А.А. Денисов   Реальная физика   Галилео Галилей   А.К. Тимирязев   Л.П. Хорошун   к списку физиков  

Анатолий Алексеевич Денисов

Анатолий Алексеевич Денисов

Мифы теории относительности

Издание 2-е, дополненное

Рецензенты:

д-р техн. наук, профессор Северо-Западного государственного заочного технического университета И.Б. Арефьев

д-р техн. наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения Е.И. Перовская

Показана неадекватность теории относительности А. Эйнштейна. Взамен излагаются основы рациональной теории отражения движения, на базе которой строится единая теория поля. Вскрывается электрическая природа гравитации и пути технического использования этого открытия.

О г л а в л е н и е

Предисловие ко второму изданию……………….……………….3 
Предисловие к первому изданию…………………...…………….5 
Глава I. Мифы теории относительности…………………………6 
Миф первый: красота теории…………………………..…………6 

Миф второй: постоянство скорости света……………...………11 
Миф третий: сокращение длин…………..……………...………13 
Миф четвертый: возрастание массы…….……………...….……17 
Миф пятый: замедление времени……………………………….21 
Миф шестой: поле движущихся зарядов……………………….23 
Миф седьмой: поле движущихся масс…………………….……27 
Миф восьмой: принцип относительности………………………30 
Миф девятый: принцип эквивалентности………………………33 
Миф десятый: материализм теории относительности…………37 
Глава II. Основы теории отражения движения…………………42 
II-1. Отражение параметров движения………..…….………......42 
II-2 Отражение длин и скоростей движущихся объектов….….45 
II-3. Отражение координат и времени движущегося объекта....50 
II-4. Отражение массы, импульса и энергии движущихся тел..57 
II-5. Отражение гравитации……………………………………...60 
II-6. Отражение движения электрических зарядов……...…......69 
II-7. Отражение неравномерного движения заряда……...……..73 
Глава III. Единая (общая) теория поля……………………….....81 
III-1. Генезис линейных полей – магнитного и 
стрикционного……………………………………………...81 
III-2. Нелинейные искажения информации об 
электрическом поле как гравитация……………………...83 
III-3. Прямое экспериментальное подтверждение открытия 
электрической природы гравитации……………………...92 
Литература………………………………………………………..94 

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

					«Красота математической тео-
					рии и ее значительный успех 
					скрывают от нашего взора тя-
					жесть тех жертв, которые при-
					ходится приносить для этого». 
							А. Эйнштейн. 

					«Математика это наилучший 
					способ морочить голову самому 
					себе». 
							А. Эйнштейн. 

Начитавшись А. Эйнштейна, автор со студенческих лет был 
одержим его идеей создания единой теории всех физических взаимо-
действий, т.е. единой (общей) теорией поля, которую и пытался, следуя 
Эйнштейну, реализовать на базе теории относительности. 
Однако через годы движения по этому пути автор неожиданно 
обнаружил, что неуспех А. Эйнштейна в создании единой теории поля 
был связан не с неумением или неспособностью создателя теории отно-
сительности получить искомый результат, а с органическими пороками 
самой теории относительности, которым посвящена данная брошюра. 
Автор понял, что основополагающий постулат теории относи-
тельности об инвариантности уравнений физики к преобразованиям 
координат, во-первых, не справедлив без шулерского припасовывания 
массы к числу координат (что заведомо недопустимо) и, во-вторых, он 
вообще не имеет никакого отношения к физическому принципу относи-
тельности, который трактует о невозможности никакими способами 
обнаружить (читай: измерить) скорость абсолютного движения. 
Дело в том, что физика изучает только принципиально измери-
мые объекты природы и их измеримые взаимодействия. Свойства же 
математических уравнений, будучи идеальными продуктами умствен-
ной деятельности человека, принципиально неизмеримы, не являются 
объектами природы и не могут произвольно ей приписываться. 
То же относится и к системам координат, которые в природе 
никто не наблюдал. 
Другими словами между инвариантностью математических 
уравнений к преобразованиям координат и физическим принципом от-
носительности нет прямой связи, вследствие чего релятивисты вынуж-
дены корректировать свои выкладки посредством жульнических мани-
пуляций с массой движущихся тел, которая в отличие от координат, 
придумываемых нами для удобства описания процессов, является ре-

альным физическим объектом и не может зависеть от нашего произвола 
координатного манипулирования. 
Столкнувшись с этим обстоятельством, автор отказался от тео-
рии относительности и создал собственную «Теорию отражения движе-
ния (ТОД)», которая в отличие от теории относительности находится в 
ладу со здравым смыслом и логикой и обладает гораздо большим эври-
стическим потенциалом, что позволило без всяких фокусов с массой 
основательно продвинуться в познании природы, и, в частности, по-
строить единую (общую) теорию поля. 
Однако многочисленные попытки автора довести все это до 
сведения научной общественности натыкались на непреодолимый барь-
ер: «Не может быть опубликовано, поскольку противоречит теории от-
носительности». Но, в конце концов, автору на рубеже 1988-89 годов 
удалось полуподпольно напечатать (на ротапринте) первое издание 
«Мифов» в г. Вильнюсе, который к тому времени был уже полунезави-
сим от Москвы. 
Это вызвало бешеную ярость релятивистов, которые пытались, 
во-первых, воспрепятствовать распространению издания, и, во-вторых, 
изгнать автора из Ленинградского политехнического института, где он 
был профессором. 
Соответствующее требование, подписанное рядом академиков, 
поступило в Ученый Совет Политеха, а один одержимый релятивизмом 
профессор из Института математики им. Стеклова носился по коопера-
тивам, распространявшим «Мифы» с угрозами репрессий и разорения (и 
многих запугал). 
И хотя автор в том же 1989 году был избран Народным депута-
том СССР, что исключало его увольнение с работы, но репрессии не 
прекратились и уже в следующем 1990 году на годичном общем собра-
нии АН СССР автор был публично провозглашен врагом науки, чем он 
весьма горд, поскольку является единственным в мире носителем по-
добного почетного звания [8]. 
За два десятка лет, прошедших с тех пор, тоталитаризм акаде-
мической науки меньше не стал, но его репрессивный ореол постепенно 
сменяется трагикомическим, что позволяет надеяться выпустить второе 
издание «Мифов», расширенное за счет ТОД и единой теории поля, с 
менее тяжкими последствиями как для науки, так и для автора, посколь-
ку его репутация «врага науки» уже не может быть усугублена. 
2008 г. 

ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ 
Не сумев в юности одолеть премудрость парадоксов теории от-
носительности, автор был вынужден изобрести собственную информа-
ционную теорию, которая все эти годы позволяла ему успешно справ-
ляться с задачами профессиональной деятельности в согласии с логикой 
и здравым смыслом. Однако многочисленные попытки сделать эту тео-
рию достоянием научной общественности встретили со стороны веду-
щих физических (и философских) журналов дружный отпор на том 
странном основании, что она противоречит теории А. Эйнштейна и по-
тому свидетельствует о невежестве и дилетантизме автора. Поняв, что 
совершил святотатство, покусившись на «Священное писание» совре-
менной физики, автор тем не менее решил, что даже если эти упреки 
справедливы в отношении его компетентности в теории относительно-
сти, то в еще большей степени они справедливы в отношении компе-
тентности рецензентов в его собственной теории, и потому опубликовал 
ее на свой страх и риск. Он старался сделать изложение доступным и 
интересным не только широкому кругу специалистов от физиков до 
философов, но и любому образованному человеку, интересующемуся 
мировоззренческими проблемами. Автор полагает, что брошюра может 
оказаться полезной как бескорыстным искателям истины, так и ретивым 
охранителям релятивизма, которые получают шанс проявить себя на 
ниве разоблачения этой «хитроумной профанации». 
1988 г. 

Глава I. МИФЫ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ 
МИФ ПЕРВЫЙ: КРАСОТА ТЕОРИИ 
Эпохальной заслугой специальной теории относительности 
(СТО) считается соединение принципа относительности и постулата о 
постоянстве скорости света в любых галилеевых системах отсчета. Ме-
жду тем такое соединение совершенно естественно и даже тривиально, 
поскольку принцип относительности в терминах и понятиях начала ХХ 
века означает не что иное как невозможность путем наблюдения любых 
физических процессов обнаружить абсолютное движение, т.е. движение 
наблюдателя относительно мирового эфира. Распространение света в 
эфире – один из таких процессов, так что различная его скорость для 
неподвижного относительно эфира и движущегося наблюдателей прямо 
противоречила бы принципу относительности. 
Другое дело физическая трактовка этого принципа, которая 
может быть двоякой: либо в рамках ньютоновской механики как кажу-
щегося явления (артефакта) с отысканием процесса, компенсирующего 
эффект сложения скоростей света и наблюдателя; либо как действи-
тельного постоянства скорости света в любых системах отсчета с неиз-
бежным отрицанием эфира как физической реальности. 
Случилось так, что физика вслед за Эйнштейном пошла по 
второму пути – рекомендованному Э.Махом пути наименьшего сопро-
тивления, который не требовал поиска объяснений, а просто выдавал 
артефакты за факты. Такой по сути математический, а не физический 
подход принес теории быстрый успех, поскольку, во-первых, освободил 
физиков от необходимости думать над сутью процессов, что стало 
большим облегчением для тех из них, кто был лишен этой способности, 
а во-вторых, позволил формально описать ряд процессов, не поддавав-
шихся ранее описанию именно ввиду отсутствия соответствующего фи-
зического объяснения. 
Сам Эйнштейн, видимо, понимал неполноценность такого под-
хода к физике, ибо меланхолически заметил: «Красота математической 
теории и ее значительный успех скрывают от нашего взора тяжесть тех 
жертв, которые приходится приносить для этого» [1]. Тем не менее, 
красота теории относительности принадлежит к числу таких легенд, 
которые никем не подвергаются сомнению, включая, видимо, и самого 
ее создателя, что побуждает к внимательному исследованию ее основ. 
Не вдаваясь пока в подробности, необходимо сразу же отметить, что 
лежащее в основе СТО преобразование координат Лоренца- Эйнштейна 
(1) 

не удовлетворяет принципу относительности, вопреки всеобщему убе-
ждению в обратном. 
В самом деле, чем с точки зрения принципа относительности 
неудовлетворительны классические преобразования Галилея 
? (1а) 
Тем, во-первых, что неподвижный и движущийся со скоростью 
v относительно него наблюдатели в одно и то же время каждый 
по своим часам зафиксируют различные положения световой волны, 
например, на осях х и , когда где с – скорость 
света. Это ставит наблюдателей, вопреки принципу относительности, в 
неравные условия. Во-вторых, тем, что преобразование симметричных, 
т.е. равных по модулю, значений и дает несиммет-
ричные значения и , что нарушает 
симметрию сферической волны относительно начала координат для 
движущегося наблюдателя. 
Но теми же дефектами обладают и преобразования (1), где, во-
первых, при из преобразования для следует 
что при подстановке в преобразование 
для дает причем попытка сопоставить и х, а также и 
t для световой волны, когда указывает на физическую бес-
смысленность преобразований (1), поскольку приводит к невыполни-
мому условию . Во-вторых, для симметричных 
значений и из (1) следует 
и , 
т.е. , что противоречит принципу относительности, ибо по-
зволяет определить абсолютное движение по нарушению симметрии 
волны. Но и это еще не все. Ведь ничто не мешает движущемуся на-
блюдателю с помощью своих часов наблюдать распространение све-
та вдоль неподвижной оси х, а неподвижному наблюдателю по своим 
часам t, наблюдать распространение света вдоль движущейся оси . 
Но тогда для движущегося наблюдателя согласно (1) скорость света 
при а для неподвижного 
наблюдателя она , да к тому же для 

них при тех же условиях, что вопиюще несовместимо как 
с принципом относительности, так и с постулатом СТО о действитель-
ном постоянстве скорости света в любых инерциальных системах от-
счета. 
Еще хуже, что согласно (1) скорости распространения сфериче-
ской световой волны из начала координат, одинаковые по всем осям для 
неподвижного наблюдателя , различны для дви-
жущегося наблюдателя 
, что противоречит заверениям Эйнштейна об изотропно-
сти сферической световой волны. 
Вообще говоря, этого и следовало ожидать, поскольку преобра-
зования Лоренца получены из условия инвариантности к ним уравнений 
Максвелла, которое не имеет отношения к принципу относительности, 
поскольку эти уравнения описывают только процессы, связанные с 
движением электрических зарядов относительно неподвижного наблю-
дателя, а движения наблюдателя они никак не отражают, ибо его впе-
чатления относятся к сфере психологии и лежат за рамками физики. 
Действительно, с точки зрения неподвижного наблюдателя, 
между двумя электрическими зарядами действует только кулоновская 
сила, а с точки зрения движущегося наблюдателя в соответствии с эти-
ми уравнениями на заряды действует и магнитная сила, причем соглас-
но принципу относительности не суммарное действие этих сил должно 
быть одинаковым для обоих наблюдателей, а показания прибора, изме-
ряющего эти силы, должны быть одними и теми же, что допускает оди-
наковое изменение от наблюдателя к наблюдателю как измеряемых сил, 
так и сил противодействия в измерительной системе прибора, например, 
пружины, к чему мы еще вернемся. 
Однако дурная приверженность инвариантности уравнений за-
ставляет релятивистов игнорировать процессы в движущихся измери-
тельных приборах и искать причины расхождений внутри самих взаи-
модействий, что приводит к нелепому росту массы в механике и к еще 
более нелепой деформации поля движущегося заряда. 
Поэтому идея о связи принципа относительности с инвариант-
ностью уравнений, принадлежащая Пуанкаре и Лоренцу и некритически 
воспринятая Эйнштейном, порочна в своей основе. Ведь наблюдатель 
имеет дело не с уравнениями, а с приборами, следовательно, инвари-
антными к преобразованиям координат должны быть не уравнения, ко-
торые отражают логику наблюдателя, а безразличные к этой логике фи-
зические взаимодействия и их измерения. То, что это не одно и то же, 
очевидно, поскольку уравнения всегда связывают не решения, а некото-
рые их комбинации, менее информативные, чем сами решения. Так, 
уравнение сферической световой волны, распространяющейся из начала 

координат, представляет собой связь между 
средними геометрическими значениями координат, симметричных от-
носительно нуля, . Да и решение 
его всегда дает два симметричных корня, между которыми нельзя сде-
лать выбор без дополнительной информации. 
Поэтому полученные на базе такого уравнения преобразования 
(1) следовало бы рассматривать как средние геометрические значения 
преобразований для с и (– с), справедливые только для квадратичных 
форм, но не пригодные для линейных уравнений, не говоря уже о прин-
ципе относительности. 
Таким образом, свой собственный знаменитый постулат 
, где , , , 
Эйнштейн фактически подменил постулатом 
, который помимо допускает еще и физически абсурд-
ное или , что и проявляется в преобразованиях (1) при 
. 
К тому же R и не могут иметь одинаковые по форме выра-
жения, поскольку если для неподвижного наблюдателя координаты 
прямоугольные, то движущемуся наблюдателю они представляются 
косоугольными. 
Да и вообще релятивистское словоблудие вокруг впечатлений 
движущегося наблюдателя выглядит совершенной схоластикой. Ведь, 
если есть два электрических заряда или две массы, взаимодействие ко-
торых измеряется жестко связанными с ними динамометрами, то сколь-
ко бы наблюдатель не носился мимо них, показания приборов не могут 
измениться (разве что под воздействием его топота). 
Конечно, разумный наблюдатель должен был бы решить, что 
даже если с взаимодействием зарядов или масс происходят какие-то 
изменения, то точно такие же изменения происходят и с динамометра-
ми, что не нарушает их показания, а не выдумывать чудесное изменение 
масс или зарядов. Но Эйнштейн не отнес себя к числу таких наблюдате-
лей. 
Поэтому Эйнштейновская «объективная относительность» за-
ставляет несчастных релятивистов заниматься поиском механизмов, 
компенсирующих впечатления ошалевшего наблюдателя, при этом, соз-
давая цепь благоглупостей вроде роста массы, деформации поля дви-
жущегося заряда и т.п. словно вся эта суета способна повлиять на объ-
ективный ход физических процессов. 

Хотя, если бы не слепая приверженность Эйнштейна релятиви-
стской инвариантности, верная в целом идея получения преобразований 
координат, удовлетворяющих принципу относительности, привела бы 
его к линейным преобразованиям 
,, 
, , (2) 
, , 
где j означает, что v нормально y и z, причем , которые получа-
ются и непосредственно путем измерения неподвижных координат 
движущимся наблюдателем. Ведь после того, как он записал эти преоб-
разования в общей форме , , следова-
ло лишь потребовать, чтобы в согласии с принципом относительности 
оба наблюдателя при одинаковых показаниях своих часов видели оди-
наковое положение световой волны, что автоматически гарантирует и 
одинаковость скорости этой волны относительно обоих наблюдателей. 
Тогда при для получим , 
откуда , а, разделив на при тех же условиях, 
получим , откуда и 
, тогда . Анало-
гично получаются и преобразования для , , , и . 
Вообще, (1) привязаны к математическому уравнению сферы, 
которое никто не наблюдает, а (2) привязаны к наблюдаемым положе-
ниям световой волны. Поэтому (1) – следствие умозрительных матема-
тических построений, а (2) – результат прямых измерений. 
Итак, вопреки декларациям, СТО фактически не удовлетворяет 
принципу относительности, поскольку исходит из релятивистской ин-
вариантности тех или иных математических уравнений, которая не име-
ет прямого отношения к данному физическому принципу. Поэтому пре-
образования Лоренца (1), справедливые для ряда математических урав-
нений, не справедливы для их решений, а именно последние только и 
имеют реальный физический смысл. Все это породило ряд нелепых ми-
фов, являющихся теми самыми жертвами, которые принесла физика 
ради мифа о красоте СТО, вследствие чего жертвой СТО стала сама 
фундаментальная физика. 

МИФ ВТОРОЙ: ПОСТОЯНСТВО СКОРОСТИ СВЕТА 
Как отмечалось в рамках первого мифа, Эйнштейн подтолкнул 
физику на легковесный путь отказа от объяснений принципа относи-
тельности и, в частности, странных на первый взгляд результатов опти-
ческих экспериментов Майкельсона-Морли, постулировав постоянство 
скорости света как физический факт. До сих пор мы послушно следова-
ли за ним, указав лишь на неувязку СТО в технической реализации про-
граммы соединения этого постулата и принципа относительности, с ко-
торым фактически был соединен постулат о постоянстве квадрата ско-
рости света. 
Однако слишком уж не вяжется постулат о постоянстве скоро-
сти света с нашими обыденными представлениями и здравым смыслом, 
который отражает вековой опыт человечества и который до того нас 
никогда не подводил. Не зря же в самом деле Эйнштейн ополчился на 
него: «Здравый смысл это предрассудки, которые вырабатываются в 
возрасте до 18 лет»! 
Действительно, с точки зрения классического принципа относи-
тельности эти оптические эксперименты были изначально бессмыслен-
ны и обречены на провал. Ведь с их помощью пытались измерить ско-
рость абсолютного движения Земли в космическом эфире, что согласно 
принципу относительности сделать невозможно. Так что подобные экс-
перименты лишь подтвердили справедливость принципа относительно-
сти, а не реальное постоянство скорости света в любых направлениях. 
Ведь если нельзя измерить скорость абсолютного движения, 
значит нельзя измерить и истинную скорость света. 
Кроме того, остался не исследованным нелегкий путь объясне-
ния принципа относительности вместе с постоянством скорости света 
как артефакта, связанного с особенностями отражения физических про-
цессов наблюдателями, от которого теоретическая физика давно отмах-
нулась, но который привлекателен перспективой возврата здравого 
смысла и исследовательского импульса взамен исчерпавшего себя фор-
мального подхода. 
Вернемся в этой связи к процедуре вывода преобразования (2). 
Как показано в следующей главе эти преобразования являются 
искажениями реального положения дел (координат и времени) вследст-
вие запаздывания информации, поступающей к наблюдателю с конеч-
ной скоростью с. Поэтому реальное движение всегда опережает то, с 
которым и имеет дело наблюдатель. Таким образом, если неподвижный 
наблюдатель имеет дело с x, y, z, , , , то движущийся со скоро-
стью v наблюдатель имеет дело с , , , , , не потому, что 
эти координаты реально сокращаются, а время реально замедляется, а 

просто вследствие запаздывания информации, которую он получает об 
x, y, z, , , . 
И действительно, согласно (2) для сферической световой волны, 
распространяющейся из начала координат, не только 
, но и ==. 
Более того, в каких координатах не измеряй скорость света, она 
всегда кажется одной и той же, поскольку для сферы согласно (2) в этом 
случае все координаты на осях равны между собой, т.е. 
, где , 
если наблюдатели фиксируют эти координаты при одинаковых показа-
ниях своих часов (не путать с одновременностью!). Оговорка в скобках 
появилась, поскольку после первого издания «Мифов» релятивисты 
уцепились за то, что теория относительности якобы запрещает . 
Но, во-первых, даже согласно (1) , если 
, а во-вторых, мало ли что запре-
щает неадекватная математическая спекуляция, которая вполне может 
запретить и одинаковое начало рабочего дня, например, в 8 часов в Мо-
скве, Владивостоке и Нью-Йорке, хотя всем понятно, что эти события 
не одновременны, но часы-то показывают одинаковое время! 
Между тем, если разделить на , на , на , то 
, 
, (3) 
где , , , что представляет форму-
лы кажущегося сложения скоростей по осям координат, причем первая 
формула совпадает с формулой сложения скоростей по Эйнштейну. 
Из этих формул следует, что если одна из осевых скоростей 
равна скорости света, то для этой оси суммарная скорость все равно 
кажется (измеряется) скоростью света . 
Если же , то по всем осям , что и фиксируется во 
всех оптических экспериментах. 
В то же время, если проделать аналогичную процедуру соглас-
но (1), то при лишь для оси х получим , а для других осей 
получим суммарные скорости, отличные от с, что нарушает исходную 

изотропность световой волны и явно противоречит принципу относи-
тельности. 
Таким образом, видимость постоянства скорости света для лю-
бых наблюдателей есть следствие компенсации естественного (ньюто-
новского) сложения скоростей изменением местного времени движуще-
гося наблюдателя в связи с изменением его местоположения 
Выходит, что канонизация абсурдного постулата о постоянстве 
скорости света, несмотря на его соответствие прямым наблюдениям, 
была слишком поспешной и неоправданной. В действительности этот 
постулат – один из фундаментальных мифов СТО, перевернувший с ног 
на голову способ физического мышления путем подмены фактов их ви-
димостью. Факт же состоит в том, что распространение света вполне 
подчиняется ньютоновской механике, хотя это и не всегда поддается 
наблюдению, а принцип относительности – иллюзия, артефакт, не толь-
ко не отвергающий существование материальной среды (эфира), в кото-
рой распространяется свет, но даже постулирующий его. 
Таким образом, легендарны не только эйнштейновский посту-
лат о постоянстве скорости света в любых галилеевых системах отсчета, 
но и соответствие преобразований Лоренца-Эйнштейна любым оптиче-
ским экспериментам, якобы подтверждающим данный постулат, ибо в 
действительности ни то, ни другое не имеет места. 
МИФ ТРЕТИЙ: СОКРАЩЕНИЕ ДЛИН 
В свое время для «объяснения» опыта Майкельсона Лоренц 
предложил формулу действительного одинакового сокращения длин 
как в направлении движения, так и во встречном 
направлении. Это предложение почти сразу же вызвало возражения со 
стороны специалистов по твердому телу, которые попытались измерить 
вполне ощутимые напряжения в быстро движущимся теле, вызванные 
этим сокращением, и не обнаружили даже намека на них. Казалось бы, 
такой результат на фоне изначальной абсурдности самого предложения 
с позиций обычного здравого смысла должен был раз и навсегда похо-
ронить это сокращение. Однако махизм не был бы махизмом, если бы 
так легко сдавал свои позиции под натиском реальности. Раз уж кажи-
мость (изотропность световой волны) может выдаваться за реальность, 
то почему бы реальное отсутствие сокращения длин не выдавать за ка-
жущееся? И вот изобретаются якобы действительные возрастание мас-
сы и замедление времени движущегося тела, которые математически 
компенсируют вызванные сокращением длин натяжения, делая их не-
измеримыми. Формально концы с концами сошлись, однако физическо-
го смысла и логики в этом не больше, чем в утверждении, что фальши-

вая банкнота полноценна, поскольку это удостоверяется фальшивой 
надписью о ее подлинности. 
Ведь эдак можно доказать что угодно, например, что , 
если постулировать, что сам процесс сложения удваивает исходные сла-
гаемые. 
Тем не менее Эйнштейн, строя свою теорию, сделал все, чтобы 
эти нелепости, компенсируя друг друга, вошли в нее органической ча-
стью. Причем, если Лоренц еще пытался связать все эти эффекты с воз-
действием эфира на движущиеся в нем тела, то Эйнштейн связал их 
только с субъективным выбором системы отсчета, сделав объективную 
реальность зависимой от сознания наблюдателя. 
В действительности же никакого сокращения длин и вообще 
деформации пространства не происходит, а имеет место определенная 
методическая ошибка, связанная со способом измерения длин и исчис-
ления местного времени. 
Рассмотрим процессы, сопровождающие измерение длины 
стержня, движущегося со скоростью v вдоль линейки неподвижно свя-
занного с эфиром наблюдателя, который расположен в нулевой отметке 
шкалы линейки, простирающейся от него в обе стороны. В тот момент, 
когда передний конец стержня поравняется с наблюдателем, последний 
увидит задний конец стержня в положении относительно линейки, 
соответствующем моменту выхода оттуда информации, дос-
тигшей наблюдателя в момент . Поскольку , то стержень 
за это время продвинется на , так что 
, т.е. . (4а) 
Продолжая движение мимо наблюдателя, в некоторый момент 
стержень поравняется с ним задним концом. В тот же момент на-
блюдатель увидит передний конец стержня в положении , соответст-
вующем моменту выхода оттуда информации, достигшей на-
блюдателя в момент . Поскольку , то стержень за это 
время продвинется на , так что 
, или . (4б) 
Таким образом, в этих условиях согласно (4а) наблюдатель за-
вышает длины приближающихся объектов и занижает их – (4б) у уда-

ляющихся объектов. Вместе с тем, разделив и на время прохож-
дения стержня мимо себя, т.е. на , наблюдатель получит 
и , где . (5) 
Точно такую же картину получим, если стержень и наблюдате-
ля поменять ролями. Тогда при приближении наблюдателя к неподвиж-
ному стержню длина последнего завышается, а при удалении – занижа-
ется. Следовательно, по меньшей мере, при движении с абсолютной 
скоростью v относительно эфира в измерениях наблюдается кажущаяся 
анизотропия длин (4) и скоростей (5), которая не имеет ни малейшего 
отношения ни к реальной деформации пространства, ни к лоренцеву 
сокращению. 
Рассмотрим теперь случай, когда относительно эфира движутся 
как измеряемый стержень со скоростью , так и наблюдатель вместе с 
линейкой со скоростью , и их относительная скорость составля-
ет . В момент, когда наблюдатель догонит ближайший ко-
нец стержня, он увидит дальний конец в положении , сигнал из кото-
рого идет теперь к нему в течение Но за это время 
часы наблюдателя переместятся в эфире на навстречу на-
блюдаемому событию, а их местное время согласно (3) возрастает на 
, так что по этим часам пройдет время 
За это время относительное перемещение на-
блюдателя и стержня должно составить , поэтому вновь 
, т.е. сохраняются формулы (4) и (5), но уже для отно-
сительного движения объектов. Иначе говоря, принцип относительно-
сти проявляется здесь в том, что измерения длин зависят только от от-
носительной скорости измерительного прибора и измеряемого объекта 
и не зависят от их абсолютного движения в эфире. Если перемножить 
(4а) и (4б), то можно получить формулу , где 
, которая по форме напоминает формулу лоренцева сокраще-
ния , но противоположна ей по содержанию. Если 
наша формула устанавливает связь между измеряемой (истинной) дли-
ной и средним геометрическим измеренных (кажущихся) длин при при-
ближении и удалении объекта (усредненной анизотропией), то формула 

Лоренца, во-первых, приписывает как , так и статус истинных ве-
личин, а, во-вторых, берет их в обратном отношении, не говоря уже о 
неясности повода для геометрического усреднения анизотропии, кото-
рую к тому же СТО вообще игнорирует. Впрочем в СТО абсолютные, 
независимые от наблюдателя значения длин отрицаются, а «истин-
ность» длины понимается в смысле соответствия ее произволу наблю-
дателя в выборе координат. Произвольность эта якобы только и сущест-
вует истинно. В силу этого два наблюдателя за одной и той же длиной 
, движущиеся с разными скоростями и , будут иметь дело с 
разными, но якобы одинаково истинными длинами 
и . Поскольку обе длины истинны, наблюдатели 
смогут поладить между собой только на почве отрицания объективной 
реальности длины вообще. В СТО это очевидное обстоятельство маски-
руется «объективной относительностью» длины, которая означает, что 
наблюдатель может мистически изменять длину объектов волевым уси-
лием, поскольку он по своей воле связывает себя с любой системой от-
счета. Другими словами, под видом объективной относительности про-
поведуются относительность вполне субъективная. Вместо объяснения 
(вроде приведенного), почему абсолютное движение в эфире никак себя 
не проявляет, Эйнштейн просто выбросил из физики как абсолютное 
движение, так и эфир, введя вместо последнего не имеющее реального 
содержания вне эфира поле. В действительности этот термин заимство-
ван из математической теории поля, где в качестве поля вектора или 
скаляра он представляет собой полнейшую абстракцию без какого бы то 
ни было физического содержания. Это последнее возникает в теориях 
электромагнетизма и гравитации только как состояние некоторой мате-
риальной среды (светоносного эфира, физического вакуума), выбросив 
которую, Эйнштейн лишил и СТО физического содержания, превратив 
ее в имитационную математическую модель, пригодную для ряда при-
кладных расчетов, но которая не может претендовать на их физическое 
истолкование и объяснение. 
Что же касается всеми проклятого эфира, то с учетом местного 
времени его существование не только не противоречит принципу отно-
сительности и любого рода физическим экспериментам, но, напротив, 
полностью соответствует как материалистическому взгляду на мир, так 
и здравомыслию нормального человека, не свихнувшегося на почве ре-
лятивизма. 
При попытке движущегося вдоль х наблюдателя измерить дли-
ну отрезка l на неподвижной оси у (рис. 1) ему придется наклонить ли-
нейку в сторону движения на угол для того, чтобы с 

учетом запаздывания сигнала на увидеть из начала координат 
совмещение линейки по всей длине с измеряемым отрезком l. 
При этом он, во-первых, измерит длину отрезка как 
, (4г) 
а, во-вторых, воспримет систему координат К как косоугольную с на-
клоном осей и (ибо все это справедливо и для z) под углом 
к оси х. (4г) в какой-то мере 
объясняет стремление Лоренца и Эйн-
штейна во всех случаях геометрически 
усреднить (4а) и (4б) желанием при-
вести все искажения длин к единой 
форме, но не оправдывает это стрем-
ление, поскольку, как сейчас будет 
показано, оно иногда приемлемо лишь 
в механике, но не в электродинамике. 
С другой стороны, косоуголь-
ность координат зачеркивает реляти-
вистскую инвариантность уравнения 
световой волны к преобразованиям 
координат, так как уравнение сферы в 
косоугольной системе совершенно не похоже на уравнение ее в прямо-
угольной системе, что Эйнштейн начисто игнорировал, даже не предпо-
лагая возможности деформации координат в процессе их отражения 
наблюдателем. 
МИФ ЧЕТВЕРТЫЙ: ВОЗРАСТАНИЕ МАССЫ 
Возрастание массы движущегося тела 
появилось у Лоренца как средство компенсации сокращения длин, ко-
торое иначе должно было вызвать натяжения, не наблюдавшиеся в экс-
периментах. Создавая СТО, Эйнштейн сохранил эту связь длины и мас-
сы, хотя формально мог обойтись и без этого. Однако, постулируя объ-
ективную реальность сокращений, он был вынужден принять и рост 
массы. 
Здесь опять характерное для теории относительности передер-
гивание карт: хотя официально в основе теории относительности лежат 
два постулата – принцип относительности и постоянство скорости све-
та, но фактически подсовывается третий самостоятельный постулат о 
возрастании массы. 
у 
l v 
0 х 
Рис. 1 

Но, если свойствами уравнений и системами координат, не яв-
ляющихся объектами физической реальности, можно манипулировать 
сколько угодно, то масса – объективная реальность и ею нельзя безнака-
занно манипулировать. 
В действительности, строя физическую теорию, нельзя обой-
тись только принципом относительности, даже выделив изотропность 
волны в самостоятельный постулат. Необходимо руководствоваться 
также законами сохранения, которые должны соблюдаться с точки зре-
ния любого наблюдателя. Однако последний сможет следовать, напри-
мер, закону сохранения энергии только посредством измерения кинети-
ческой энергии при взаимодействии движущихся тел 
, (6) 
что вовсе не так просто, если учесть анизотропию скорости (5) при при-
ближении тела и при удалении его от наблюдателя. Впрочем, поскольку 
скорость входит в (6) в квадрате, т.е. , естественно прибег-
нуть к геометрическому усреднению анизотропии скорости, положив 
или , (7) 
где и берутся согласно (5), тем более что (7) совпадает с (4в), и 
данный усредненный результат не зависит от направления скорости. 
Тогда (6) примет форму 
, (8) 
а импульс 
, (9) 
что совпадает с эйнштейновским импульсом, однако имеет противопо-
ложное содержание, поскольку в нем Лоренцев фактор 
появился не за счет роста массы, а за счет усреднения анизотропии ско-
ростей при неизменной массе, которая является постоянной характери-
стикой тела при всех преобразованиях координат. Поскольку наблюда-
тель в физике является пассивным воплотителем законов природы, то 
(7) не является его произволом, а отражает объективный физический 
закон геометрического усреднения анизотропии механических величин, 
который применительно к длинам напоминает преобразование Лоренца 
, где и берутся согласно (4а) и (4б), 
но где l – усредненный артефакт, а не «объективная относительность» 
длины. 

Что касается кинетической энергии (8), то она отличается от 
эйнштейновской , которая теряет 
всякий физический смысл при , поскольку неверно определена из 
уравнения Гамильтона . В этом уравнении Эйнштейн при-
писал лоренцев фактор массе, а мы согласно (7) – скорости, что при ин-
тегрировании принесло различные результаты. В частности, (8) не толь-
ко не теряет смысла при , но, меняя знак, весьма логично свиде-
тельствует о трудности обнаружения тахионов, поскольку при тормо-
жении они не выделяют энергию, а поглощают ее. 
Если к (8) добавить энергию покоя , о которой пой-
дет речь в следующих разделах, то получим полную энергию 
, (10) 
которая также в отличии от эйнштейновской обла-
дает рядом замечательных свойств. В частности, если эйнштейновская 
энергия, как и подобает мифу, не имеет физического смысла при , 
что породило легенду о физической невозможности данного условия, то 
(10) это условие не только допускает, но даже предполагает, что части-
цы физического вакуума (эфира) находятся именно в таких условиях. 
Более того, если частицы с нулевой массой как в (10), так и в СТО, мо-
гут двигаться только со скоростью , ибо только тогда их энергия 
отлична от нуля, то (10) допускает, что и, напротив, частицы с беско-
нечной массой при могут обладать конечной энергией и вхо-
дить в таком виде в состав эфира. Конечной энергией облада-
ют согласно (10) и ультратахионы с , что также подтверждает 
возможность и реальность сколь угодно больших скоростей. 
Если продифференцировать (7) по времени, то получим для 
кажущегося ускорения в среднем 
, (11) 
где . Воспользуемся (11) для определения ускорения а, 
вызванного внешней силой . При этом следует иметь в виду, 
что в силу (11) реальное ускорение должно отражаться как , т.е. в 
нашем случае а и поменяются ролями. Меняя индексы а, перепи-
шем (11) в форме 

, (12) 
где второе слагаемое представляет составляющую ускорения в направ-
лении , а третье слагаемое представляет составляющую ускорения в 
направлении, нормальном . 
Если домножить обе части (12) на релятивистскую массу m, то 
это соотношение будет отличаться от силы Минковского наличием 
третьего слагаемого без которого никак нельзя обойтись, поскольку 
иначе сила, перпендикулярная скорости, разгонит в своем направлении 
массу до скорости, превышающей с. 
Все же, поскольку ярые релятивисты выдают отклонение траек-
торий заряженных частиц в соответствующих ускорителях от классиче-
ской формы за экспериментальное подтверждение роста массы этих 
частиц, обратимся к таким экспериментам. Положим, что частица мас-
сой m и c зарядом q, летящая со скоростью , отклоняется попереч-
ным электростатическим полем напряженностью и магнитным по-
лем с индукцией , которые к тому же взаимно перпендикулярны. В 
этом случае, поскольку углы между и и между и состав-
ляют , то от (12) остается только первое и третье слагаемые, в ко-
торых электростатическая сила составляет и поперечное ус-
корение частицы , а магнитная сила 
и соответствующее ускорение 
Эти ускорения (точнее их двойной интеграл по времени) непо-
средственно измеряются в ускорителях и их вид и величина не вызыва-
ют сомнений. Однако приписывать их уменьшение по сравнению с 
и росту массы нет никаких оснований, во-первых, 
потому что при этом массу никто непосредственно не измеряет, а, во-
вторых, потому, что в этих формулах связан не с массой, а 
с особенностями отражения частицей своего ускорения. 
Действительно, когда на частицу действует, например, попе-
речная сила , то это предписывает частице двигаться с ускорением 
. Однако, поскольку согласно (12) частица искаженно 
воспринимает свое ускорение а в данном случае как , 

то она будет двигаться не с предписанным ей ускорением , а с уско-
рением а, которое воспринимается ею как , т.е. с 
ускорением , где рост 
массы совершенно не причем. 
В случае продольной силы частица также должна уско-
ряться с . Однако в силу (12) она реально приобретает 
ускорение а, которое отражается как , где масса 
неизменна. 
В своей основополагающей работе [1] Эйнштейн, определяя 
кинетическую энергию разогнанного полем от нуля до скорости v элек-
трона и находясь в плену мифического роста массы, счел энергию рабо-
той импульса и получил с учетом 
неверное соотношение 
, а в действительности 
, т.е. (8), где , а Поэтому 
ошибочна и полученная там формула для разности потенциалов 
, которая должна иметь вид . 
Количественное различие этих формул, например, при v = 0,99 с бо-
лее чем четырехкратное, что было бы нетрудно обнаружить, если бы не 
страх релятивистов, монопольно владеющих ускорителями, перед экс-
периментальными разоблачениями. 
МИФ ПЯТЫЙ: ЗАМЕДЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ 
Замедление времени появилось у Лоренца 
как средство компенсации (наряду с ростом массы) сокращения длин. 
Оно означает, что время в движущейся системе течет для неподвижного 
наблюдателя медленнее, чем для движущегося вместе с системой. Кро-
ме того, это значит, что в силу относительности движения оба наблюда-
теля будут считать, что их собственное время течет быстрее, чем время 
партнера, и не смогут согласовать своих воззрений, иначе как, отрицая 
объективность времени вообще, ибо СТО постулирует правоту обоих. 

В действительности дело обстоит совершенно иначе. 
Отметим сразу, что время не является объективной реально-
стью, ибо не может быть непосредственно измерено. Если длины изме-
ряются линейками, скорости – спидометрами, ускорения – акселеромет-
рами, силы – динамометрами и т.д., то время ничем не может быть из-
мерено, а лишь вычисляется делением длины на скорость, угла на угло-
вую скорость (как в наручных стрелочных часах) и т.д. 
Это значит, что хотя длины и скорости объективно реальны, их 
математическая комбинация (время) является идеальным продуктом 
нашей умственной деятельности и не имеет к природе никакого отно-
шения. Поэтому любые часы ничего не измеряют из-за отсутствия объ-
екта измерения, а лишь показывают результат деления длины на ско-
рость и т.п. По этой же причине мы можем, переводя стрелки, заставить 
часы показывать какое угодно время в отличие, например, от пружин-
ного динамометра, показания которого никак от нас не зависят, ибо 
диктуются внешней для него объективно реальной силой. 
Но раз так, то искажения показаний движущихся часов хоть в 
(1), хоть в (2), во-первых, являются кажущимися, а, во-вторых, не име-
ют никакого отношения к несуществующему «объективному» времени, 
которое не может ни отставать, ни спешить, поскольку его просто нет в 
природе. 
Соответственно, с какой бы скоростью не перемещались путе-
шественники и что бы не происходило с их часами, обменные процессы 
в их организмах никак от этого не зависят и, стало быть, знаменитый 
парадокс близнецов – просто релятивистское очковтирательство. 
То же относится и к четырехмерному континууму пространст-
ва-времени, который является простой математической спекуляцией в 
области аналитической геометрии, где пространство реально, а время 
фиктивно, и, потому, этот континуум в природе не существует, и в луч-
шем случае может рассматриваться как цирковой фокус. 
Что касается преобразований (2) времени, то они как раз фик-
сируют в качестве времени результат деления искаженной длины (4) на 
скорость света, т.е. 
, (13) 
где , а – истинная (классическая) скорость света. 
Из (13) следует, что когда движущиеся часы проходят начало 
неподвижной системы координат, то половина часов, уже прошедшая 
начало, будет показывать (13) со знаком минус, а та их половина, кото-
рая еще не прошла начало, будет показывать (13) со знаком плюс, что 
лишний раз указывает на кажимость всех временных эффектов и невоз-
можность их отнесения к некоторой реальности. 

Отметим, что среднее гармоническое значение анизотропии 
(13) дает истинное показание как неподвижных, так и движущихся ча-
сов , в то время как используемое А. Эйнштейном среднее гео-
метрическое приводит к абсурдному «замедлению» времени 
, к тому же 
претендующему на реальность 
Подчеркнем, что геометрическое усреднение механических ве-
личин, приводящее к преобразованиям Лоренца-Эйнштейна, допустимо 
только при наличии механической анизотропии, да и то за счет утраты 
этой анизотропии в соответствующих описаниях. 
Вообще же в электродинамике, например, неправомерность 
преобразований координат СТО выражается в нарушении принципа 
относительности и в порождении новых мифов, в чем мы сейчас убе-
димся. 
МИФ ШЕСТОЙ: ПОЛЕ ДВИЖУЩИХСЯ ЗАРЯДОВ 
В наше время каждый со школьной скамьи знает, что благодаря 
теории относительности [5] предсказано сплющивание электрического 
поля релятивистского электрона, приводящее к безграничному росту 
его напряженности Е в направлении, перпендикулярном вектору скоро-
сти , где – напряженность поля неподвижной 
частицы. Многие знают, что это следствие формального применения 
преобразований Лоренца, т.е. геометрического усреднения анизотропии 
координат и времени. И только немногим ведомо, что данное открытие 
не находит экспериментального подтверждения. 
Действительно, если верить 
СТО, в современных ускорителях, где 
скорости частиц превосходят 
, поле заряженной частицы 
локализуется в области, ограниченной 
углом порядка (рис. 
2). Поэтому поле частицы 1, проле-
тающей мимо отклоняющего элек-
трода 2 шириной h, воздействует на 
него в течение , сообщая импульс 
, 
где r – расстояние от частицы до электрода. Этот импульс при достиг-
нутых скоростях должен в десятки раз превышать импульс, например, 
h 
r 2 
v 
1 
Рис. 2 

при , а напряженность Е поля частицы – во столько же 
раз превышать , что, однако, никогда не отмечалось в ускорителях. 
В действительности же с ростом скорости напряженность поля частицы 
в направлении, перпендикулярном вектору скорости, не изменяется, а 
импульс даже уменьшается. Причем никакие фокусы с преобразованием 
координат, приводящие к росту массы электрона, не спасают положе-
ние, поскольку, как мы видели, этот рост – тоже миф. Но даже если до-
пустить, что в последнем случае для движущегося наблюдателя концы с 
концами сходятся, то как можно всерьез принимать теорию, которая 
дает физически разные результаты для неподвижного и движущегося 
наблюдателей, что противоречит принципу относительности? 
Причина этой ошибки кроется в неверном усреднении анизо-
тропии электрического поля, потенциал U и напряженность которого (а 
также связанный с ней через константу вектор смещения D) входят в 
выражение для кинетической энергии линейно и пото-
му нуждаются в арифметическом усреднении. Механические же вели-
чины непосредственно не участвуют (не фиксируются) во взаимодейст-
вии зарядов. 
Между тем Эйнштейн, превратив четырехмерный континуум 
пространства – времени из кажимости в универсальную объективную 
реальность, был вынужден механически перенести формально иногда 
справедливые в механике преобразования Лоренца в электродинамику, 
где они всегда неправомерны даже формально. 
Действительно, если интерпретировать вектор смещения как 
плотность связанного заряда q на нормальной полю поверхности S, т.е. 
, то , , 
. Поэтому при движении источника, либо приемника 
поля вдоль x со скоростью v согласно (4а) и (4в) имеем 
и , что с 
учетом (4б) приводит к анизотропии и по сторонам приемника 
и , (14а) 
которая при арифметическом усреднении поля дает 
и . (14б) 

Таким образом, вопреки СТО, поле в поперечном направлении 
при движении заряженной частицы вдоль х в среднем остается неиз-
менным, а не растет до бесконечности при . Что же касается 
, то в силу (4в) и (4г) возникает симметричная относительно оси х 
анизотропия поля, когда справа и слева, сверху и снизу от оси векторы 
смещения одинаковы по модулю и равны , но имеют 
встречные наклоны к оси х, т.е. находятся под углом друг к другу, 
так что получает приращение, подобное (14а), но в отличие от 
и направленное не вдоль , а перпендикулярно ему 
. (14в) 
При этом полусумма каждой пары противоположных векторов 
в среднем дает , так что и вдоль движения электрическое поле 
вопреки СТО остается неизменным. 
Из анизотропии и следует, что полуразности 
и 
представляют момент вращения пробного заряда под воздействием ани-
зотропии поля по сторонам от него, который пропорционален произве-
дению v и и направлен перпендикулярно плоскости и D, а пото-
му может быть записан в форме 
, (15) 
что равносильно появлению магнитного поля напряженностью 
. 
В свою очередь радиальная анизотропия подобно магнит-
ному полю может интерпретироваться как некоторое скалярное поле 
натяжений среды, потенциал которого 
, (16) 
где , а Е – напряженность электрического поля. (16) это – но-
вое для электромагнетизма стрикционное поле, которое ускользнуло от 
СТО ввиду пренебрежения анизотропией поля. 
Рассмотрим теперь актуальное с точки зрения принципа отно-
сительности параллельное движение взаимодействующих зарядов с 

одинаковыми скоростями v. В этом случае отраженное «неподвижной» 
средой поле движущегося заряда должно еще отразиться другим дви-
жущимся зарядом. При этом если в первом случае среда движется отно-
сительно источника поля со скоростью , то во втором случае преем-
ник поля движется относительно среды со скоростью v, так что дву-
кратное искажение поля приводит к 
(17) 
где . 
Из (17) следует, что взаимодействие движущихся с одинаковы-
ми скоростями зарядов независимо от их взаимного расположения ос-
лабевает в раз по сравнению с электростатическим взаи-
модействием, что, казалось бы, противоречит принципу относительно-
сти, ибо позволяет определить абсолютное движение по этому ослабле-
нию. 
Это обстоятельство перепугало Лоренца и Эйнштейна, по-
скольку противоречило придуманной еще А. Пуанкаре интерпретации 
принципа относительности как математической инвариантности физи-
ческих уравнений к преобразованию координат, т.е. их одинаковости 
как для покоя, так и для движения. 
Чтобы выйти из скандального положения пришлось им приду-
мывать весьма странную зависимость от направления движения, ко-
торая компенсировала бы эту неувязку. 
Все это явилось следствием очевидного непонимания осново-
положниками СТО метрологической (информационной) подоплеки фи-
зических законов. Ведь чтобы обнаружить (измерить) изменение взаи-
модействия, вызванное движением, необходимо сравнить его с непод-
вижным эталоном, что на деле невозможно выполнить. 
Если же сравнивать взаимодействие зарядов с движущимся эта-
лоном, то он подвержен тем же изменениям, связанным с его движени-
ем, что и само взаимодействие, так что никаких изменений таким путем 
обнаружить невозможно. 
Это значит, во-первых, что никаких компенсационных ухищре-
ний в природе не существует и нет нужды их придумывать, а, во-
вторых, что математический принцип инвариантности уравнений Пуан-
каре противоречит физическому принципу относительности, который 
исходит не из неизменности взаимодействий в процессе движения, а из 
невозможности их измерить. 

Поскольку из (17) для встречного движения зарядов с разными 
скоростями и следует 
, (18а) 
где и , 
то вновь получаем формальное релятивистское сложение скоростей по 
Эйнштейну 
, 
где , которое, однако, в нашем случае справедливо 
только в рамках электродинамики. 
Если же и взаимно перпендикулярны, то получаем 
, (18б) 
откуда , что обобщает релятивистское 
сложение скоростей. 
МИФ СЕДЬМОЙ: ПОЛЕ ДВИЖУЩИХСЯ МАСС 
Гравитационное поле – это сфера деятельности общей теории 
относительности (ОТО), которая, претендуя на обобщение СТО, тем 
самым обобщает и пороки последней, поэтому попытки некоторых уче-
ных, справедливо критикующих ОТО [3], искать выход на путях СТО 
заведомо обречены. 
В действительности дело обстоит еще хуже, ибо помимо до-
вольно произвольных обобщений ОТО содержит и совершенно незави-
симый от СТО принцип эквивалентности гравитации и движения (ра-
венство тяготеющей и инертной масс), ошибочная трактовка которого 
лишает ОТО всякого физического смысла даже по сравнению со СТО. 
Релятивистский принцип эквивалентности – это девятый миф теории 
относительности, о нем речь еще пойдет, здесь же рассмотрим влияние 
на гравитационное поле движения его источника или приемника. 
Если подобно вектору электрического смещения D в электро-
динамике ввести в рассмотрение вектор гравитационного смещения 
, то применительно к нему окажутся справедливыми соот-
ношения (14а) и (14в) предыдущего раздела, поскольку в этих преобра-
зованиях изменяется только площадка , одинаковая как для зарядов, 
так и для масс. Поэтому для поля, как воспринимаемого движущейся со 

скоростью v вдоль оси х массой, так и для поля движущейся массы, 
имеет место анизотропия гравитации 
(19) 
которая ничем не отличается от соответствующей анизотропии элек-
трического поля. 
Однако, поскольку в механике, а с учетом принципа эквива-
лентности и в гравитации, происходит геометрическое усреднение ани-
зотропии, то в среднем компоненты гравитационного поля движущейся 
массы имеют вид: 
(20) 
Это значит, во-первых, что в отличие от неизменного электри-
ческого гравитационное поле при движении равномерно ослабевает во 
всех направлениях, не изменяя их, и, во-вторых, что между полем, вос-
принимаемым движущейся массой, и полем движущейся массы нет ни-
какой разницы, так что (20) относится к обоим случаям. 
Напрашивается мысль о том, что гравитационная масса являет-
ся такой же фикцией, как магнитная масса, которая порождается ариф-
метическом усреднением анизотропии поля движущегося вдоль оси х 
заряда. Тогда гравитационная масса оказывается следствием геометри-
ческого усреднения той же самой анизотропии, а гравитационное поле 
имеет чисто электрическое происхождение. Это означает, что в природе 
существует только электрический заряд, движение которого сопровож-
дается анизотропией электрического поля. Материя же обладает свойст-
вом разнородного усреднения этой анизотропии: арифметического, гео-
метрического, квадратического и т.д., причем каждое усреднение при-
водит к появлению магнитного, гравитационного и, вероятно, других – 
еще не открытых полей, которые заведомо имеют чисто электрическое 
происхождение. Применительно к гравитации согласно (5) кажущееся 
ускорение движения стержня составит 
, (21) 
где . 

Это кажущееся ускорение (замедление) должно порождаться 
напряженностью кажущегося гравитационного поля, которое, в 
свою очередь, должно порождаться анизотропией электрического поля. 
Поэтому чтобы придать (21) размерность Г, надо домножить 
обе части (21) на , где G – ньютоновская гравитационная 
постоянная, тогда получим 
, (21а) 
где-либо знак Г в зависимости от знака D означает то тяготение, то от-
талкивание, либо Г всегда отрицательно, если знак D нивелируется со-
ответствующим знаком радикала. 
При этом поскольку для любого поля , 
и сферически симметричного поля, в частности, 
, , то из (21а) следует 
, (21б) 
где знак массы в принципе может зависеть от знака движущегося заря-
да. 
Тогда в случае получаем , т.е. антивещество. 
А. Эйнштейн, мечтавший об общей теории поля, прошел мимо 
возможности вывести гравитацию из электромагнетизма, а массу из 
движения заряда, поскольку его абстрактные преобразования координат 
(1) не содержат и намека на анизотропию поля, которая приводит к (21). 
Из (21б) для электрона 
, так что массообразующая скорость движения заряда электрона 
имеет порядок . 
Рассмотрим теперь актуальное с точки зрения принципа отно-
сительности взаимодействие масс, движущихся с одинаковыми скоро-
стями v вдоль оси х. Поскольку при этом сначала происходит отраже-
ние поля движущегося источника в среде, а затем отражение движу-
щимся приемником поля, отраженного средой, то согласно (20) 
Как и следовало ожидать, полученный результат совершенно 
аналогичен (18а) для электрического поля движущихся зарядов, хотя 

формально при переходе от координатной системы неподвижного на-
блюдателя, имеющего дело с , к координатной системе масс, отно-
сящихся к , пришлось бы в отличие от электрического поля приме-
нить геометрическое усреднение анизотропии координат, поскольку для 
имеем Конечно, игры с 
преобразованиями координат – это всего лишь релятивистские игры, 
поскольку в физической действительности преобразуются не приду-
манные нами координаты, а поля. Об этом свидетельствуют трудности 
объяснения через координаты , когда 
, но тем не менее, поскольку из (22) для 
встречного движения масс с разными скоростями и следует 
, где и 
, то получаем отличное от релятивистского, но харак-
терное для гравитации кажущееся сложение скоростей 
(23) 
где . 
Из (23) следует, что при равенстве одной из скоростей , 
скорости света суммарная кажущаяся скорость равна бесконечности, а 
это значит, что если при этих условиях в электродинамике есть 
скорость распространения электромагнитных волн, то в гравитации 
должна быть скоростью распространения гравитационных 
волн, которые в подобных условиях просто не могут существовать. Та-
ким образом, гравитационные волны – это тоже один из мифов ОТО [4], 
родившийся на базе единого геометрического усреднения координат как 
для электродинамики, так и для гравитации, характерного для теории 
Эйнштейна. 
МИФ ВОСЬМОЙ: ПРИНЦИП ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ 
Все беды релятивизма по существу проистекают из неверной 
трактовки принципа относительности, которая сводится к инвариантно-
сти уравнений физики к преобразованиям галилеевых координат. В 

этом сведении содержится по меньшей мере две существенные пере-
держки. Во-первых, как отмечалось, физическому контролю (измере-
нию) поддаются только решения таких уравнений, а не сами уравнения, 
неоднозначно связанные со своими решениями, ибо различные уравне-
ния могут иметь одинаковые решения, а одно и то же уравнение может 
иметь несколько решений, из которых только часть имеет физический 
смысл, и поэтому то, что справедливо по отношению к решениям, не 
обязательно справедливо в отношении уравнений и наоборот. Во-
вторых, инвариантность (т.е. одинаковость решений) уравнений вне 
зависимости от движения наблюдателя является непомерной, ибо, с од-
ной стороны, объективный физический процесс безразличен не только к 
точкам зрения, но и к заблуждениям наблюдателей, а, с другой – ника-
кие измерения не выявят заблуждений наблюдателя, если последние 
одинаковы как по отношению к измеряемой, так и по отношению к про-
тиводействующей силам. 
Действительно, если, например, при движении наблюдателя 
измеряемая сила, с его точки зрения, изменяется в определенное число 
раз по сравнению с точкой зрения неподвижного наблюдателя, то во 
столько же раз изменяется и противодействие измерительной системы 
прибора, что не изменяет его показаний с любой, пусть даже ошибочной 
точки зрения. Последнее, правда, подразумевает, что степень ошибоч-
ности физической теории одинакова в отношении противодействующих 
сил любой природы. Все это означает, что с позиций истинного прин-
ципа относительности вполне приемлема физическая теория, которая 
дает различные значения силы с точки зрения неподвижного и движу-
щегося наблюдателей, т.е. ее уравнения не инвариантны к преобразова-
ниям координат, лишь бы эти различия были одинаковы для сил любой 
физической природы. 
Да и обыденный здравый смысл подсказывает, что релятивист-
ская инвариантность, т.е. требование равноправия наблюдателей, физи-
чески неправомерна, поскольку лишь тот из них, который связан с изу-
чаемым объектом (и в роли которого по существу выступает измери-
тельный прибор), находится в адекватных задаче условиях, а все другие 
наблюдатели выступают в роли зевак, впечатления которых могут не 
иметь никакого отношения к реальному поведению изучаемого объекта 
и в любом случае никак на нем не сказываются. Иначе говоря, физиче-
ски оправдана лишь та единственная система отсчета, в которой рас-
сматриваемый процесс имеет реальный физический смысл, причем это 
относится и ко всем промежуточным преобразованиям, а не только к 
конечному результату. 
Действительно, если параллельно движущиеся заряды согласно 
силе Лоренца ослабляют свое взаимодействие в раз с точ-
ки зрения неподвижного наблюдателя, то это просто значит, что реля-
тивистская инвариантность уравнений физики (в данном случае закон 

Кулона) к преобразованиям координат вовсе не имеет места, а имеет 
место инвариантность измерений взаимодействий, вытекающая из фи-
зического (галилеева) принципа относительности, ибо пружина движу-
щегося динамометра, измеряющего эти взаимодействия также ослабева-
ет в , поскольку ее жесткость, определяемая межмолеку-
лярным сцеплением, имеет электрическое происхождение. 
Это значит, что показания динамометра одинаковы как в покое 
системы, так и при ее движении, а это и есть галилеева инвариантность 
измерений без всяких релятивистских фокусов с массой и зарядом (по-
лем). 
Релятивисты же никак не хотят понять, что показания приборов 
это не истина в последней инстанции, а информация, искаженная усло-
виями эксперимента (движением). 
Поэтому, исходя из безупречности показаний динамометра, не 
зависящих от системы отсчета, они пытаются скомпенсировать очевид-
ные нарушения своей инвариантности жульническими изменениями 
массы и поля заряда – жульническими, поскольку ни масса, ни заряд не 
являются координатами и подсовываются исподволь, раз изменения 
координат вопреки заверениям не хватает для инвариантности. 
Однако главный грех релятивизма состоит в отказе от эфира, 
т.е. материальной среды, посредством которой реализуются физические 
взаимодействия. Вследствие этого теория относительности оказалась в 
очевидном противоречии, во-первых, с принципом близкодействия и, 
во-вторых, с классическим принципом относительности. Первое про-
изошло потому, что теория относительности вырвала взаимодействия из 
физического пространства и перенесла их в сферу абстрактно-
геометрических систем отсчета, заменив физическую модель абстракт-
ной имитационной моделью. Второе – вследствие отрицания СТО абсо-
лютного движения. Иногда можно слышать, что теория относительно-
сти совместима с существованием эфира, но он ей просто не нужен. Что 
не нужен – верно, но что совместима – это заблуждение. 
Действительно, если допустить параллельное движение с оди-
наковой скоростью v относительно эфира двух взаимодействующих 
электрических зарядов, то согласно СТО при расположении зарядов 
вдоль линии, перпендикулярной вектору скорости, их взаимодействие 
согласно силе Лоренца ослабевает в раз по сравнению с v = 
0, когда бы действовал закон Кулона, совсем не похожий на силу Ло-
ренца, что противоречит объявленному СТО принципу относительно-
сти, декларирующему невозможность такого положения. Ведь в абсо-
лютном движении зарядов сила Лоренца должна бы согласно СТО пре-
вращаться в закон Кулона и не зависеть от скорости этого движения. 
Вот и приходится релятивистам отрицать абсолютное движение, чтобы 
не конфликтовать с принципом относительности. 

Если же исходить из классического принципа относительности, 
то реально существующий эфир не будет проявлять себя в равномерных 
движениях зарядов и масс только при условии, что в процессе движения 
как электромагнитные, так и гравитационные взаимодействия будут 
изменяться, во-первых, одинаково во всех направлениях, чтобы не 
ощущать поворотов системы, и, во-вторых, одинаково для взаимодейст-
вий любой физической природы, дабы их поддающиеся измерению от-
ношение не изменялось по сравнению с абсолютным покоем. 
Этим требованиям в полной мере удовлетворяет только та ме-
тодология, которую мы противопоставляем здесь теории относительно-
сти. Действительно, согласно (18а) и (22) электрические и гравитацион-
ные поля при движении ослабевают в раз, причем одинаково 
во всех направлениях, так что никакие комбинации физически разно-
родных измерительных систем и никакие повороты в пространстве 
принципиально не позволяют обнаружить движение относительно эфи-
ра, а это и есть физический принцип относительности. 
Из него следует, что в расчетах абсолютное движение, т.е. со-
вместное движение как измеряемой, так и измерительной систем, мож-
но игнорировать, принимая во внимание только движение измеряемой 
системы относительно измерительной (сторонние наблюдатели здесь 
решительно непричем). Но ведь это чисто расчетное, математическое, а 
не физическое утверждение! Поэтому, придав ему статус физического 
принципа относительности, т.е. абсолютизировав относительность, тео-
рия относительности загнала себя в тупик, породив систему взаимосвя-
занных физических мифов, которые иногда вполне приемлемы в рас-
четной имитационной модели, что создает видимость их правдоподо-
бия, но переворачивают объективную реальность с ног на голову. 
Кстати говоря, ситуация с силой Лоренца как раз свидетельст-
вует о том, что система уравнений электродинамики не инвариантна к 
преобразованиям координат без фокусов с зарядом и его полем, по-
скольку статику и кинематику движения зарядов она описывает даже 
разным числом уравнений (за счет уравнений магнитного поля, появ-
ляющихся в движении). 
Вместе с тем, эта система уравнений вполне удовлетворяет 
классическому принципу относительности, поскольку магнитное поле 
не будет фиксироваться синхронно движущимся эталоном. 
МИФ ДЕВЯТЫЙ: ПРИНЦИП ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ 
Принцип эквивалентности, фигурирующий в ньютоновской 
теории тяготения, подразумевает эквивалентность гравитационной и 
инертной масс или эквивалентность потенциальной энергии гравитации 
и кинетической энергии движущейся массы и является вполне почтен-
ным физическим принципом, так что слово «миф» относится не к нему, 

а к его релятивистской трактовке, характерной для ОТО. Сам же прин-
цип естественным образом проистекает хотя бы из того факта, что в 
точке, отстоящей на r от источника поля, ньютоновский гравитацион-
ный потенциал 
(24) 
представляет собой квадрат некоторой мнимой скорости, равный поло-
вине квадрата реальной скорости v, которую в данной точке прибрела 
бы масса , свободно падающая из бесконечности, так что 
. Именно в такой трактовке Эйнштейн использовал 
этот принцип для описания гравитации, введя лишь поправку на рост 
в процессе движения, т.е. используя не кинетическую энергию 
, а полную энергию , которая является 
одним из мифов СТО. 
В действительности актуальным для гравитации является не 
принцип эквивалентности, а тот факт, что потенциал представляет 
квадрат некоторой скорости и потому подчиняется общему для скоро-
стей правилу отражения (7). Это значит, что пробное тело , получив 
предписание двигаться со скоростью , на самом деле стало бы дви-
гаться со скоростью V, которая отражается как , т.е. 
, откуда 
. (25) 
Это и есть истинный потенциал гравитационного поля, который 
для сферически симметричной массы с учетом (24) имеет вид 
. (26) 
Из (26) непосредственно вытекает эквивалентность массы и 
энергии, поскольку при аннигиляции источника поля, т.е. при , 
оно дает , или . Примечательно, что (26) 
изменяет знак при , что соответствует переходу от при-
тяжения к отталкиванию и наоборот. Это означает, что вблизи очень 
плотных и массивных космических тел, радиус которых несколько 
меньше гравитационного радиуса , существуют условия для черных 

дыр, обладающих при бесконечным притяжением, поглощаю-
щим даже свет. Но по мере поглощения черной дырой мелких космиче-
ских тел и пыли гравитационный радиус, пропорциональный массе, 
сравнивается с радиусом дыры, поскольку последний растет медленнее 
(пропорционально корню кубическому из массы). В результате система 
теряет устойчивость, поскольку из-за бесконечного самоотталкивания и 
растяжения она разрывается на части, которые, выталкиваются за сферу 
гравитационного радиуса, но тут же подвергаются бесконечному при-
тяжению и возвращаются в исходное состояние, после чего вновь вы-
брасываются наружу и т.д. Таким образом, черная дыра постепенно 
превращается в пульсар, масса которого либо пульсирует вокруг сферы 
гравитационного радиуса, либо взрывается, если с учетом разогрева при 
сжатии силы расталкивания окажутся столь большими, что выброшен-
ная взрывом масса уже не сможет вернуться назад. 
Похоже, что (26) описывает не только гравитационное, но и 
сильное взаимодействие как нечто единое [4], как переход от гравита-
ции при к сильному взаимодействию при , близком к , и 
свидетельствует о гравитационной природе сильного взаимодействия. 
Во всяком случае, учитывая, что (26) применительно к ядерным силам 
является лишь классическим приближением, оно хорошо отражает ус-
тановленное экспериментально резкое возрастание по сравнению с нью-
тоновским притяжением нуклонов по мере приближения к ним с после-
дующим резким переходом к отталкиванию. Из этого следует и невоз-
можность гравитационного коллапса в смысле ОТО. 
Учитывая, что (24) есть частное решение уравнения Пуассона 
, где – объемная плотность массы, достаточно в это 
уравнение подставить (25), чтобы получить для случая произвольного 
распределения массы уравнение 
, (27) 
частным решением которого является (26). 
В слабых полях при из (27) следует 
, которое отличается от ньютоновского 
только вторым слагаемым в правой части, свидетельствующим о нели-
нейности гравитационного поля даже вдали от источников. Примеча-
тельно, что согласно (27) в отсутствие источников поля его 
расхождение все равно отлично от нуля и определяется вторым слагае-
мым, пропорциональным плотности энергии в данной точке простран-
ства. Это значит, что источником гравитационного поля является энер-
гия среды (по всей видимости любого происхождения) в том числе ки-

нетическая энергия электрического заряда, что соответствует (21а) и в 
свою очередь указывает на электромагнитное происхождение гравита-
ции и сильного взаимодействия. Кроме того, это подтверждает выска-
занную еще в [4] мысль об отсутствии гравитационных волн самих по 
себе, как отсутствуют самостоятельные магнитные, сильные и слабые 
волны. Реально же распространение электрического поля происходит 
посредством волн, которые следовало бы назвать электро-магнитно-
сильно-слабо-гравитационными, поскольку они несут все виды этих 
полей. 
Отметим, что ОТО строит полную энергию гравитирующих тел 
по образу и подобию ошибочной полной энергии СТО , 
где компонента метрического тензора в слабых полях обращается в 
. Нетрудно видеть, что наши соотношения для пол-
ной энергии 
(10а) 
приводят в слабых полях к тому же результату, что маскирует ошибоч-
ность тензорной формы ОТО. Действительно, поскольку для 
имеет место , то 
. 
Однако в сильных полях, например, для , 
, а , т.е. наши результаты бесконечно расхо-
дятся с результатами ОТО, а под сферой Шварцшильда, когда , у 
нас получаются вполне естественные результаты , а в ОТО 
решение Шварцшильда дает мнимую энергию. Другие же решения в 
обычной манере теории относительности сводятся к произвольному 
манипулированию коэффициентами тензорной системой уравнений, что 
позволяет описать и доказать даже прямо противоположные тезисы 
хоть в физике, хоть в лингвистике. 
Движение тел в гравитационном поле описывается (20) и (22), 
где, – напряженность гравитационного поля так что 
, (28) 
где в центральном поле 

. (29) 
Если же источник поля тоже движется со скоростью , то 
согласно (20) статическое поле источника ослабевает до 
что при приводит к (22) 
. 
МИФ ДЕСЯТЫЙ: МАТЕРИАЛИЗМ ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ 
Широко распространено убеждение, что теория относительно-
сти является чуть ли не образцом диалектического материализма [6]. 
Хотя на первый взгляд это обстоятельство не имеет существенного зна-
чения для физической теории, в данном случае ему необходимо уделить 
особое внимание, поскольку именно в мировоззренческих заблуждениях 
лежат истоки всех мифов релятивизма. 
Дело в том, что теория относительности возникла в период ост-
рейшего кризиса физики, когда ее здание, казавшееся незыблемым и 
практически завершенным, внезапно рухнуло под натиском новых фак-
тов, никак не укладывавшихся в прежние вульгарно-
материалистические представления, которые отождествляли материю с 
веществом молекулярной структуры. Возникла необходимость обломки 
этого здания, сохранявшие самостоятельную ценность связать некото-
рой новой парадигмой, новым физическим мировоззрением, свободным 
от недостатков стихийно-материалистической вульгаризации, которая 
никак не вязалась ни с аннигиляцией вещества, ни со свойствами эфира. 
Для этого было два пути: первый – материалистический, связанный, во-
первых, с отказом от молекулярной структуры материи и признанием 
решающей роли информации в физических процессах и, во-вторых, с 
информационным объяснением свойств эфира, в частности, галилеева 
принципа относительности; второй – идеалистический, связанный с до-
пущением абсолютного пустого пространства и приданием мысли на-
блюдателя статуса демиурга, творца действительности. По ряду объек-
тивных и субъективных причин теория относительности пошла по вто-
рому пути. В числе объективных причин необходимо указать разочаро-
вание в потерпевшей крах прежней физической парадигме, которая бы-
ла стихийно материалистической, и неготовность тогдашнего материа-
лизма оперировать с информацией, как равноценной материи категори-
ей в условиях неразвитости самих представлений об информации. В 
числе субъективных причин – авторитет и популярность выдающегося 
физика Эрнста Маха, основоположника физического позитивизма, ко-
торый отождествлял явление и сущность, показания измерительных 
приборов и объективную реальность, приписывая этим показаниям 

(комплексу ощущений) статус истины в последней инстанции, за кото-
рой больше ничего нет. Это – своего рода истерия обывателя от страха 
перед сложностью познания, удобная форма избавления от него. Когда 
обыватель по неумению или неспособности не может проникнуть в суть 
наблюдаемого явления, то в порядке самооправдания объявляет явление 
и его сущность неразличимыми. Иначе говоря, для махиста данные экс-
перимента – это и есть сущность бытия, а не информация о ней в форме 
того или иного явления, нередко деформированная в процессе отраже-
ния. 
СТО и возникла как выражение отчаяния от краха многочис-
ленных попыток рационального объяснения опытов Майкельсона-
Морли в рамках абсолютного времени, которые и не могли быть объяс-
нимы в этих рамках. Позитивистская методология с неизбежностью 
привела СТО, во-первых, к трактовке изотропности электромагнитной 
волны (с точки зрения любого наблюдателя) как закона природы, а не 
как вполне естественного артефакта, эффекта искажения информации; 
во-вторых, к произвольной подмене физики как науки о действительном 
имитационной математической моделью, хотя математика является 
наукой о возможном, т.е. объем ее понятий неизмеримо шире объема 
физических понятий; и, в-третьих, к отказу от материального эфира в 
физическом пространстве и к замене его идеальным полем векторов и 
скляров в пространстве координат. 
В результате вместо физического объяснения ненаблюдаемости 
ньютоновского сложения скоростей СТО оперирует формулой реляти-
вистского их сложения, которая ровным счетом ничего не объясняет, 
но, будучи детищем математической модели, вполне ей адекватна, т.е. 
приводит к правдоподобным конечным результатам. Вместо физическо-
го принципа относительности, говорящего о ненаблюдаемости абсо-
лютного движения в эфире, СТО рассматривает не имеющую к нему 
прямого отношения математическую инвариантность уравнений к пре-
образованиям координатных систем. Наконец, СТО перенесла физиче-
ские процессы из материальной среды, служащей для них естественной 
системой отсчета, в координатные системы, произвольно выбираемые 
сторонними наблюдателями, причем этот субъективный выбор якобы 
диктует объективный рост движущейся массы, сокращение длин и за-
медление времени, хотя это – всего лишь промежуточные состояния 
имитационной модели, не имеющие отношения к реальности. Ведь из 
того обстоятельства, что вы прибыли на вокзал после отхода нужного 
вам поезда, нельзя делать однозначный вывод, что он ушел раньше вре-
мени, хотя с математической точки зрения эта женская логика вполне 
правомерна. Однако идеализм относительности как раз и порождается 
проповедью первичности модельных представлений наблюдателя перед 
объективной реальностью, а чаще – отождествления их друг с другом с 

фактической подменой этой реальности искаженной в процессе отраже-
ния информацией о ней. 
Так, если в материалистической трактовке поле – это состояние 
среды (все того же эфира), окружающей источник информации и вы-
полняющей функции передачи информации от источника к приемнику, 
то в теории относительности – это некоторая абстрактная сущность, 
связанная не со средой, а с наблюдателем, и являюшаяся продуктом его 
субъективных представлений. 
Тем не менее, диалектика познания мира такова, что в ней ни-
что не пропадает зря. Идеализм теории относительности, ввиду его оче-
видного практического успеха, расшатал стереотипы вульгарно-
материалистических представлений и этим подготовил почву для диа-
лектико-материалистической парадигмы, которая включила в себя ин-
формацию как равнообъемную материи и парную ей категорию [7]. 
В рамках этой парадигмы объективная реальность представляет 
собой неразрывное диалектическое единство борющихся противопо-
ложностей: материи и продукта ее взаимо- и самоотражения – инфор-
мации, для которых характерно не только взаимоотрицание, но взаимо-
проникновение, переход друг в друга, так что каждая из них по отноше-
нию к другой представляет, по выражению Гегеля, «свое иное». 
При этом, поскольку существование материи мыслится только в 
пространстве и во времени, а существование материи в пространстве 
есть ее структура, тогда как ее существование во времени есть движе-
ние материи, то информация – это структура в движении, т.е. изменяю-
щаяся структура материи. 
Таким образом, отражение происходит всегда в форме изме-
няющейся структуры, которая потому и может воспроизводиться в 
ином, что информация безразлична к конкретному материалу, как отра-
жаемого объекта, так и его модели, т.е. к материалу своих носителей. С 
этой точки зрения, например, чертеж будущего изделия представляет 
сознательно искаженную с целью оптимизации структуру прототипа, а 
само изделие воплощает структуру чертежа, в известной мере искажен-
ную в силу несовершенства технологии. Здесь на первом этапе материя 
порождает идеальную форму (чертеж), которая затем материализуется в 
изделии, так что материальный прототип формирует (воздействует на) 
материальный конечный продукт посредством информации. 
Точно так же одно заряженное тело определяет поведение дру-
гого удаленного заряженного тела посредством информации, каналом 
для передачи которой служит разделяющая их материальная среда, а не 
мистическое поле, под именем которого в физике имеет право на суще-
ствование только несущая информацию среда. 
Нетрудно заметить, что объективная информация выполняет 
роль отторгнутой К. Марксом от диалектики гегегелевской абсолютной 
идеи, являвшейся носительницей законов, объективной логики приро-

ды, без которой невозможна диалектика природы, в чем убедился Ф. 
Энгельс при попытке ее описания. 
То, что любого рода поле является по существу информацион-
ным полем, следует из того очевидного обстоятельства, что его источ-
ник не тратит энергию (или материю) на распространение поля и пото-
му в статике неиссякаем, как неиссякаем художественный шедевр, 
сколько бы его ни копировали. Это значит, что функции носителя ин-
формации берет на себя среда, отказ от которой делает информацию 
бессмыслицей, ибо она не существует вне материи (как и материя вне 
информации). Различные наблюдатели в зависимости от условий на-
блюдения, конечно, получают различную информацию об объекте. От-
сюда вовсе не следует, что это объект изменяется в зависимости от на-
блюдателя, на чем настаивает релятивизм, как нелепо и предположение, 
что поле способно, оторвавшись от среды, вести независимое существо-
вание по воле наблюдателя. Однако именно благодаря материализации 
абстракций (пусть неправомерной) теория относительности сумела объ-
яснить магнитное поле как чисто информационный эффект. Действи-
тельно, до сих пор речь все время шла о конкретной информации, кото-
рая сродни чувственной информации живых организмов. Но, как было 
показано, движущиеся объекты сталкиваются с кажущейся анизотропи-
ей поля, т.е. с набором полей различной интенсивности по разные сто-
роны от себя. В этих условиях тело по необходимости должно вести 
некоторую логическую обработку, усреднение совокупности полей, 
чтобы выработать единственную адекватную реакцию на них. Безус-
ловно, речь здесь идет об объективной логике, восходящей к абсолют-
ной идее Гегеля, диалектике природы, которой далеко до гибкой чело-
веческой логики, но которая вполне сродни логике безусловных реф-
лексов. В конце концов она сводится всего лишь к усреднению – ариф-
метическому у зарядов и геометрическому – у масс, но и в этом случае 
продуктом логического отражения является абстрактное среднее поле 
(логическая информация, аналогичная понятию у человека), которому 
не соответствует никакое реальное поле или его источник, но которое 
является реально действующим началом, определяющим реакцию дви-
жущегося объекта. 
Поэтому движущейся заряд ведет себя так, словно на него дей-
ствует магнитное поле, хотя это всего лишь эффект усреднения анизо-
тропии электрического поля; а движущаяся масса словно бы увеличива-
ется в движении, хотя это эффект соответствующего усреднения анизо-
тропии скорости (ускорения). Другое дело, что, обнаружив большую, 
подчас решающую роль логической информации в физических процес-
сах, теория относительности абсолютизировала ее вплоть до материали-
зации таких эффектов усреднения, как рост массы, замедление времени, 
что привело ко всякого рода нелепым мифам и парадоксам. 

Тем не менее теории относительности принадлежит большой 
вклад в познание природы, поэтому пафос автора направлен не на то, 
чтобы разоблачить ее идеологическую непоследовательность, а на то, 
чтобы развеять иллюзии не только физиков, но и философов на ее счет. 
Ведь не вина, а трагедия Эйнштейна состоит в том, что только 
его махистские заблуждения не позволили осуществить мечту всей 
жизни – создать единую теорию поля, ибо, поняв и оценив роль инфор-
мации в естественных процессах, он шел в верном направлении. Так что 
когда теория относительности будет повержена, это произойдет и бла-
годаря Эйнштейну. И в этом нет парадокса, а лишь диалектический за-
кон отрицания отрицания, не только борьбы, но и взаимопроникновения 
противоположностей. 
Судя по эпиграфам в предисловии, умница и хитрец А. Эйн-
штейн, вероятно, быстро понял, что подменив физический принцип ин-
вариантности измерений математическим принципом инвариантности 
уравнений, он завел физику в непроходимый тупик, однако окружавшее 
его стадо восторженных апологетов помешало ему отступить назад. 
Это тем более вероятно, что любой математик знает, что все ма-
тематические уравнения впрямую зависят от системы координат, в ко-
торой они записываются. 
Достаточно открыть справочник по математике, чтобы убе-
диться, что, например, уравнение сферы в прямоугольных координатах 
отличается от ее же уравнения в косоугольных координатах, а дивер-
генция и ротация векторов выглядят по-разному в декартовых и сфери-
ческих координатах, причем движущиеся координаты не составляют 
исключения. 

Глава II. ОСНОВЫ ТЕОРИИ ОТРАЖЕНИЯ ДВИЖЕНИЯ 
II-1. Отражение параметров движения 
Задача любой науки состоит в том, чтобы не просто описывать 
очевидное, но и вскрывать то, что скрыто под покровом очевидности. 
Другими словами, описывая явление, наука должна ясно видеть 
его скрытую сущность, т.е. устанавливать четкую взаимосвязь между 
доступной наблюдению (измерению) информаций «для нас» и имма-
нентной объекту наблюдения, но ненаблюдаемой информацией «в се-
бе». 
Можно даже сказать, что предметом науки вообще является ус-
тановление взаимной связи между сущностью и явлением, ибо простое 
описание явления есть всего лишь беллетристика или (в лучшем случае) 
поверхностная систематизация. 
Эту взаимосвязь наука устанавливает путем изучения структу-
ры материи и всех форм ее движения от механических до биологиче-
ских и социальных. 
Ранее нам уже приходилось касаться некоторых из этих форм 
(см. библиографию в конце брошюры). Здесь же мы намерены ограни-
читься только теми простейшими формами движения, которые тради-
ционно относятся к физике, т.е. механическими и электрическими. 
Издавна эти движения принято было подразделять на относи-
тельные, т.е. движения одного объекта относительно другого, произ-
вольно принятого за неподвижный, и абсолютные, т.е. движения объек-
тов в неподвижном мировом эфире (физическом вакууме). 
Относительное движение на первый взгляд (только на первый!) 
легко поддается наблюдению и потому долгое время не создавало про-
блем для своего описания, поскольку считалось, что в этом случае нет 
никакой разницы между информацией для нас и информацией в себе. 
Напротив, абсолютное движение всегда было загадкой для уче-
ных, поскольку загадочный эфир не наблюдаем, ибо на первый взгляд 
(опять-таки, только на первый!) не воздействует ни на наши органы 
чувств, ни на измерительные приборы. И поскольку движение устанав-
ливается по изменению положения движущегося объекта относительно 
неподвижного, а при абсолютном движении неподвижный эфир не на-
блюдаем, то и абсолютное движение не может быть установлено. 
Ведь даже относительное равномерное движение судна по спо-
койной глади воды не может быть обнаружено наблюдателем, находя-
щимся в трюме без окон, поскольку он не видит ни воды, не берегов, ни 
других судов. 
Это дало повод Галилею сформулировать свой знаменитый 
классический принцип относительности, согласно которому равномер-
ное (инерциальное) абсолютное движение не может быть обнаружено 

никакими наблюдениями, т.е. информация в себе в этом случае нам не-
доступна. 
Тем не менее, ряд недоверчивых ученых пытался проводить 
многочисленные эксперименты по обнаружению абсолютного движе-
ния. 
Наиболее известны опыты Майкельсона-Морли, пытавшихся 
измерить орбитальную скорость Земли в мировом эфире, т.е. скорость 
ее абсолютного движения, по разности абсолютных скоростей светового 
луча в направлении движения Земли и в противоположном направле-
нии. 
Если бы эти эксперименты удались, то принцип относительно-
сти Галилея был бы опровергнут. 
Но поскольку эти и все подобные эксперименты с большой 
точностью подтвердили независимость скорости света от направления 
его луча, то галилеев принцип относительности блестяще восторжест-
вовал. 
Конечно, невозможность непосредственного обнаружения аб-
солютного движения создает большой соблазн объявить это движение 
вместе с эфиром несуществующими, что и сделал Эйнштейн в своей 
теории относительности, выдав информацию для нас о постоянстве ско-
рости света в любых обстоятельствах за информацию в себе, т.е. за ре-
альное (хоть и мистическое) свойство света. 
И никто не осмелился обратить внимание, что, следуя этой ло-
гике, нужно объявить не существующим также и относительное инер-
циальное движение судна по спокойной глади озера вместе с водой и 
берегами, раз они не видны трюмному узнику. 
Поэтому, если придерживаться изложенных выше критериев 
научности, подход Эйнштейна следует признать ненаучным, т.к. он не 
только отказывается от установления связи между информацией для нас 
и информацией в себе, но даже вовсе отрицает последнюю, или, что то 
же самое, отождествляет эти информации друг с другом. 
В результате у него получается, что с точки зрения наблюдате-
ля, неподвижного относительно электрического заряда, последний име-
ет только электрическое поле, а с точки зрения наблюдателя, движуще-
гося относительно них, тот же заряд имеет еще и магнитное поле. 
Выходит по Эйнштейну, что магнитное поле не объективная 
реальность, а нечто зависящее от постороннего наблюдателя, высту-
пающего в качестве демиурга, творца объективной реальности. 
Разумеется, все это может казаться, но не может быть в реаль-
ности, а причины этой кажимости должны получить физическое объяс-
нение, чему и посвящена излагаемая теория отражения движения 
(ТОД). 
Прежде однако отметим, что теория относительности Эйн-
штейна как имитационная математическая модель в некоторых случаях 

дает физически значимые результаты, что не прибавляет ей ни научно-
сти, ни физического смысла, поскольку, если она дает, например, пра-
вильную скорость 1000 м/с, то это не значит, что процесс получения 
этого результата физически оправдан, ибо эту тысячу можно математи-
чески получить сотней способов:, 500+500, 2000/2 и т.д., но при 
этом ни один из них может не иметь физического смысла. 
Другими словами, правильных математических моделей может 
быть несколько, но правильная во всех деталях физическая теория мо-
жет быть только одна. 
В принципе, с неадекватностью отражения (рефлексии) явлени-
ем его сущности, т.е. с расхождением информации для нас с информа-
цией в себе в явлениях природы человечество столкнулось еще до соз-
дания физики. 
Так, запаздывание звуковой информации относительно свето-
вой на некотором удалении от грозы создавало впечатление, что гром не 
сопровождает молнию, но следует за ней с некоторой задержкой. 
Это явление тогда не превратилось в проблему познания только 
потому, что человек нередко оказывался в центре грозы, где одновре-
менность молнии и грома не вызывала сомнений. 
Но, например, эхо долгое время создавало иллюзию передраз-
нивания кем-то человеческих воплей, пока не пришло осознание того, 
что эхо это запоздалое возвращение к человеку его собственных воплей. 
Как бы то ни было, но проблема запаздывания информации для 
нас относительно информации в себе существовала всегда, хотя и не 
создавала больших трудностей для человеческой деятельности, где зри-
тельный (оптический) контроль, считавшийся мгновенным, снимал все 
недоумения. 
Но так обстояло дело лишь до тех пор, пока скорость наблю-
даемых процессов была несопоставимо мала по сравнению со скоро-
стью поступления оптической информации о них. Когда же эти скоро-
сти стали хоть как-то сопоставимы, а тем более, когда объектом наблю-
дения стал сам свет, проблема расхождения информации для нас и ин-
формации в себе приняла такие масштабы, что вызвала знаменитый 
«кризис физики» на стыке XIX и ХХ столетий. 
К сожалению, в то время эта проблема не была осознана как 
чисто информационная, то есть как проблема рефлексии и потому полу-
чила извращенное истолкование в теории относительности, которая 
приписала естественную зависимость (запаздывание) информации для 
нас от скорости движения наблюдаемых объектов противоестественной 

зависимости от скорости информации в себе об этих объектах, в чем 
нам сейчас и надлежит убедиться. 
II-2. Отражение длин и скоростей 
движущихся объектов 
С этой целью рассмотрим попытку измерить длину и скорость 
стержня, пролетающего мимо нас со скоростью вдоль линейки, ко-
торой мы располагаем. Положим также, что мы располагаем и секундо-
мером и что до начала эксперимента длина упомянутого стержня в не-
подвижном состоянии составляла . 
Всем понятно, что когда в процессе эксперимента начало дви-
жущегося стержня поравняется с началом шкалы неподвижной линей-
ки, то находящийся в том же начале шкалы экспериментатор увидит 
другой конец стержня не напротив деления линейки, а напротив того 
деления , изображение которого принес световой луч со скоро-
стью с в тот момент, когда начало стержня поравнялось с началом шка-
лы линейки, т.е. с запозданием на 
Однако за это время дальний конец стержня как раз пролетит 
путь от до , так что, откуда следует (4а) 
. 
Когда же конец стержня поравняется с началом шкалы линейки, 
то экспериментатор по той же причине увидит начало его не напротив 
, а напротив < , т. е. (4б) . 
Если экспериментатор зафиксировал промежуток времени 
прохождения стержня мимо начала шкалы линейки от начала до конца, 
то разделив на (4а) и (4б), он получит 
(5а) 
. (5б) 
Таким образом, экспериментатор должен констатировать, что 
приближающийся стержень выглядит длиннее и быстрее, нежели уда-
ляющийся стержень той же длины. 
Точно также при попытке измерить длину неподвижного 
стержня посредством движущейся линейки экспериментатор при при-

ближении к стержню получит (4б) и (5б), а при удалении от него (4а) и 
(5а). 
Теперь представим, что в процессе измерений движутся оба, т.е. 
как стержень со скоростью , так и экспериментатор навстречу ему со 
скоростью относительно неподвижной линейки. 
В тот момент, когда начало стержня с одной стороны и движу-
щийся с другой стороны вместе со своей линейкой экспериментатор 
поравняются с началом шкалы неподвижной линейки, экспериментатор 
на неподвижной линейке, конечно, увидит уже знакомую картину (1а). 
Однако на своей движущейся линейке он увидит 
т. е. 
, (30а) 
поскольку для него отрезок неподвижной линейки как бы движется 
навстречу ему, неподвижному, со скоростью . 
Точно также, если в тех же условиях экспериментатор будет 
наблюдать за уже пролетевшим началом стержня, когда его конец по-
равняется с началом шкалы неподвижной линейки и экспериментато-
ром, то тот увидит 
. (30б) 
Если же стержень и экспериментатор движутся вдоль не-
подвижной линейки в одном направлении, хотя и с разными скоростями 
и , то для приближения и удаления стержня получится 
(30в) 
и . 
Столкнувшись с такой анизотропией измерений спереди и сзади 
от себя, которая явно вызвана запаздыванием информации, ибо, будь 
все эти эффекты исчезли бы, наблюдатель должен выработать 
некоторую гипотезу относительно свойств симметрии, характерной для 
физической природы используемых им измерительных приборов. 
Так, для электромагнитной и, в частности, оптической природы 
явлений естественно предположить гармоническую симметрию наблю-
даемой анизотропии измерений, поскольку именно гармоническое 
среднее и из (1а) и (1б) позволяет получить без всяких искаже-
ний. Действительно 

, (31а) 
где среднее гармоническое есть, как известно, обратная величина 
среднего арифметического (в данном случае – полусуммы) обратных 
усредняемым величин: , 
т.е. (31а). Аналогично для скорости из (2а) и (2б) 
. (31б) 
Тогда среднее гармоническое для анизотропии измерений при 
обоюдном встречном движении (30а) и (30б) даст для длин 
, (32) 
а для скоростей (3) , 
где , если – время прохождения стержня мимо 
экспериментатора при их обоюдном встречном движении. 
Обратим внимание на два фундаментальных обстоятельства. 
Во-первых, (3) полностью совпадает со знаменитой формулой сложения 
скоростей по Эйнштейну, однако если у него она есть следствие транс-
цендентальной зауми с сокращением длин, замедлением времени и про-
чей чепухой, то здесь она прозрачно вытекает из закономерных ошибок 
измерений вследствие запаздывания информации, а также из способа 
гармонического усреднения анизотропии этих измерений. 
Поэтому когда при равенстве одной из скоростей или 
скорости с света из (3) следует то это постоянство скорости 
света как для неподвижного, так и для движущегося наблюдателя озна-
чает не более чем кажущееся экспериментатору явление, связанное как 
с выбором типа измерительных приборов, так и со способом обработки 
результатов. 
Во-вторых, поскольку (3) связано с гармоническим усреднени-
ем анизотропии измерений скоростей, то эта формула, а следовательно, 
и формула Эйнштейна не является универсальной, поскольку при ином 
способе усреднения получаются другие результаты. 
В частности, при геометрическом усреднении анизотропии ско-
рости, соответствующей (30в), получается (23) 
, 
откуда для или выходит . 

Вообще-то, эти результаты вытекают из формулировки прин-
ципа относительности Галилея, согласно которому абсолютное движе-
ние не может быть обнаружено никакими измерениями. В том числе, 
конечно, и измерениями скорости света движущимся наблюдателем. А 
мы здесь указали лишь технологию получения кажущегося постоянства 
скорости света в любых системах отсчета. 
И хотя из этого следует, что информация для нас о движении 
может отличаться от информации в себе, неуспех заведомо обреченных 
на неудачу многочисленных попыток обойти принцип относительности 
в оптических экспериментах, включая наиболее известные опыты Май-
кельсона-Морли, почему-то дал повод А. Эйнштейну утвердить прин-
цип постоянства скорости света как информацию в себе, т.е. как абсо-
лютную истину, и тем на столетие поставить физику с ног на голову. И 
все это вместо выяснения причин этой кажимости, выступающей всего 
лишь в роли информации для нас. 
Не вдаваясь в детали, отметим, что если движение происходит 
вдоль оси x декартовой системы координат, то плоскость yz кажется 
наблюдателю конусной поверхностью, а декартова система кажется ко-
соугольной, поскольку когда начало координат совместится с наблюда-
телем, края плоскости из-за запаздывания информации покажутся ему 
отстающими. 
Соответственно поперечные размеры h движущегося тела по-
лучают кажущиеся перпендикулярные приращения, так что в символи-
ческой форме , т.е. 
. (33) 
где j – единичный вектор, нормальный v – такой, что . 
В результате передний плоский торец приближающегося тела 
кажется неподвижному наблюдателю заостренным, а задний торец – 
вдавленным во внутрь. 
При этом, информация к наблюдателю из поступает быст-
рее, чем из h, так что 
. (34) 
Это значит, что с точки зрения неподвижного наблюдателя воз-
никает кажущаяся анизотропия хода движущихся часов при прибли-
жении (минус) и удалении (плюс). 
В отличие от релятивистского «реального» замедления хода 
движущихся часов речь здесь идет о том, что приближающиеся часы 
кажутся бегущими вперед, а при удалении те же часы кажутся от-
стающими. 

Точно так же временные эффекты, связанные с движением на 
оси x, приводят к тому, что неподвижному наблюдателю кажется 
(35) 
для приближения и удаления, а в среднем (гармоническом) т.е. 
в таком усреднении отрезки времени отражаются адекватно. Следует 
однако отметить, что если человек способен пользоваться всем спек-
тром усреднений в зависимости от обстоятельств, то природа знает 
лишь два усреднения: гармоническое и геометрическое. 
Первое характерно для всех оптических и вообще электромаг-
нитных явлений, а второе (как это будет показано в гл. III) характерно 
для гравитации. 
Поэтому в гравитации средняя длина и средняя скорость вос-
принимаются неадекватно в форме 
(36а) 
, (36б) 
а среднее время 
. (37) 
Таким образом в гравитации информация для нас отличается от 
информации в себе даже в среднем, что окончательно сбило с толку 
теорию относительности. 
Все вышеизложенное свидетельствует, что никакого релятиви-
стского сокращения длин и замедления времени в природе не существу-
ет, а реально имеет место неадекватность измерения длин и хода часов в 
движущихся объектах. Так, перелетая из Москвы во Владивосток и 
сравнивая местное время по пути следования с показаниями своих на-
ручных часов, можно подумать, что Ваши часы замедлили свой ход, 
хотя это очевидная иллюзия. 
Точно также при обратном перелете возникает иллюзия ускоре-
ния хода Ваших часов по отношению к местному времени, хотя, если 
часы не переводить, то по возвращении в Москву Вы обнаружите, что с 
Вашими часами ничего не происходило и они по-прежнему показывают 
московское время. 
Эйнштейн же в опытах со световым лучом предложил геомет-
рически усреднять местное время по пути туда и обратно и согласно 
(37) получил абсурдное суммарное замедление хода часов у туристов, 
вернувшихся из круиза (парадокс близнецов). 

Кроме того течение времени по оси координат, вдоль которой 
осуществляется движение, кажется наблюдателю согласно (34) и (35) 
отличным от течения времени по другим координатам. 
Человек (наделенный от лукавого познавательным импульсом), 
располагая информацией для нас, обязан решать вопрос о путях восста-
новления по ней информации в себе, совершенно в духе трансценден-
тальной апперцепции Эммануила Канта, а не капитулировать перед 
трудностями познания в духе Эрнста Маха. 
Простодушная же природа не делает различий между этими по-
нятиями, воспринимая информацию для нас как истину в последней 
инстанции и постоянно пребывая в этом заблуждении, что нисколько не 
оправдывает ее исследователей, демонизирующих это естественное яв-
ление. 
Поэтому в прошлом веке имела хождение шутливая сентенция: 
«Был мир земной кромешной тьмой окутан. "Да будет свет!" – и вот 
явился Ньютон. Но сатана не долго ждал реванша: Пришел Эйнштейн и 
стало все как раньше». 
В заключение обратим внимание на два важнейших для даль-
нейшего обстоятельства. Во-первых, из кажущейся анизотропии скоро-
сти (2а) и (2б) следует, что, наблюдая равномерное движение, непод-
вижный наблюдатель должен воспринимать его как замедляющееся 
ввиду , что с его точки зрения превращает движущуюся систему 
не только в косоугольную, но и в неинерциальную. 
Во-вторых, ввиду эквивалентности ускорения и напряженности 
гравитационного поля, наблюдатель констатирует кажущуюся гравита-
цию, порожденную движением системы, чему посвящена гл. III. 
Вышеприведенные соотношения подразумевают, что скорости 
в той или иной степени сопоставимы со скоростью света, т.е. . 
Такие скорости и соответствующие соотношения было принято имено-
вать релятивистскими. Однако поскольку мы излагаем здесь нечто про-
тивоположное теории относительности, то в дальнейшем для избежания 
путаницы будем именовать такие скорости и соотношения рефлектив-
ными, ибо это в большей мере соответствует теории отражения (реф-
лексии) движения (ТОД). 
В случаях же v << c информация о движении для нас практи-
чески совпадает с информацией в себе и нужда как в теории относи-
тельности, так и в ТОД отпадает. 
II-3. Отражение координат и времени 
движущегося объекта 

Для описания положения объекта необходимо выбрать ту или 
иную систему координат из великого их множества от прямолинейной и 
прямоугольной декартовой системы до косоугольной и криволинейной 
римановой. 
Системы координат это геометрические модели, которые мы 
изобретаем для формализации описания расположения и движения объ-
ектов в пространстве. Природа же не пользуется этими нашими услов-
ными моделями и координатными осями. 
Поэтому, когда релятивисты, ссылаясь на искривление коорди-
нат в их описаниях гравитации, приписывают это искривление физиче-
скому пространству, то они просто путают божий дар с яичницей, ото-
ждествляя допустимое в моделях абстракционистское уродство форм в 
духе Сальвадора Дали с реальной действительностью. 
Мы ограничимся рассмотрением координат условно неподвиж-
ного объекта А, который в своей неподвижной декартовой системе име-
ет координаты x, y, z, а в движущейся со скоростью v вдоль х системе 
координаты , причем оси х и расположены на одной пря-
мой, параллельной v (рис. 3). 
y y 
сt 
R 
y(t) 
A 
vtx 
ct x 
Рис. 3 
Подчеркнем, что, выбрав декартову систему и приняв ее усло-
вия игры, мы не наблюдаем ни сам объект, ни время, которое показы-
вают его часы, а только его проекции на оси координат и местное время, 

которое показывают часы, расположенные в местах проекций, различ-
ное для них, если только . 
В этом случае никакого универсального времени t не существу-
ет даже в неподвижной системе, поскольку наблюдателю в 0 кажется, 
что часы в местах проекций А запаздывают тем больше, чем дальше 
находятся от начала координат, так что , и 
, где t – время в 0. 
Конечно, можно воспользоваться и сферическими координата-
ми и тогда допустимо наблюдение часов на самом объекте, т.е. в конце 
луча (единственной линейной координаты), проведенного к объекту из 
начала координат, но тогда придется ввести в рассмотрения координат-
ные углы вместо проекций на декартовы оси. 
Релятивистское же преобразование Лоренца-Эйнштейна вносит 
в это дело изрядную неразбериху, используя декартовы координаты для 
положения объекта, но сферическую координату для универсального 
времени, поскольку иначе это время проектировалось бы на оси с раз-
личным запозданием. 
Поскольку ТОД не занимается мистификациями, то в ней раз-
личным рефлективным декартовым координатам соответствует и раз-
личное рефлективное время. 
Итак, согласно рис. 3 наблюдатель в начале координат движу-
щейся системы в некоторый момент увидит проекцию объекта на 
ось не в , где она находится, а в положении , предшест-
вующем ему на время . Но за это время проекция объекта со ско-
ростью v как раз переместится в , так что , 
откуда 
. (38х) 
Фактически все происходит согласно (4a), где . 
При этом оба наблюдателя увидят соответственно х и в один 
и тот же момент по своим часам , где и – 
показания часов в х и , так что 
. (39х) 

Для координат и и времени и , исходя из того, что 
v ортогональна у и z, а также скорости с информации, распространяю-
щейся вдоль этих осей, можно совершенно формально по аналогии с 
(38) и (39) записать в символической форме 
, (38у) 
, (39у) 
, (38z) 
. (39z) 
Однако и непосредственно из рис. 3 следует, что наблюдатель 
из начала координат движущейся системы, вынужден наклонить свои 
оси и , чтобы измерить расстояния до неподвижных проекций 
и . 
Символически истинное расстояние от наблюдателя до у со-
ставляет , поэтому истинное время там составляет 
, что с учетом (34) приводит к (38у) и (39у). 
Соотношения (11z) и (12z) совершенно аналогичны, но соответ-
ствующие события происходят не в плоскости ху, а в плоскости xz. 
По сути дела эти преобразования описывают переход от непод-
вижной декартовой системы координат к косоугольной движущейся 
системе и обратно, хотя в теории относительности фигурируют декар-
товы координаты в обоих случаях и странное универсальное для х, у и z 
время, которого при синхронизации местных часов из начала координат 
для разноудаленных от эталона проекций вообще не может быть в при-
роде. 
Для получения обратных преобразований координат из движу-
щейся системы в неподвижную нужно в (38) и (39) поменять местами 
координаты со штрихом и без штриха и поменять на противоположный 
знак скорости. 
Еще раз подчеркнем, что все эти рефлективные преобразования 
описывают информацию для нас, т.е. кажущиеся процессы. Поэтому, 
когда для координат пересечения фронта сферической световой волны с 
любыми линейными осями при , при x = 
z = 0 и при x = y = 0 мы получаем из них 

, (40) 
то это постоянство скорости света по всем координатам и изотропность 
световой волны в любых системах отсчета также являются кажущими-
ся, за которыми скрывается классическое галилеево сложение скоро-
стей, так что принимать это кажущееся постоянство в качестве постула-
та теории относительности не было никаких физических оснований. 
В сущности, независимость измерений скорости света от абсо-
лютного движения, прямо вытекает из принципа относительности Гали-
лея, согласно которому абсолютное движение не может быть обнаруже-
но никакими экспериментами. 
Однако объяснение этого феномена может быть двояким: либо 
абсолютное движение не обнаруживается, поскольку его просто не су-
ществует; либо в измерениях, суть которых состоит в сравнении изме-
ряемой величины с эталоном, абсолютное движение одинаково изменя-
ет параметры их обоих. 
Эйнштейн и СТО придерживаются первой трактовки, автома-
тически подразумевающей отрицание среды (эфира), в которой и проте-
кает абсолютное движение. 
Мы же в ТОД придерживаемся второй трактовки, подразуме-
вающей демонстрацию механизма компенсации изменений измеряемой 
величины в абсолютном движении, чему и посвящены последующие 
главы. 
Совершенно очевидно, что любые оптические эксперименты 
должны бы предусматривать сравнение скорости (фазы) светового луча, 
участвующего в абсолютном движении (например, Земли) со скоростью 
(фазой) эталонного луча, не участвующего в этом движении. Однако где 
же взять такой луч, если движется вся измерительная система? 
Соотношения (38) и (39) удовлетворяют 3-м плоским рефлек-
тивным инвариантам 
, (41) 
т.е. модельному континууму 
(41а) 
Подчеркнем еще раз, что любые оптические эксперименты по 
измерению скорости света в движущихся средах всегда и в любых об-
стоятельствах, несмотря на реальное галилеево сложение скоростей, 
будут давать неизменное значение с скорости света, поскольку запаз-

дывание оптической информации согласно (38) и (39) полностью ком-
пенсируется запаздыванием местного времени, вследствие чего для све-
та всегда имеет место (40), причем в любых системах координат. 
Эйнштейн же перепутал правила координатных игр, резонно 
записав сферическую световую волну в сферических координатах как 
, где t – местное время в дальнем конце вектора R, но затем, 
переходя к прямоугольным координатам для , оста-
вил время t в сферической системе и получил , 
хотя по правилам должен был бы принять 
, где – отношения координат соот-
ветствующих проекций R к скоростям изменения этих координат, а 
скорости являются проекциями с на соответствующие оси, что совер-
шенно не похоже на уравнение сферы в косоугольной движущейся сис-
теме (рис. 3). 
Таким образом в декартовой системе каждой точке световой 
сферы соответствуют не только различные декартовы координаты (про-
екции на оси), но и различное время этих проекций даже в неподвижной 
системе отсчета, не говоря уж о движущейся, а эйнштейновское универ-
сальное время в этих координатах является фикцией, порождающей 
нелепый миф о четырехмерном континууме пространства-времени. 
Следует особо подчеркнуть, что в результате этих передержек 
релятивистские преобразования координат в отличие от (13) вопреки 
декларациям не сохраняют изотропность световой волны в движущихся 
системах отсчета. 
Действительно, если в этих преобразованиях 
, , 
, разделить координаты на время, то для пересечения фронта 
световой сферы с осями для получим , но для 
и для , получим 
т.е. изотропность волны не сохраняется, что про-
тиворечит исходному постулату СТО о постоянстве скорости света в 
любых системах отсчета. 
Дело в том, что квадратичные формы, произвольно использо-
ванные Эйнштейном для вывода своих преобразований координат, не 
имеют реального физического смысла, поскольку не наблюдаемы. 
Физический смысл имеют только непосредственно наблюдае-
мые и измеримые положения на осях, например, фронта сферической 
световой волны, распространяющейся из начала координат, а не его 

квадратное уравнение, изменяющееся в зависимости от выбранной сис-
темы отсчета. 
Поэтому порок теории относительности состоит в подмене изу-
чения физических искажений информации о положении движущихся 
объектов математическими спекуляциями с квадратичными формами. 
Тем более, что согласно рис. 3 движущийся наблюдатель видит 
свою систему координат косоугольной, где уравнение сферы отличается 
от уравнения в прямоугольной системе и требует иных преобразований, 
так что уравнения физики инвариантны лишь по содержанию, но не по 
форме. 
Вообще, принцип относительности Галилея говорит о невоз-
можности прямых измерений абсолютного движения и, в частности, о 
невозможности измерения анизотропии сферической световой волны 
движущимся наблюдателем (что блестяще подтвердили все оптические 
эксперименты), а не об инвариантности физически ненаблюдаемых ма-
тематических уравнений к ненаблюдаемым преобразованиям координат 
в ненаблюдаемых системах отсчета (что подтверждают как ошибки в 
математическом моделировании этого принципа в теории относитель-
ности, так и ошибки в этом деле самого Галилея). 
Система же координат физически представляет собой набор 
снабженных часами линеек (хоть косых, хоть кривых) вдоль которых 
распространяется световая волна, и только ее положение и скорость, 
указываемые линейками и часами, являются достоверными. Все осталь-
ное в лучшем случае из области гипотез, которые должны верифициро-
ваться только посредством тех же часов и линеек, а не корректностью 
математических операций. 
Но главная ошибка теории Эйнштейна состоит в необоснован-
ном требовании независимости физических процессов от инерциально-
го движения системы в которой они протекают, хотя, например, силы 
Минковского и Лоренца для отличаются по форме от 
уравнений для . 
Чтобы выпутаться из этой неприятности Эйнштейну и потребо-
вались вышеперечисленные физически бессмысленные формальные 
компенсаторы. 
Таким образом, замедление хода движущихся часов не объек-
тивная реальность, а исключительно атрибут математической модели, 
подгоняемой под эту реальность. 
Ту же роль компенсаторов неверных исходных постулатов вы-
полняют в теории относительности «сокращение» длин, «рост» массы и 
«искривление» пространства, тем более что хотя при выводе преобразо-
ваний координат мы следовали иррациональному релятивистскому по-
стулату об истинном постоянстве скорости света в любых системах от-
счета, эти преобразования прекрасно выводятся из рационального гали-

леева сложения скоростей, когда внутри движущейся системы инфор-
мация передается со скоростью с, а между системами со скоростью с – 
v, так что , т.е. (38) и т.д., что и позволяет 
движущемуся наблюдателю в и неподвижному наблюдателю в , 
видеть одну и ту же картину. 
Продолжая тему соотношения информации для нас и информа-
ции в себе, перейдем к таким фундаментальным понятиям как масса, 
импульс (количество движения) и энергия движущихся объектов, а так-
же к гравитационным полям таких объектов. 
II-4. Отражение массы, импульса и энергии 
движущихся тел 
Поскольку применительно к механике отражение скорости да-
ется рефлективной формулой (7), а масса m в ТОД считается неизмен-
ной и независимой от скорости, то рефлективный импульс (количество 
движения) принимает форму (9) . 
Эта форма внешне полностью совпадает с релятивистским им-
пульсом, хотя противоположна ему по смыслу, поскольку в (9) масса 
неизменна, а в релятивистской формуле , 
где . 
Поэтому, если при рефлективная скорость (7) кажется 
бесконечной, то в релятивизме при тех же условиях масса якобы реаль-
но обращается в бесконечность. 
Казалось бы, какое все эти детали имеют значение, если оба 
импульса количественно одинаковы? 
Но дело в том, что, во-первых, согласно принципу (лезвию) Ок-
кама не следует измышлять избыточные сущности, т.е. если можно 
обойтись неизменной массой, зачем измышлять массу, мистически за-
висящую от скорости? 
Во-вторых, (и это уже не схоластика), кинетическая энергия 
движущейся массы по определению является интегралом по скорости от 
импульса (9), т.е. , что в ТОД дает , и с 
учетом (7) приводит к (8) . 

Отметим, что при рефлективных (релятивистских) скоростях (8) 
может многократно превзойти релятивистскую кинетическую энергию 
вплоть до бесконечности при . Кроме того теория относитель-
ности запрещает скорости, превышающие скорость света, поскольку в 
этом случае масса и энергия якобы становятся мнимыми, т.е. не сущест-
вуют. В то же время рефлективная кинетическая энергия (8) в этих слу-
чаях никаких катаклизмов не предвещает, хотя и кажется наблюдателю 
отрицательной. 
В свое время Эйнштейн, пользуясь релятивистской кинетиче-
ской энергией, рассчитал напряжение U линейного ускорителя, потреб-
ное, чтобы разогнать электрический заряд q до скорости v в форме 
. Соответствующее рефлективное на-
пряжение из уравнения получается в виде 
. 
Эти напряжения и скорости можно без особых проблем сопос-
тавить экспериментально, чтобы убедиться в правоте (8). 
Понятно, что при малых относительно с скоростях (16) обраща-
ется в классическую кинетическую энергию , а полная энергия 
(10) 
при тех же условиях совпадает с ре-
лятивистской полной энергией . 
Однако уже во втором приближении рефлективная кинетиче-
ская энергия составляет , а релятивистская 
, где второе слагаемое на четверть меньше. 
Займемся теперь ускорением , которое приобретает 
движущаяся со скоростью масса m под воздействием силы 
, направленной под произвольным углом к линии скорости 
. 
Разлагая на составляющие, перпендикулярную линии ско-
рости , и параллельную ей , получим 

. (42) 
При этом это то ускорение, которое природа пред-
писывает иметь m. Однако в силу неадекватности измерения массой 
своей скорости (7) и ускорения получается (11) 
=, где ускорение а яв-
ляется тем ускорением, которое измеряется массой как . Все это от-
носится и к составляющим , т.е. и . 
Поэтому, исходя из совпадения направлений а и , с учетом 
(42) 
(11а) 
Если домножить обе части (11) на m, то без учета третьего сла-
гаемого в квадратных скобках (18) превращается в релятивистскую силу 
Минковского (12) , в 
которой m мистически зависит от скорости . 
Важно подчеркнуть, что несмотря на формальное совпадение 
силы Минковского с частью рефлективной силы F = mdv/dt, последняя 
содержит неизменную массу, а лоренцев фактор появился 
в ней еще при отражении ускорения (11), т.е. еще до умножения на m. 
Помимо того, Минковский умудрился где-то потерять третье 
слагаемое (11), означающее такое же инерционное сопротивление боко-
вому ускорению, как и сопротивление продольному ускорению соглас-
но второму слагаемому. 
На практике эти сопротивления, включая сопротивление цен-
тробежной силе при вращении массы согласно третьему слагаемому 
(11), ни у кого не вызывают сомнения (кроме Минковского и адептов 
релятивизма, иже с ним), поскольку, например, при движении планет 
солнечной системы, в каком бы положении они не находились, сила 

солнечного тяготения всегда направлена к Солнцу, что соответствует 
(11), где и F всегда совпадают по направлению, но не силе Минков-
ского, где и F могут не совпадать по направлению. 
Действительно, если вращающаяся масса обладает внутренней 
(потенциальной) энергией , то вращение по общему правилу (5а) 
уменьшает эту энергию в так что отрицательный градиент 
полной энергии (сила) выглядит так 
, т. е. потерянное 
Минковским второе слагаемое (11а), где – центробежная сила, 
– центростремительная сила межмолекулярного сцепления, 
, r – радиус вращения. 
При этом если выступает в качестве заданной программы 
поведения m, т.е. в качестве информации о силе в себе, то F = mdv/dt 
выступает как информация о силе для нас, т.е. как кажущаяся массе си-
ла, которая реально определяет поведение данной массы. 
Второе слагаемое в квадратных скобках, по сути, означает, что 
двигаясь в поле внешней силы, масса создает вокруг себя кинетическое 
гравистрикционное скалярное поле 
, (43) 
которое препятствует ускорению в направлении v, если , и за-
медлению, если . 
Конечно, это поле виртуально, поскольку оно действует только 
в пределах массы, но в случае, когда ускорение осуществляется распро-
страненным в пространстве гравитационным полем, (43) обретает ре-
альное существование. 
Все это относится и к третьему слагаемому (11), которому соот-
ветствует виртуальное векторное гравимагнитное поле 
(44) 
II-5. Отражение гравитации 
В ньютоновской механике, подразумевающей мгновенное рас-
пространение информации, гравитационный потенциал и напря-

женность гравитационного поля точечной массы m описываются 
соответственно как (24) 
, 
где r – расстояние от m – до данной точки пространства, и 
. (45) 
При этом, поскольку имеет размерность и смысл квадрата 
мнимой скорости некоего виртуального движения, то и отражается (из-
меряется) как квадрат скорости согласно (7). 
Но с информационной точки зрения представляет собой не 
параметр виртуального движения пробной массы в данной точке, а 
лишь заданную программу такого движения. Поэтому пробная масса 
, виртуально двигаясь с параметром , должна согласно (9б) вос-
принимать его как предписанный ей параметр , т.е. (25) 
или . 
Это и есть рефлективный гравитационный потенциал, который 
для центрального ньютоновского поля (24) превращается в (26) 
. 
Потенциал (25) отличается от ньютоновского, во-первых, тем, 
что при r = 0 обращается в , т.е. точечный источник поля (коллапс 
массы) всегда имеет внутреннюю энергию , что означает 
эквивалентность массы и энергии, а во-вторых, тем что при 
меняет знак энергии, т.е. внешнее притяжение на оттал-
кивание, вследствие чего жидкая, газообразная или относительно мел-
кодисперсная масса m сосредоточивается на сферической поверхности 
радиусом . 
Снаружи этой сферы притяжение к ней согласно (26) бесконеч-
но, так что она выглядит как «черная дыра», притягивающая и погло-
щающая даже свет. 
Но с другой (внутренней) стороны сферы всякая масса, про-
никшая туда по инерции, тормозится и выталкивается наружу, где она 
вновь притягивается, что может превратить такую «дыру» в пульсар. 

В этом случае за счет ослабления поля в раз пуль-
сар имеет ньютоновское поле тяготения 
и любые размеры и скорость 
пульсаций в пределах 
. (26а) 
Захватывая окрестную массу, черные дыры должны непрерыв-
но увеличиваться в размерах, что неминуемо приведет к их сближению 
и слиянию в одну черную дыру, поглотившую всю Вселенную. 
Однако, поскольку слияние дыр нарушает статическое равнове-
сие, Вселенская дыра превращается во вселенский пульсар, масса кото-
рого периодически то сжимается, то разлетается без всякого Большого 
взрыва, который для такого рода процессов по меньшей мере не обяза-
телен. 
Поскольку m и реально неподвижны друг относительно 
друга, то (25) можно трактовать и как следствие виртуального движения 
среды между m и со скоростью V. 
Тогда командная информация будет поступать к после дву-
кратного отражения: сначала в движущейся среде, а потом из движу-
щейся среды в , т.е. в соответствии с двукратным применением (36а) 
к r. 
В результате получаем как следствие двукратного ослабле-
ния в форме , т.е. (25). 
Точно также (45) выступает в роли программы ускорения вир-
туального движения пробной массы , которой (программе) должно 
соответствовать отраженное (измеренное) пробной массой согласно (43) 
ускорение своего собственного движения. 
Но проще сразу исходить из того, что поскольку в виртуальном 
движении среды между m и векторы и взаимно нормальны, 
то при двойном отражении в среду и из среды согласно (11) получается 
. (46) 
В результате для центрального поля согласно (45) и (25) 
(47) 

При этом поскольку , то из (46) следует также, 
что 
(48) 
Если изучать реальное движение со скоростью в грави-
тационных полях, то оно характеризуется рефлективным ускорением 
(20), где в качестве должно фигурировать А из (46), а для централь-
ного поля из (47), так что 
Это точное описание в том числе и годового смещения периге-
лия Меркурия, которое приблизительно совпадает с приближенным ре-
лятивистским смещением. 
В частности, если интересоваться отклонением (искривлением) 
луча света в полях массивных космических тел, то в соответствии с вы-
шесказанным для ближайшей к центру источника поля точки луча, где 
А и взаимно нормальны, кривизна луча определяется ди-
намическим равновесием гравитационной и центробежной сил, т.е. с 
учетом (49) 
, откуда 
при , где ньютоновская кривизна 
луча , так что 
Таким образом рефлективная кривизна луча света, конечно, 
всегда больше ньютоновской кривизны, однако вблизи поверхности 
Солнца, масса которого примерно и радиус , 
, а их разница незначительна. 
Поэтому релятивистская подгонка под известный результат 
является очередной мистификацией, а наблюдаемое двукратное превы-
шение ньютоновской кривизны луча скорее всего является результатом 
преломления света в веществе солнечной короны. 

При вращении всей массы тела (кольца) вокруг центра симмет-
рии со скоростью согласно (49) внешнее поле этой массы ослабевает 
в раз, а в случае, это приводит к исчезновению 
внешнего поля, т.е. к появлению невидимки, которая образует неощу-
тимый элемент эфира. 
Похоже, что планеты для того и вращаются вокруг своей оси, 
чтобы минимизировать запас своей внутренней энергии 
, где – объемная плотность 
массы на глубине R – r, R – радиус планеты, – угловая скорость ее 
вращения, – широта данной точки над экватором, а 
, если вместо пользоваться 
средней плотностью вещества планеты. 
Тогда , если 
, (50) 
причем , что годится лишь для грубых оценок, 
поскольку реально плотность вещества планеты сильно возрастает от 
поверхности к центру, соответственно уменьшая (50). И тем не менее 
(50) по порядку величин близко к реальности, что, возможно, объясняет 
причину вращения небесных тел. 
Между тем, второе и третье слагаемые в (49) образуют в отли-
чие от (43) и (44) реальные инерционные поля 
(49а) 
и (49б) 
которые способны взаимодействовать не только с породившей их мас-
сой m согласно (49), но и с любой другой массой , движущейся со 
скоростью , в форме 
. (49в) 

Эти поля, которые, вероятно, можно идентифицировать в каче-
стве известного по литературе торсионного поля, способны согласно 
(28в) синхронизировать гороскопы и согласовывать движение масс во 
внешнем гравитационном поле. 
В отличие от соответствующих электрических аналогов грави-
стрикционное (49а) и гравимагнитное (49б) поля могут существовать 
лишь при , а при они исчезают. 
Это значит, во-первых, что в последнем случае исчезли бы и 
гравитационные волны, которые формально следовали бы из (49). 
Во-вторых, если в электродинамике скорость соответственно 
продольной волны описывается как при 
, а скорость поперечной волны при 
, то гравитационные аналоги дают 
при . 
Таким образом гравитация передается мгновенно, а гравитаци-
онные волны не существуют, поскольку составленное формально урав-
нение гравитационной волны (запаздывающего потенциала) 
при и просто 
исчезает. 
Конечно, сохраняется слабая надежда, что «медленные» грави-
тационные волны могут существовать при , однако и она будет 
развеяна в конце брошюры. 
А вот как проявляет себя в гравитации галилеев принцип отно-
сительности. 
Эйнштейновский релятивизм свел проблему к математической 
инвариантности системы уравнений механики к преобразованиям Ло-
ренца, что, строго говоря, не имеет к физике ни малейшего отношения. 
В самом деле, любую систему уравнений всегда можно (напри-
мер, линейным комбинированием уравнений) привести к иному виду, 
когда решения обеих систем совпадают. 
Таких преобразований можно придумать сколько угодно и ин-
вариантность к ним соответствующей системы уравнений при этом сви-
детельствует лишь об их математической корректности. 
Физикой здесь и не пахнет, ибо внутри этой математики не со-
держится критерий физической адекватности того или иного преобразо-
вания даже в случае соответствия решений этих уравнений реальным 
физическим закономерностям. 

Казалось бы, единственным достоверным критерием правиль-
ности тех или иных соотношений являются только прямые измерения 
соответствующих физических величин, однако и за этим кроется опас-
ная ловушка, связанная с несовпадением явления и сущности в измере-
ниях. Поэтому мы обойдем проблему инвариантности уравнений меха-
ники к преобразованиям (38) и (39), и перейдем к обсуждению процес-
сов, связанных с взаимодействием масс m и в движущейся среде. 
Разумеется, при движении только одной массы она испытывала 
бы воздействие напряженности поля (49), создаваемого другой мас-
сой. 
Однако, поскольку движение источника поля ослабляет послед-
нее в раз, то в результате соответствующих подстановок 
получаем (28), где Это значит, что движение сре-
ды (в том числе «эфирный ветер») ослабляет притяжение масс в 
раз, что, казалось бы, противоречит принципу относи-
тельности Галилея, по которому абсолютное движение не может быть 
обнаружено никакими измерениями. 
Однако измерения дают лишь информацию для нас, а для полу-
чения информации в себе, т.е. для проникновения в суть явления, необ-
ходимо разобраться с технологией измерений. 
Дело в том, что любое измерение есть сравнение с эталоном, в 
роли которого в гравитации чаще всего выступают банальные гири. 
Таким образом на весах сравнивается притяжение к m (на-
пример, к центру Земли) с притяжением к m соответствующей эталон-
ной гири, при равенстве которых весы оказываются в положении равно-
весия. 
В случае эфирного ветра или равномерного и прямолинейного 
(инерциального) абсолютного движения весов согласно (28) вес 
должен уменьшиться соответственно в или в 
раз, что и происходит. Но ровно во столько же раз 
уменьшается и вес эталонной гири, так что равновесие весов не наруша-
ется. Вот почему измерения подобного рода не обнаруживают абсолют-
ное движение. При этом веса тел изменяются, но массы их остаются 
неизменными, чего бы там не городили релятивисты. 
Забегая вперед, чтобы предотвратить возможные недоумения, 
оговорим заранее, что физическая природа эталона никакой роли не 
играет. 

Таким образом, при движении только источника m поля со 
скоростью или только пробной массы со скоростью статиче-
ская напряженность гравитационного поля получает приращения 
и , а вызванное ею ускорение уменьшает-
ся в раз. 
Если в (28) – собственное поле равномерно 
движущейся массы m, то ввиду его симметрии , но поля (49а) и 
(49б) существуют и, во-первых, ослабляют самостягивание m в 
раз, а, во-вторых, возбуждают 
и 
, если, конечно, . 
Эти поля очень слабы, но зато управляемы по v. 
Если массы m и движутся с различными скоростями и 
, то двукратное отражение исходного поля с последующим геомет-
рическим усреднением дает 
, (28а) 
что соответствует (28) при , где А – статическая напряженность 
поля m. 
Таким образом, во-первых, взаимодействие движущихся масс 
уменьшается в раз по сравнению со стати-
кой, а, во-вторых, их ускорение получает приращения, вызванные инер-
ционными потенциалами (торсионными полями) 
и . 
Вот здесь F и А действительно могут не совпадать по направ-
лению, если А, и не находятся в одной плоскости. 
Надо, видимо, окончательно закрыть вопрос о существовании 
гравитационных волн, на открытие которых продолжают расходоваться 
огромные средства. 
Даже если бы, гравитационные волны существовали в себе и 
распространялись со скоростью света с, то гравитационный наблюда-
тель (пробная масса ) в силу геометрического усреднения (36б) ани-

зотропии скоростей приближающейся и удаляющейся волны измерит ее 
скорость как . 
То же согласно (9а) относится и к длине волны , что со-
ответствует постоянной величине по меньшей мере при v = c. 
Точно также поступают и любые используемые для регистра-
ции гравитационных волн детекторы, так что занятие это бесперспек-
тивное, поскольку в отличие от электрического поля гравитационное 
ведет себя в этом отношении как абсолютно твердое тело. 
Это значит, во-первых, что неволновые процессы в источнике 
гравитации не могут вызвать какие-либо волны в мировом эфире. 
А, во-вторых, что волновые движения источника (массы), ко-
нечно, передаются как волновые, но на любые расстояния без всякого 
запаздывания по фазе (синфазно), так что из сказанного вытекает воз-
можность мгновенной передачи гравитационной информации, чем и 
следовало бы заняться. 
Действительно, если , то гравитационное поле ведет 
себя как абсолютно твердое тело в отношении передачи возмущений и, 
стало быть, в нем и возбуждаются только движением массы, но 
не изменением А во времени. 
Таким образом из законов сохранения с учетом (49а) и (49б) для 
слабых полей и малых по сравнению с с скоростей имеем 
, , 
, , 
, где – объем-
ная плотность массы в данной точке, гравитационный векторный 
потенциал. 
Отсюда следует, что изменение скорости v течения жидкости в 
трубах, электронов в проводах и, вообще, движения масс вызывает ро-
тации и дивергенцию свободных масс, например, электронов в метал-
лах. Но поскольку электроны обладают не только массой, но и зарядом, 
то их движение равнозначно электрическому току. 
Поэтому электронные пульсации в передающих антеннах в за-
висимости от их конфигурации вызывают в приемных антеннах, не 
только запаздывающие электромагнитные или стрикционные волны, но 
и синфазные с передающей антенной, т.е. мгновенные, пульсации элек-
тронов. 
Гравитационные сигналы, конечно, очень слабы по сравнению с 
электрическими, но зато они мгновенны и всепроникающи, поскольку 

декремент затухания вынужденной гравитационной волны 
, где – круговая частота волны, – проводимость 
среды, – ее диэлектрическая проницаемость, обращается в ноль при 
и любых параметрах среды. 
Обратимся к сложению гравитационных потенциалов («задача 
трех тел»). 
Если имеется два или более источников гравитации с ньюто-
новскими потенциалами гравитационных полей , и т.д., то сум-
марный классический гравитационный потенциал составляет 
, который для получения рефлективного суммар-
ного потенциала нужно подставить в (25). 
Таким образом процедура получения рефлективного потенциа-
ла совокупности нескольких гравитационных полей сводится к сумми-
рованию соответствующих ньютоновских потенциалов в числителе и 
знаменателе потенциала (25), т.е. к форме, например, для двух полей 
. (25а) 
В заключение этого раздела отметим, что несмотря на прямую 
противоположность подходов и трактовок, в пределах механики фор-
мальное расхождение теории относительности и теории отражения, по 
существу, ограничивается только расхождением кинетических энергий 
и вытекающих из этого следствий. Зато рефлективная электродинамика 
вообще не имеет ничего общего с релятивистской электродинамикой. 
II-6. Отражение движения электрических зарядов 
Начать, пожалуй, все же следует с электростатики, где в отли-
чие от гравитации даже неподвижный заряд отражается в среде неадек-
ватно. 
Так, напряженность поля Е точечного электрического заряда q 
по аналогии с гравитацией должна была бы иметь форму 
, где – абсолютная диэлектрическая постоянная, 
аналогичная ньютоновской гравитационной постоянной G. 
Однако в действительности 
, (51) 

где – относительная диэлектрическая проницаемость среды, так что 
среда уменьшает отражение заряда в раз. 
Поскольку согласно (16) , где U – потенциал 
поля заряда, то все это относится и к потенциалу. 
А это значит, что даже в статике информация о заряде для нас 
(и для пробного заряда) отличается от информации в себе в раз. 
Движение же заряда или среды еще больше усугубляет это рас-
хождение. 
Если электрический заряд q движется со скоростью v относи-
тельно окружающей среды, то вектор напряженности его поля удобно 
представить в виде суммы векторов напряженностей 
, (52) 
где нормальна v, а параллельна v. 
Тогда согласно (16) , если положить, что 
движение заряда происходит вдоль оси х цилиндрической системы ко-
ординат, а . 
Принимая во внимание искажение длин (4) и (33) движущихся 
отрезков прямых дх и дr, получим соответствующие им искажения на-
пряженностей поля 
(53а) 
и 
(53б) 
а также 
. (53в) 
и 
(53г) 
Двоезначие в формулах означает, что неподвижной среде ка-
жется, будто движущийся заряд имеет напряженность поля разной ве-
личины как спереди и позади от себя, так и по бокам от себя с противо-
положных сторон (34). 
Поскольку среда должна как-то на это реагировать и ее реакция 
должна быть однозначной, ей приходится арифметически усреднять эту 
анизотропию. 

