОВ на www.nkj.ru - Карим_Хайдаров.
23.02.2016 - 20:34: Беседка - Chatter -> Приливы и отливы - Юсуп_Хизиров.
19.02.2016 - 05:38: ФИЗИКА ЭФИРА - Aether Physics -> Скорость распространения гравитации - Карим_Хайдаров.
Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution