к оглавлению

ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ УЧЁНЫЙ М.В. ЛОМОНОСОВ

ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ УЧЁНЫЙ М.В. ЛОМОНОСОВ

В ноябре 2011-го года исполнилось 300 лет со дня рождения Великого Русского учёного Михаила Васильевича Ломоносова, о котором В.Г. Белинский писал:

“...на берегах Ледовитого моря, подобно северному сиянию, блеснул Ломоносов. Ослепительно и прекрасно было это явление! Оно доказало собой, что человек есть человек во всяком состоянии и во всяком климате, что гений умеет торжествовать над всеми препятствиями, какие не противопоставляет ему враждебная судьба, что, наконец, русский способен ко всякому великому и прекрасному”.

Родился Михаил Васильевич Ломоносов 19-го ноября по новому стилю 1711-го года в деревне, расположенной в нескольких километрах от города Холмогоры в крестьянской семье.

Ломоносов учится читать, “вратами учёности” для него делаются книги: “Грамматика” Смотрицкого, “Арифметика” Магницкого, “Стихотворная Псалтырь” Симеона Полоцкого.

Жажда знаний гонит его в Москву, дорогой он нагнал обоз с рыбой и с ним прибыл в Москву, тогда ему было 19 лет и в Москве у него не было ни родных, ни знакомых. Об этом периоде жизни М.В.Ломоносова учебник “Отечественная история для народных училищ” (Санкт-Петербург, 1895) пишет:

“Первую ночь он должен был провести в санях под открытым небом. На другой день в обоз пришёл какой-то земляк, который, узнав, зачем приехал парень в Москву, взял его к себе и обещался определить его в школу в Заиконоспасском монастыре. При помощи знакомых дело было устроено”. Он поступает в Славяно-греко-латинскую академию, где было восемь классов, в первых четырёх учили читать и писать по-латински, славянскому языку, пению по нотам и началам арифметики. В пятом и шестом классах изучали красноречие и стихи латинских поэтов Горация, Вергилия, Овидия. В седьмом классе изучали естественные науки, физику, а в последнем классе – богословие.

“С жаром принялся Ломоносов за учение; через полгода он уже был переведён в следующий класс и так в течение пяти лет он прошёл весь курс наук и выучился латинскому и греческому языкам” (“Отечественная история для народных училищ”, Санкт-Петербург, 1895). Но московская школа не удовлетворила Ломоносова, он отпросился в Киев, где нашёл большое количество интересных ему книг, затем вернулся в Москву.

В 1735-году из Петербурга пришёл указ, повелевавший отобрать двадцать учеников “в науках достойных” и отправить их в столицу для учёбы в Академии наук. Отобрали двенадцать лучших учеников, среди которых был и Ломоносов, и в 1736-м году они прибыли в Петербург.В Петербурге Ломоносов проучился не больше года и был, как лучший ученик, в составе группы из трёх человек отправлен за границу для учёбы у немецких профессоров.

При этом первые два с половиной года русские студенты учились в Марбурге у знаменитого в то время учёного Христиана Вольфа, про которого говорили, что он знает всё на свете. И действительно, Вольф вёл занятия по философии и логике, механике и оптике, математике и архитектуре.

В Марбурге Ломоносов женился, родилась дочь Екатерина-Елизавета, а затем сын, но через два месяца он умер.

Бывали времена, когда Ломоносову не хватало средств на пропитание. Будучи в Германии, в одном из писем в Россию он жаловался: “Нахожусь болен, и при том не только лекарство, но и дневной пищи себе купить на что не имею, и денег достать взаймы не могу”.

После более чем двух с половиной лет учёбы в Марбурге русские студенты переехали во Фрейберг.

Во Фрейберге руководить учёбой русских студентов стал профессор Генкель, который обладал тяжёлым характером и отличался мелочным деспотизмом,но гордостью Генкеля была его химическая лаборатория, она служила учебной, производственной и экспериментальной базой. Ломоносов оценил значение экспериментальной базы для исследовательской работы, и по возвращении в Россию упорно добивался постройки химической лаборатории при Академии наук.

Учёба и пребывание Ломоносова во Фрейберге принесли свои научные результаты: он посылает в Академию две новые диссертации, одну по физике, другую по химии.

Мало того, в этот период, в конце 1739-го года Ломоносов направляет в Российское собрание при Академии наук знаменитое “Письмо о правилах Российского стихотворства”. Но Ломоносов не ограничился теорией, а направил патриотическую “Оду на взятие Хотина”.

Много лет спустя В.Г.Белинский писал, что с “Оды на взятие Хотина” Ломоносова “по справедливости должно считать начало русской литературы”.

В мае 1741-го года Ломоносов отплывает в Россию.

В этот период русской истории на престоле находилась Анна Ивановна (1730-1740), про которую В.О.Ключевский (“Курс русской истории”, М., 1910) пишет:

“Не доверяя русским, Анна поставила на страже своей безопасности кучу иноземцев, навезённых из Митавы и из разных немецких углов... При разгульном дворе, то и дело увеселяемом блестящими празднествами… вся эта стая кормилась досыта и веселилась до упада на доимочные деньги, выколачиваемые из народа... Недаром двор при Анне обходился впятеро-вшестеро дороже, чем при Петре I, хотя государственные доходы не возрастали, скорее убавлялись”.

После переворота 25 ноября 1741-го года, приведшего на престол, Елизавету Петровну, положение при дворе изменилось, но в Академии наук по-прежнему денег на содержание учёных отпускалось мало, выплаты задерживались. Хотя существовал президент Академии, но ею управлял советник Канцелярии Иоганн Шумахер, и при нём рядом с талантливыми учёными, нашедшими в России вторую родину, Академию наводнили стяжатели-иностранцы, а в числе академиков не было ни одного русского.

Шумахер тормозил подготовку русских национальных научных кадров, создавал тяжёлые условия для неугодных ему академиков. Так к моменту возвращения Ломоносова в Россию, к 1741-му году наиболее известные иностранные учёные ушли из Академии, в июне 1741-го года выехал из Петербурга в Берлин и знаменитый Леонард Эйлер.

Первой работой Ломоносова стало описание камней и минералов, хранящихся в музее Академии, Кунсткамере, он начинает читать лекции студентам академического университета, при этом было объявлено, что он “физическую географию публично толковать будет, а желающим “наставления давать намерен” в химии, горном деле, а “також обучать в стихотворстве и штиле российского языка”, пишет диссертацию “Физико-химические размышления о соответствии серебра и ртути”, создаёт две похвальные оды.

Не гладко шла личная жизнь великого учёного: М.В.Ломоносов продолжал испытывать нужду, и только через два года после возвращения из-за границы смог перевезти в Россию свою семью.

В январе 1742-м году М.В.Ломоносову было присвоено младшее учёное звание – звание адъюнкта Академии по физическому классу, тем временем напряжение в Академии росло, работавшие там русские и даже некоторые иностранные учёные, возмущённые самоуправством Шумахера, в 1742-м году подали на него жалобу в сенат, где писали: “Академия в такое несостояние приведена, что никакого плода России не приносит”.

Была образована следственная комиссия, которая сначала взяла Шумахера под стражу, а затем его оправдали и приговорили жалобщиков к различным наказаниям. Ломоносова комиссия обвинялся в прерывании заседаний конференции непристойными выходками, в оскорблениях членов её, в бесчинствах в Географическом департаменте.

25 июля 1745-го года последовал Высочайший указ о назначении Ломоносова профессором: с этого времени он становится полноправным членом Академии, первым русским академиком, и в качестве такового принял участие первый раз в заседании конференции 12 августа

В 1746-м году состоялось назначение первого русского президента Академии, им стал граф  К.Г.Разумовский, это изменило положение Ломоносова, так как принятый новый устав открыл русским вход в Академию, где Ломоносов получил кафедру химии и, начиная с 1746 года, ввёл популярный курс экспериментальной физики. В том же году он напечатал риторический трактат – первое научное сочинение, появившееся на русском языке.

Положение Ломоносова стало улучшаться, когда в нём приняли участие “люди сильные”: Иван Иванович Шувалов, граф Воронцов и другие лица, имевшие большую силу при императрице Елизавете Петровне, они довели до сведения императрицы об его учёных трудах, и она пожаловала Ломоносову усадьбу и деревню недалеко от Ораниенбаума.

Когда в 1762-м году пришла к власти Екатерина II, иностранцы, противники Ломоносова) начали на Ломоносова новое наступление, считая, что положение его, как “человека Елизаветы” должно пошатнуться. Враги оклеветали Ломоносова, и императрица даже подписала указ об отставке учёного от службы в Академии наук, но благодаря заступничеству графа Григория Орлова, изменила своё мнение, она отозвала из Сената указ об отставке и пожаловала Ломоносову чин статского советника, равнявшийся генеральскому.

Период с конца 1750-го года по начало 1760-х годов стал временем, когда особенно ярко проявился государственный уклон в деятельности Ломоносова. В 1760-м году М.В.Ломоносов написал статью о необходимости преобразования Академии, где рекомендовал не допускать властвовать над наукой людей малоучёных, не давать власти чужестранцам, недоброжелательным к учёным россиянам, и т.д., а летом 1764-го года Ломоносов написал “Краткую историю о поведении Академической канцелярии в рассуждении учёных людей и дел с начала сего корпуса до нынешнего времени”.

В этот период появляются: записка “О сохранении и размножении Российского народа”, “Общая система Российской минералогии”, проект нового устава Академии наук.

Но к началу 1765-го года обстановка в Академии наук, по свидетельству Ломоносова, сложилась такая, что ему там “места нет”. В Академии по-прежнему было засилье чиновников, которые не имели ничего общего с наукой и тормозили прогресс отечественной науки и просвещения. К тому же тяжёлая болезнь подрывала силы Ломоносова, но когда болезнь несколько отступала, он с ещё большей энергией обращался к исследовательской и научно-организационной работе:

– заканчивает “Краткое описанием разных путешествий по северным морям и показанием возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию”;

– готовит диссертацию “О переменах тягости по земному глобусу”;

– составляет планы новых работ – “Российская минералогия” и “Система всей физики”;

– приступает к написанию диссертации “Испытание причины северного сияния и других подобных явлений” и др.

Он руководит Географическим департаментом, несмотря на стремление некоторых академических деятелей отстранить его. Обращается в Академию наук с предложением отправить в разные районы страны две экспедиции для сбора сведений, необходимых при работе над новым “Российским атласом”, составляет проект организации государственной коллегии для научной помощи развитию земледелия – “Мнение о учреждении государственной коллегии земского домостройства”.

При его непосредственном участии в широких масштабах ведутся мозаичные работы как в Усть-Рудице, так и в мозаичной мастерской, расположенной на приусадебном участке на набережной реки Мойки.

Ломоносов знал, что умирает. “Я не тужу о смерти: пожил, потерпел и знаю, что обо мне дети отечества пожалеют”, – записал он. Но его тревожила судьба его дела. Он видел, что национальные начала русской науки снова поставлены под угрозу благодаря созданию при Екатерине II приоритетных условий для работы в России не отечественным, а иностранным учёным. 

Скончался Михаил Васильевич Ломоносов 4-го апреля 1765-го года в собственном доме на реке Мойке и был похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Химия занимала много места в жизни учёного. Вернувшись из-за границы, Ломоносов представил работу “Элементы математической химии”. До Ломоносова химия не считалась наукой, а относилась скорее к категории искусств. В науке, по мнению Ломоносова, теория и практика неразрывно связаны, особое значение он придавал, как бы теперь сказали, эксперименту: “Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мыслей, порождённых только воображением”.

В 1745-м году, когда Ломоносов избирается академиком, но ему недоставало хорошей химической лаборатории. До появления Ломоносова никто не проявлял интереса к организации химической лаборатории в Академии наук; его предшественники ничего не сделали для химической науки и лишь формально значились химиками.

Семилетняя борьба Ломоносова за создание первой в России научной химической лаборатории, начатая им в 1741-м году, окончилась его победой. Лаборатория была построена на Васильевском острове, рядом с домом Ломоносова 1748-м году.

При работе с растворами М.В.Ломоносов изучал их поверхностное натяжение. Он отвёл в лабораторном журнале специальный раздел для записей, посвящённых поднятию разных растворов и жидкостей в капиллярных трубках одной ёмкости при одном и том же “градусе теплоты” и их сравнению в отношении времени и высоты подъёма.

Исследуя растворение солей в воде, М.В.Ломоносов впервые установил, что этот процесс сопровождается тепловым эффектом. Он заметил также, что растворы кипят при более высокой температуре, а замерзают при более низкой температуре, чем чистый растворитель, и установил качественную связь между концентрацией раствора и температурой его замерзания. Количественная связь между этими двумя параметрами была найдена лишь в 1878-м году – через 130 лет после работ русского учёного. М.В.Ломоносов впервые исследовал влияние температуры на растворимость солей и провёл измерение плотности растворов при различных температурах

В знаменитом “Слове о пользе химии” Ломоносов раскрывает важную роль в общественном прогрессе химии, физики и металлургии. Он указывает на большое практическое значение химии. Практическую часть химии, то, что относится “к наукам экономическим, фармации, металлургии, стекольному делу и т. д.”, Ломоносов предлагает отнести “в особый курс технической химии”, опять-таки опередив своё время.

В химических работах Ломоносова важную роль играет атомистика, которая служит краеугольным камнем его научного мышления. Ломоносов является одним из основателей механической теории теплоты и кинетической теории газов.

Выполнение Ломоносовым различных физико-химических исследований привело к созданию новой научной дисциплины – физической химии, которую он стал преподавать нескольким студентам Академического университета. Как и во многих других случаях, созданием этого курса М. В. Ломоносов опередил своё время более чем на столетие. Значение новой научной дисциплины учёные осознали лишь к концу XIX-го века.

В 1752-м году пишет И.И.Шувалову “Письмо о пользе стекла”, начинающееся словами:

Неправо о вещах те думают, Шувалов,
Которые Стекло чтут ниже минералов,
Приманчивым путём блистающих в глаза:
Не меньше пользы в нём, не меньше в нём краса.

В конце “Письма” говорится:

Во зрительных трубах Стекло являет нам,
Колико дал творец пространство небесам.
Толь много солнцев в них пылающих сияет,
Недвижных сколько звезд нам ясна ночь являет.

В своей химической лаборатории Ломоносов приступает к опытам, работа продолжалась три года, прежде чем удалось получить стекло самых разных цветов и оттенков. Ломоносов разрабатывал теорию трёх цветов, исходя из своего понимания физической природы света. Он считал, что белый свет состоит из трёх основных цветов – красного, желтого и голубого.

Результатом опытов по цветам и краскам явилось “Слово о происхождении света, новую теорию о цветах представляющее” – речь, произнесенная Ломоносовым на русском языке в публичном собрании Академии наук 1-го июля 1756-го года, впервые опубликованная на русском языке отдельной брошюрой в Санкт-Петербурге в 1757-м году.

Говоря о М.В.Ломоносове и его теории “трёх цветов”, вспомним, что современная теория цветной фотографии, цветного телевидения основана на “теории трёх цветов” – это красный, зелёный и синий. Теория “трёхцветного зрения” (её основой как раз и стала теория зрительного восприятия) стала отправной точкой для практических опытов по созданию цветной фотографии.

В лаборатории Ломоносова была создана и первая мозаичная картина “Мадонна”, составленная из четырёх тысяч стеклянных кусочков, а в самой лаборатории уже не хватало места для новых произведений, здесь было создано много замечательных мозаичных картин и портретов, за работы в области мозаичного искусства Болонская Академия наук (Италия) в 1764-м году избрала М.В.Ломоносова своим почётным членом.

Атомно-молекулярной теорией, или, как её называли в то время, корпускулярной теорией, М.В.Ломоносов заинтересовался ещё в студенческие годы. Главные труды Ломоносова, в которых изложена его корпускулярная теория, это: “Элементы математической химии (1741), “276 заметок по физике и корпускулярной философии”  (1741 -1743),  “Опыт теории о нечувствительных частицах  тел и  вообще о причинах  частных  качеств” (1743-1744), “Физические размышления о причинах теплоты и холода” (1744), “Опыт теории упругости воздуха” (1748).

Ломоносов высказал мысль о существовании абсолютного нуля, т. е. температуры, при которой полностью прекращается тепловое движение частиц материи.

М.В.Ломоносов формулирует то, что позднее было названо первым законом термодинамики: более нагретое тело не может нагреть другое тело выше той температуры, которой обладает само.

В химической лаборатории М.В.Ломоносов обосновал в 1748-м году закон сохранения массы вещества, который в наше время называется законом Ломоносова-Лавуаязье и звучит так: “Вес всех веществ, вступающих в реакцию, равен весу всех продуктов реакции”. Этот закон был им экспериментально подтверждён в 1756-м году на примере обжигания металлов в запаянных сосудах. Хотя Лавуазье начал свои исследования через 17 лет после Ломоносова, его опыты излагаются в каждом учебнике химии, об опытах же Ломоносова никто не знает, и даже русские химики не находят нужным упоминать о них; а между тем, Ломоносов был несомненно предшественником Лавуазье.

Универсальный характер научной деятельности Ломоносова подчёркивает и факт открытия им атмосферы Венеры в 1761-м году, по результатам наблюдений он писал: “По сим примечаниям планета Венера окружена знатно таковой (лишь бы не большею), какова обливается около нашего шара земного”.

Ломоносова заинтересовали работы по электричеству. Осенью 1753-го года Ломоносов на публичном собрании Академии наук произносит речь: “Слово о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих”.

Свои гениальные мысли о единой природе электричества и света учёный высказал в одном из наиболее значительных трудов – “Слове о происхождении света”, опубликованном в 1756-м году. Эйлер так оценивал достижения Ломоносова: “Я всегда изумлялся Вашему счастливому дарованию, выдающемуся в различных научных областях. Вы объясняете явления природы с исключительным успехом при помощи теории, и я с великой радостью усмотрел из Ваших писем, доставивших мне большое удовольствие, что замечательные заслуги Ваши встречают всё большее признание и по достоинству награждены августейшей императрицей…”

Девизом учёного было: По возможности пытаться исследовать всё, что может быть измерено, взвешено и определено при помощи практической математики”
 Ломоносов выработал свою научную методологию. Он считал, что, прежде чем создать на основе эксперимента научную теорию, следует разработать гипотезу, то есть научное предположение.  От опыта через гипотезу к установлению строгой научной теории – таков был творческий метод Ломоносова. Он писал: Я не признаю никакого измышления и никакой гипотезы, какой бы вероятной она ни казалась, без точных доказательств.

  В своих трудах Ломоносов неоднократно подчёркивал огромную роль географической науки в жизни общества. В 1754-м году, изучая верхние слои атмосферы, Ломоносов изобрёл небольшой аппарат для подъёма на значительную высоту метеорологических приборов. Свой аппарат он назвал “аэродинамической машиной”. Это был прообраз современного вертолёта. Кроме того, он изобрёл аппарат для определения силы ветра – анемометр. Ломоносов поставил вопрос об организации службы погоды, широкой сети метеорологических станций и обсерваторий, оснащённых нужными приборами. Замечательные идеи Ломоносова по этим проблемам начали осуществляться только в XX-м веке. И здесь великий русский учёный обгонял своё время.

Учёного-помора не могла не волновать проблема освоения Северного морского пути. Образ “Колумба российского” он воспел в своих поэтических произведениях. Во многих научных сочинениях: “Рассуждение о большой точности морского пути”, “Рассуждение о происхождении ледяных гор в северных морях” и др. учёный касается вопросов северных полярных морей. Опираясь на собственные труды, Ломоносов доказывает возможность Северного морского пути, возможность “проходу Сибирским океаном в Восточную Индию” и предлагает проект экспедиции по этому маршруту. Начальником экспедиции был назначен командор В.Я.Чичагов.

Ряд смелых мыслей великого учёного нашёл своё подтверждение через два столетия. В 1762-м году Ломоносов предсказал наличие в центре Арктического бассейна островов, влияющих на направление морских течений. В результате многолетних работ российскими учёными был обнаружен и исследован подводный хребет, поднимающийся со дна океана на 2,5-3 км примерно на том месте, где указал Ломоносов.

В 1762-м году Ломоносов предсказал наличие в центре Арктического бассейна островов, влияющих на направление морских течений. В результате многолетних работ советскими учёными был обнаружен и исследован подводный хребет, поднимающийся со дна океана на 2,53 км примерно на том месте, где указал Ломоносов. В 1948-м году этот хребет был назван именем М.В.Ломоносова.

М.В.Ломоносов писал: “Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном”.

Вспомним, что значение Сибири в жизни страны осознал, кроме М.В.Ломоносова великий Д.И.Менделеев.

Использование природных богатств Сибири Д.И.Менделеев связывал не с их продажей за рубеж, а с развитием промышленности Урала. В докладной записке на имя министра финансов С.Ю.Витте он писал: “Промышленное воздействие России на весь Запад Сибири и степной Азии может и должно совершиться при посредстве Уральского края, составляющего истинную грань Европы и Азии”.

Индустриализация Сибири в широких масштабах была продолжена в советское время. Ещё до начала Великой Отечественной войны часть промышленности перебазировалась в Сибирь, и победе над фашистской Германией страна во многом обязана Сибирскому промышленному комплексу.

Капиталистические времена в России внесли свои поправки в освоение Сибири и Северного ледовитого океана. Государству, основной ролью которого стала добыча полезных ископаемых, а не промышленное развитие, Север страны, на который претендуют и другие страны, становится дополнительным источником нефти и газа.

Но Ломоносов был не только универсальным учёным – энциклопедистом, он был идеологом русского просвещения, что позволило А.С.Пушкину сказать: Ломоносов был великий человек. Между Петром I и Екатериною II он один является самобытным сподвижником просвещения”.

В 1754-м году Михаил Васильевич Ломоносов составил особую записку “О исправлении Академии”, в которой с горечью писал о том, что в Академии ничего не делается для подготовки русских учёных, что вся учебная работа развалена, а за последние семь лет “ни один школьник в достойные студенты не доучился”.

Ломоносов приходит к мысли о создании самостоятельного и независимого от Академии университета, двери которого были бы открыты для учащихся всей страны.

План создания университета в течение долгого времени обсуждался М.В.Ломоносовым с И.И.Шуваловым: “При Университете необходимо должна быть Гимназия, без которой Университет, как пашня без семян”.

“Проект регламента Московских гимназий” был закончен Ломоносовым в период между подписанием “Указа об учреждении в Москве университета и двух гимназий” (25 января по новому стилю, в Татьянин день) и торжественным открытием университета (26 апреля). Императорским указом И.И.Шувалов был назначен куратором университета, что на многие годы в исторической литературе сделало его создателем МГУ.

М.В.Ломоносов всеми силами отстаивает права низших сословий на образование, возражая на раздававшиеся вокруг него голоса: “куда с учёными людьми?”.

Он отвечает, что учёные люди нужны “для Сибири, для горных дел, фабрик, сохранения народа, архитектуры, правосудия, исправления нравов, купечества, единства чистые веры, земледельства и предзнания погод, военного дела, хода севером и сообщения с ориентом”.

В результате при университете были открыты две гимназии – “благородная” для дворян и “разночинная”, создана типография и начала печататься первая московская газета “Московские ведомости”. Здесь же стали издаваться научные, литературные и учебные книги, а одним из первых вышло “Собрание сочинений Ломоносова”.

Недаром Александр Сергеевич Пушкин назвал Михаила Васильевича Ломоносова первым нашим университетом.

Михаил Васильевич Ломоносов был крупнейшим и первым истинно русским историком, его исторические взгляды формировались в острой борьбе против норманнской теории, отрицавшей самостоятельное развитие русского народа. Выдвинутая Ломоносовым теория славяно-чудского происхождения Древней Руси была принята и подтверждена позднейшей историографией.

М.В.Ломоносов выделял в русской истории периоды становления, роста, упадка и нового, более высокого подъёма и делил историю на шесть периодов. Особый интерес, в свете теории славяно-чудского происхождения Древней Руси представляет первая часть “Древней Российской истории”, под названием “О России прежде Рурика”, состоящая из следующих десяти глав.

Оценивая вклад в историю М.В.Ломоносова не надо забывать, что его “Древняя Российская история” долгое время оставалась единственным учебником русской истории.

Велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было – будучи большим учёным, он был одним из ведущих литераторов своего времени, доказав, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой, химией и литературой.

М. В. Ломоносовым была разработана “теория трёх штилей” – стилистическая система русского языка. Ломоносов выделял три “штиля”:

– высокий штиль – высокий, торжественный, величавый;

жанры: ода, героические поэмы, трагедии, ораторская речь;

– средний штиль – элегии, драмы, сатиры, эклоги, дружеские сочинения;

– низкий штиль – комедии, письма, песни, басни.

Ломоносов первым понял опасность засорения русского языка, в том числе и языка научных статей, импортными словами. Ломоносов писал: “Принуждён я был искать слов для наименования некоторых физических инструментов, действий и натуральных вещей, которые, хотя сперва покажутся несколько странны, однако, надеюсь, что они со временем через употребление знакомее будут”. Благодаря деятельности Ломоносова по созданию русской научной терминологии, достижения науки становились доступными большому кругу русского общества. Б.Н. Меншуткин писал про Ломоносова: “Он положил начало нашему точному научному языку, без которого теперь никто не может обходиться”.

В январе 1757-го года выходит из печати “Российская грамматика” Ломоносова, которая выдержала несколько изданий и была переведена на немецкий язык. В “Российской грамматике” Ломоносов так пишет о русском языке:

“Карл Пятый, римский император, говаривал, что ишпанским языком с Богом, французским – с друзьями, немецким – с неприятельми, итальянским – с женским полом говорить прилично. Но если бы он российскому языку был искусен, то, конечно, к тому присовокупил бы, что им со всеми оными говорить пристойно, ибо нашёл бы в нём великолепие ишпанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того богатство и сильную в изображениях краткость греческого и латинского языка”.

Но Ломоносов был не только теоретиком нового направления развития русского языка, но родоначальником современной русской поэзии, хотя он и писал: “Стихотворство – моя утеха, физика – мое упражнение”. Именно это “стихотворство” дало возможность Н.В.Гоголю сказать: “Ломоносов стоит впереди наших поэтов, как вступление впереди книги”.

Поэтическое наследие Ломоносова включает в себя торжественные оды, философские оды-размышления. Вершиной поэтического творчества Ломоносова являются оды, писавшиеся “на случай” – в связи с заметными событиями в жизни государства, например, к восшествию на престол императриц Елизаветы и Екатерины II. Ломоносов использовал торжественные поводы для создания ярких и величественных картин мироздания.

Оды проникнуты патриотическим пафосом, размышлениями о будущем России. Особенность поэтического мировоззрения Ломоносова подметил впоследствии Гоголь: “Сила восторга превратила натуралиста в поэта”.Позже Белинский назвал Ломоносова “основателем русской поэзии и первым поэтом России”.

Особым явлением русской поэзии стали натурфилософские оды Ломоносова, где размышления о Боге сочетается с рассуждениями и гипотезами научного характера – о процессах, происходящих на поверхности Солнца, о множественности обитаемых миров, об электрической природе северных сияний (“Утреннее размышление о Божием величестве”, “Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния”).

В одах Ломоносовым рассмотрены философские вопросы мироздания и появились бессмертные строки, цитируемые в популярных научных телевизионных программах:

Открылась бездна звёзд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.

В ноябре 1761-го года Ломоносов писал И.Н.Шувалову: “Разбирая свои сочинения, нашёл я старые записки моих мыслей, простирающихся к приращению общей пользы…”, где высказаны следующие соображения:

“1. О размножении и сохранении российского народа.

2. О истреблении праздности.

3. О исправлении нравов и о большем народа просвещении.

4. О исправлении земледелия.

5. О исправлении и размножении ремесленных дел и художеств.

6. О лучших пользах купечества.

7. О лучшей государственной экономии.

8. О сохранении военного искусства во время долговременного мира”.

Одно перечисление этих проблем даёт представление о широте общественных интересов великого учёного.

После изложения этой программы работ Ломоносов говорит о мерах, необходимых для осуществления первого пункта: “Начало сего полагаю самым главным делом: сохранением и размножением российского народа, в чём состоит величество, могущество и богатство всего государства, а не в обширности, тщетной без обитателей”.

Написанное почти 250 лет назад “Рассуждение о размножении и сохранении российского народа” имеет своими основными положениями:

Таким образом, первым пунктом в формулировке национальной идеи, фактически, сформулированной Д.И.Менделеевым, должен быть пункт от М.В.Ломоносова:

“Размножение и сохранение русского народа”, ибо без принятия необходимых срочных мер в наше время по снижению смертности и увеличению рождаемости государство Российское останется просто “без обитателей” и станет лёгкой добычей для различного рода “друзей” по “антитеррористической” коалиции и борцов за “общечеловеческие” ценности.

 Сохранившийся трактат “О размножении и сохранении российского народа” обнаруживает всю широту понимания Ломоносовым общественных вопросов. Он доказывает, что для увеличения количества рождающихся (“для обильнейшего плодородия родящих”) необходимо:

– устранить браки между лицами несоответствующих лет;

– отменить “насильное” супружество, брак по принуждению;

– отменить закон, запрещающий жениться более трёх раз;

– отменить пострижение молодых овдовевших священников и дьяконов в монахи;

– мирянам запретить принятие монашества: женщинам до 45, мужчинам – до 50 лет.

Для сохранения рождённых необходимо:

– учредить “богадельные домы” для приёма внебрачных детей;

– бороться с болезнями новорожденных;

– устранить вредный обычай крестить младенцев в холодной воде;

– бороться с невоздержностью русского народа и всеми мерами содействовать более

разумному образу жизни, не отзывающемуся слишком вредно на человеческом здоровье;

– бороться с болезнями путем организации надлежащей медицинской помощи;

– бороться, по возможности, с причинами смерти от моровой язвы, пожара, потопления,

замерзания и т. д. (И.К. Сухоплюев “Взгляды Ломоносова на политику народонаселения”).

Наконец, в психологической науке стали появляться работы, характеризующие личность Михаила Васильевича Ломоносова, подчеркивающие его несгибаемую веру в научное знание, в важность развития культуры, его “поморская упрямка” в реализации своих планов.

Память о великом русском учёном-энциклопедисте сохранилась в виде географических названий: кратер Ломоносова на Луне, мыс Ломоносова, горный хребет, горы и ледник, плато в Гренландии, бухта в море Лаптева, подводный хребет, горный хребет в Антарктиде, течение в Атлантическом океане, село и город его имени, гавань и отмель на Балтийском море.

По всей стране сооружён целый ряд памятников великому учёному, первым из которых стал памятник Ломоносову, построенный ещё в конце XVIII-го века Петром Ивановичем Челищевым, совершившим путешествие на Север России в 1791-м году.

Ежегодно Академия наук присуждает две Большие золотые медали имени М.В.Ломоносова – одна российскому и одна – зарубежному учёному за выдающиеся достижения в области естественных и гуманитарных наук.

Характеристику личности Ломоносова дал А.С.Пушкин:

“Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстию сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он всё испытал и всё проник”.

И вот наступил юбилейный год родоначальника наук русских – Михаила Васильевича Ломоносова.

С какими новыми достижениями пришла наука российская к юбилею М.В.Ломоносова?

С одной стороны, говорится о необходимости “модернизации”, “инновационного” развития, то с другой стороны, расходы на науку и образование в России устойчиво снижаются. Так ассигнования на науку гражданского назначения снизятся с 0,5% ВВП в 2011-м году до 0,36% ВВП в 2013-м году. При этом основные конкуренты наращивают расходы на науку высокими темпами. Стоит отметить, что в СССР на науку выделялось около 3,5% ВВП, да и сам ВВП был продуктом Индустриальной Державы.

Понятно, что наука, не подкреплённая образованием, не имеет шансов на выживание.

Недаром телевизионный опрос по случаю “Дня науки”, который уместнее назвать “Днём памяти науки” дал следующие результаты:

– наука возрождается – 341 голос;

– распродаётся – 6188 голосов;

– эмигрирует – 976 голосов

В этом плане характерным является отношение демократических властей Санкт-Петербурга к памятному месту Великого Русского Учёного: потомки Шумахера, получив деньги на восстановление химической лаборатории М.В.Ломоносова, ничего не сделали для этого.

Перефразируя знаменитое выражение, можно сказать: у русской науки друзей нет. Есть два врага: партия и правительство в лице Министерства образования и науки и Президиум Российской Академии наук.

И только чрезвычайные меры могли бы превратить празднование 300-летнего юбилея первого великого русского учёного Михаила Васильевича Ломоносова не в год памяти русской науки, а в год начала её Возрождения.

И только тогда сбудутся пожелания и надежда универсального русского гения:

...О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Бояринцев В.И.,
доктор физико-математических наук,
профессор, член Союза писателей России

P.S. Подробнее о жизни и деятельности великого русского учёного-энциклопедиста и о современном состоянии разгромленных демократическим режимом образовании и науки можно прочитать в работах автора:

“Великий М.В.Ломоносов: так начиналась русская наука” (“Псковское возрождение”, 2011);

“Михайло Ломоносов” (“Книжный мир”, М., 2011).

к оглавлению