В результате арифметического усреднения (53) и подстановки в 
(52) получаем 
где потенциал скалярного стрикционного поля 
, индукция магнитного поля , 
а (54) в целом является аналогом рефлективного соотношения (44). 
Это значит, что с точки зрения среды движущийся заряд поми-
мо своего статического поля обзаводится еще скалярным стрикци-
онным полем Т и векторным магнитным полем В. 
Обратим внимание, что если В в «пустоте» описывается систе-
мой уравнений Максвелла 
(55) 
то электрострикционное поле Максвелл почему-то обошел, так что нам 
приходится самим выписать соответствующую систему уравнений 
. (56) 
Стоит особо подчеркнуть, что если рефлективная напряжен-
ность собственно электростатического поля при движении ее источника 
никак не изменяется, то релятивистское поле якобы сплющивается, ос-
лабевая по ходу движения и вырастая по бокам заряда вследствие не-
правомерного применения к электродинамике преобразований Лоренца 
(геометрическое усреднение анизотропии (53), которые адекватны не-
линейной механике, но не соответствуют линейной электродинамике, 
где уместно лишь арифметическое усреднение. Тем более что в совре-
менных ускорителях, где v почти равно с, никакого усиления поля дви-
жущихся зарядов не наблюдается. 
Но поскольку вся так называемая релятивистская электродина-
мика базируется на преобразовании Лоренца, то вся она является реля-
тивистским мифом. Ведь даже если согласиться с другим релятивист-
ским мифом об «искривлении» пространства в присутствии массы (что, 
в частности, и выражает преобразование Лоренца), то причем же здесь 
заряд!? 

Что касается неизвестного до недавних пор электрострикцион-
ного поля Т движущегося заряда, то оно должно было с неизбежностью 
обнаружиться, поскольку без него система уравнений Максвелла, вклю-
чающая только В, не удовлетворяет принципу относительности Гали-
лея. 
В самом деле, если пара зарядов участвует в инерциальном аб-
солютном движении, то их за счет магнитного взаимодействия (си-
ла Лоренца) уменьшается в раз, а в отсутствие стрик-
ционного поля не изменяется, что позволяет измерить скорость абсо-
лютного движения, чего по Галилею быть не должно. 
Присутствие же стрикционного поля изменяет за счет 
составляющую также в раз, что не по-
зволяет измерить скорость абсолютного движения, поскольку любое 
электрическое эталонное взаимодействие изменяется во столько же раз. 
Но поскольку в основе любых эталонных взаимодействий ле-
жит либо гравитация, либо электричество, то скорость абсолютного 
движения не может быть измерена никакими приборами. 
Кроме того, не вызывает сомнений прохождение переменного 
тока смещения через сферический конденсатор, где вследствие сфери-
ческой симметрии тока магнитное поле существовать не может. И толь-
ко стрикционное поле в форме обеспечивает ток в 
сферическом конденсаторе. 
Такая же картина и в цилиндрическом конденсаторе (за выче-
том торцевых эффектов, где может быть и магнитное поле) и, вообще, 
везде, где движение зарядов происходит вдоль их собственного поля, 
ибо там всегда В = ( vЕ)/= 0, а Т = v•Е. 
Если же движение заряда происходит под углом к его полю, то 
там всегда присутствуют как магнитное, так и стрикционные поля, при-
чем , а характер тока роли не играет. 
Система (55) описывает поперечные электромагнитные волны, 
которые излучает по бокам от себя неравномерно движущийся заряд, а 
система (56) описывает продольные электрострикционные волны, кото-
рые этот заряд излучает впереди и позади себя. 
Пока это не принималось в расчет, кинетическая энергия дви-
жущегося со скоростью v электрона оказывалась больше элек-
тромагнитной энергии его поля, плотность которой составляет 
, где – магнитная проницаемость среды. 
С учетом же стрикционного поля, плотность энергии которого 
составляет , из (54) следует 

, (57) 
т.е. , где е – заряд 
электрона, – его радиус, откуда 
, (57а) 
что в точности соответствует внутренней энергии неподвижного элек-
трона в предположении, что вся его масса m имеет чисто электрическое 
происхождение. 
Кстати говоря, вывод из (55) волнового уравнения для запазды-
вающего потенциала возможен только при посту-
лировании так называемого условия Лоренца , не-
явно подразумевающего (56), поскольку , где – вектор-
ный, а U – скалярный потенциалы поля. 
Обнаружение электрострикционного поля уже позволило реа-
лизовать имеющую ряд достоинств связь на продольных стрикционных 
волнах. 
С учетом стрикционного поля произошла коррекция силы взаи-
модействия движущихся со скоростями и зарядов и 
(58) 
где в квадратных скобках – прежняя сила Лоренца, – статическая 
напряженность поля заряда , а в общем виде. 
(58а) 
Этого следовало ожидать, поскольку сила Лоренца учитывает 
только нормальную составляющую силы, совершенно игнорируя 
составляющую, параллельную , что взяла на себя стрикционная сила 
(последнее слагаемое в (58)), которая тормозит движение положитель-
ных зарядов и способствует движению отрицательных, если Т > 0 и 
наоборот, если Т < 0. 
II-7. Отражение неравномерного 
движения заряда 

В принципе, неравномерное движение заряда связано с излуче-
нием электромагнитных и электрострикционных волн, описываемых 
(55) и (56). Поэтому здесь мы остановимся лишь на некоторых частных 
случаях, представляющих особый интерес. 
Если в (53а) и (53б) учесть кажущуюся анизотропию скорости 
(5а) и (5б), то в среднем помимо из (54)получим еще 
(54а) 
которая и воспринимается как гравитация , т.е. , 
откуда 
(59) 
где v – модуль скорости движения заряда электрона, и 
(60) 
с учетом сферической симметрии его полей. 
Кроме того, с учетом (57а) и (60) заряд электрона, скорее всего 
пульсирует со среднеквадратической скоростью , т.е. 
, (61) 
которая в соответствии с параметрами электрона имеет поря-
док. 
Отсюда следует, что и любой электрический заряд q, имеющий 
радиус r и пульсирующий с произвольной скоростью v, порождает мас-
су (60), которая зависит только от величины заряда и от его скорости, 
причем (57a) имеет место только в случае автопульсаций заряда со ско-
ростью (61). 
Это относится к любым электрическим зарядам от элементар-
ных частиц до шаровых молний и указывает на возможность создания 
искусственной гравитации. 
Но если размер r шаровой молнии ограничивается пробивной 
для воздуха напряженностью в/м, из которой с 
учетом (59), (60), (61) следует , и 
, откуда для кул, получаем м, м/с, 

кг, что случается после удара обычной молнии в океанских 
просторах, а для кул получаем r = 0,1 м, м/с и 
кг, что характерно для материковых шаровых молний, то 
размеры элементарных частиц определяются взаимодействием их элек-
трических и гравитационных полей. 
Между тем, если кул, то , , 
м/с и мы имеем дело с гигантским неопознанным летающим 
объектом (НЛО), легко и бесшумно парящим и свободно проницаемым 
для направленных к нему снарядов и ракет, но могущим разрядиться с 
ужасающим взрывом на землю или другой объект с достаточной элек-
трической емкостью, поскольку его энергия , а 
потенциал . 
Вероятно, что-то в этом роде произошло над сибирской тайгой 
в 1908 году, хотя и было приписано Тунгусскому «метеориту». 
Масса у всех этих образований ничтожно мала, что позволяет 
им свободно парить в атмосфере. 
Но не только автопульсации, но и любое возвратно-
поступательное движение заряда создает согласно (59) и (60) гравита-
цию, в том числе и переменный электрический ток. Хотя гравитация 
при этом ничтожно слаба, если даже огромный НЛО весит микрограм-
мы, что позволяет ему мгновенно изменять направление движения при 
воздействии потоков воздуха. 
Атмосферные вихри закручивают НЛО, придавая им дископо-
добные формы, обычно упоминаемые очевидцами. А коронный разряд 
создает их свечение, коронный ветер и сильную ионизацию окружаю-
щего воздуха, которая вызывает галлюцинации и головную боль у при-
близившихся наблюдателей. Вероятно, большие НЛО могут образовать-
ся прямо из сильно наэлектризованной грозовой тучи, когда она проли-
лась дождем, не успев разрядиться. 
Малые же шаровые молнии часто создают иллюзию преследо-
вания человека, если, пытаясь убежать от них или отъехать на автомо-
биле, он сам увлекает их за собой посредством спутных потоков возду-
ха. 
При этом они представляют реальную опасность, поскольку их 
потенциал составляет не менее , хотя запас энергии составляет 
порядка 0,1 дж. 
Между прочим, потенциал оболочки электрона тоже составляет 
, хотя запас энергии у него всего . 

Подчеркнем, что (57а) и (60) свидетельствуют об эквивалентно-
сти массы и пульсирующего заряда, т.е. об эквивалентности массы и 
электрической энергии и никакой другой. 
Действительно, если приравнять механическую кинетическую 
энергию движущегося шарика кинетической энергии его 
гравитационного поля , то не получим ника-
кой зависимости массы от скорости. 
Поэтому абсурдна и универсальная релятивистская эквивалент-
ность массы и энергии вообще, приводящая к росту движущейся массы. 
Теперь с учетом вышесказанного можно поставить вопрос об 
условиях самостабилизации заряда е электрона. 
Достаточно очевидно, что электростатическое расталкивание 
заряда при уравновешивается гравитацией, возникшей вследст-
вие пульсаций того же заряда. Однако следует принять во внимание, что 
в отличие от (26) место гравитационного радиуса должен 
занять радиус R такой, что при гравитационный потенциал 
должен согласно (38а) составить , так что 
для электрона , откуда 
. (62) 
Тогда при получаем 
, т.е. заряд электрона находится в 
динамическом равновесии, пульсируя вокруг R c амплитудой (как будет 
показано) и частотой синусоидальных колебаний 
(63) 
Согласно (63) частота образующих гравитацию пульсаций заря-
да и его стрикционного поля огромна и составляет примерно гц. 
Разумеется, электрон еще вращается и прецессирует, т.е. вра-
щается и качается, причем оба вращения складываются, а качания вме-
сте с пульсациями приводит к тому, что все точки заряженной сферы 
движутся по параллельным спиралям. 

Если спирали правые, то мы имеем дело с электроном, а если 
левые, то мы имеем дело с позитроном (или наоборот, поскольку знаки 
зарядов условны). 
При этом спирали, точнее их магнитные поля, образованные 
движением зарядов в поперечном сечении спиралей, стягивают сферу 
как обручи, не давая ей разлететься под действием поперечных им маг-
нитных полей, образованных движением заряда вдоль спиралей при 
вращении сферы, что сохраняет сферу, несмотря на ее вращение. 
Однако, если согласно (61) «статическое» равновесие оболочки 
возможно при любых значениях m и r лишь бы , то 
кинетическое равновесие возможно только при . 
Поскольку за время одного оборота электрона 
спираль делает витков, где , – спиновая 
скорость вращения заряда электрона и – скорость вращения заряда 
по спирали вокруг параллели взаимно ортогональны, а k должно быть 
целым числом, то все эти величины носят квантово-механический ха-
рактер. 
Следует иметь в виду, что число витков k спиралей по всем па-
раллелям одинаково от экватора до полюса электрона, хотя шаг спирали 
уменьшается в том же направлении пропорционально уменьшению ра-
диуса параллели и скорости ее спинового вращения. 
Квантовая механика дает для момента импульса электрона зна-
чение , где h – постоянная Планка. 
С другой стороны, для вращающейся сферы он составляет 
, откуда 
, (64) 
где с учетом (61) 
(64а) 
При этом второе слагаемое в (64а) практически представляет 
собой средний квадрат скорости прецессии электрона. 
Если из рефлективного гравитационного потенциала (62) элек-
трона вычесть ньютоновский потенциал , то остаток естест-
венным образом распадается на сумму потенциалов сильного 
(65) 

и слабого 
(66) 
взаимодействий, которые проявляют себя лишь постольку, поскольку 
мы выделяем привычный ньютоновский потенциал из рефлективного 
потенциала, в котором все они составляют единое целое. 
Помимо того, раз масса имеет чисто электрокинетическое про-
исхождение, то естественно считать, что и инерция, включая центро-
бежную силу, имеет то же происхождение, т.е. в движущемся веществе 
плотность механической кинетической энергии , где – 
плотность вещества, представляет плотность энергии электрических 
связей заряженных частиц вещества , освободившейся 
вследствие их ослабления за счет движения, откуда и 
в/м. 
Действительно, если , где r – среднее расстоя-
ние между частицами, – радиус электрона, 
а в/м, то в/м по порядку 
величины является той средней локальной напряженностью электриче-
ского поля, которая определяет инерцию электрически нейтрального 
тела. 
Если электрическое поле электрона притягивает позитрон, то 
тот по инерции может проскочить внутрь электрона и застрять на сфере 
радиусом , на которой электрическая энергия вы-
талкивания позитрона от центра симметрии равна гравитационной 
энергии притяжения к центру симметрии (рис. 4). 
При этом гравитационная энергия выталкивания электрона рав-
на электрической энергии притяжения его к позитрону. 
W 
0 r 

Рис. 4 
Такая картина возникает, во-первых, вследствие того, что пози-
трон оказывается в сфере действия только своего собственного электри-
ческого поля, которое его выталкивает с энергией , а 
электрон притягивается с энергией к позитрону. 
Во-вторых, для электронной (внешней) оболочки согласно (25а) 
, т.е. , где 
и , а для позитронной (внутренней) оболочки , 
т.е. при и 
, причем 
Кроме того, с учетом (61) 
В результате взаимная электрическая энергия системы электрон 
– позитрон составляет 
а ее масса 
(67) 
Масса (67) имеет порядок и принадлежит нейтрино, 
если внешняя оболочка вращается, создавая спин, а внутренняя непод-
вижна, или антинейтрино, если оболочки меняются местами. 
Если обе оболочки вращаются с одинаковыми скоростями, но 
навстречу друг другу, то это фотон с двойным спином, и m = 0 
согласно (67). 
Если обе оболочки вращаются в одну сторону со скоростью с, 
то у такой системы нет ни внешнего гравитационного, ни внешнего 
магнитного поля и она превращается в эфирон (гравитон) – элемент ва-
куума (эфира), не обнаруживаемый никакими приборами и ни с чем не 
взаимодействующий и потому свободно пронизывающий вещество лю-
бой природы. 
Однако во внешнем электрическом поле эфирон поляризуется 
за счет встречного смещения оболочек и тем обеспечивает распростра-
нение в пространстве разного рода волн и кроме того он пытается сме-
ститься в сторону наибольшей неоднородности поля, вследствие чего 
вблизи точечных зарядов и масс эфир должен быть плотнее, нежели в 

иных местах, хотя его способность не вступать во взаимодействие с ве-
ществом от этого никак не меняется. 
При этом способность эфирона поляризоваться как и у всякого 
диэлектрика характеризуется , а его способность ориентировать спи-
ны оболочек во внешнем магнитном поле характеризуется . 
Впрочем, помимо «легкого» эфирона возможно существование 
«тяжелого» эфирона, если оболочка заряда пульсирует со скоростью 
поскольку в этом случае сумма и равна нулю, т.е. 
отсутствуют внешние поля, хотя согласно (60) масса «в себе» такого 
эфирона равна 
Если нейтрино или антинейтрино захватывают позитрон, то 
возможны два варианта протона (не считая двух антипротонов, во всем 
кроме знака заряда и спина аналогичных протонам) в зависимости от 
знака заряда внешней оболочки. 
Все они описываются системой уравнений (25) типа 
которые записываются для каждой из оболочек, т.е. для , 
и , а для каждой из оболочек принимает значение, кратное 
в зависимости от их расположения и знака заряда. 
Если сталкиваются протон и антипротон, то получаются раз-
личные варианты нейтрона и антинейтрона, устойчивые или неустойчи-
вые в зависимости от совместности или несовместности соответствую-
щих уравнений (25), громоздкость которых, к сожалению, стремительно 
возрастает по мере роста числа электронных и позитронных оболочек в 
синтетических частицах. Вообще же эта процедура применима к любым 
частицам. 
Несмотря на сенсационность сделанного выше вывода о мгно-
венности распространения гравитации, этот тезис подтверждается, с 
какой стороны не зайди. 
В частности, согласно (54) для электрических волн при v = c 
скорость поперечной (электромагнитной) волны составляет с = Е / В, а 
скорость продольной (электрострикционной) волны составляет 
с = Е / Т. Но поскольку в гравитации аналоги В и Т отсутствуют при 

v=с, т.е. , то вновь выходит, что скорость распростране-
ния гравитации 
Глава III. ЕДИНАЯ (ОБЩАЯ) ТЕОРИЯ ПОЛЯ. 
Выше было показано на важных частных примерах, что все фи-
зические взаимодействия, включая электростатическое, магнитное, 
стрикционное, гравитационное, сильное и слабое, имеют в основе чисто 
электрическое происхождение. 
Задача этой главы – систематическое изложение теории всех 
этих полей, опираясь на одно из них и выводя из него все остальные. 
В качестве порождающего поля принято электростатическое 
поле неподвижного заряда, а остальные поля оказываются искажениями 
этого поля, вызванными движением среды, окружающей заряд, либо 
(что то же самое) движением заряда в неподвижной среде. 
При этом используется метрологический подход, который от-
вергает концепцию поля как некоторой особой невещественной формы 
материи и исходит из концепции поля как состояния, структуры окру-
жающей среды, сформировавшейся под воздействием заряда, где физи-
ческая природа среды никакой роли не играет, будь она хоть физиче-
ским вакуумом, хоть светоносным эфиром, хоть любым другим вещест-
вом, обладающим диэлектрической проницаемостью , которая харак-
теризует поляризуемость среды под влиянием заряда, т.е. образование в 
ней наведенной плотности D (вектор смещения) связанного заряда 
так что 
, (68) 
где – площадка, нормальная D. 
Поле вектора D это и есть структура среды, сформировавшаяся 
под воздействием информации о свободном заряде q, выступающем в 
роли «источника» электростатического поля. 

Таким образом задача порождения электрическим полем ос-
тальных полей сводится к изучению вызванных движением среды ис-
кажений информации о выделенных в ней площадках dS. 
Если вследствие движения информация о dS искажается, то со-
гласно (68) искажается и информация о D и о напряженности электри-
ческого поля . 
III-1. Генезис линейных полей – магнитного 
и стрикционного 
При движении электрического заряда q со скоростью v в «на-
блюдающей» за его полем Е окружающей среде последняя согласно 
(53) воспринимает это поле искаженно. 
Так, для составляющей 
Е, нормальной v, т.е. для , 
имеет место анизотропия (53 а, 
б), которая не влияет на исход-
ное электростатическое поле 
(рис. 5а), но образует вращаю-
щий момент пары сил 
, которому 
соответствует индукция магнитного поля 
. (69) 
Точно также для составляющей Е, параллельной v, т.е. , 
имеет место анизотропия (53 в, г), которая так же не искажает исходное 
поле, (рис. 5б), но образует сжатие среды под воздействием пары сил 
, которому соответствует потенциал (тензор) стрик-
ционного поля 
. (70) 
v 
Рис. 5а 

Таким образом, магнит-
ное и стрикционные поля явля-
ются продуктом искажения ин-
формации о составляющих (53) 
электрического поля движущего-
ся заряда и не имеют самостоя-
тельных, специфических для 
них, источников. 
В результате движущий-
ся заряд как бы создает эти поля, 
хотя в ТОД его собственное электрическое поле Е остается неизменным 
в отличие от деформаций (уменьшение по ходу и увеличение по бокам) 
предписываемых релятивизмом, неправомерно применяющим нелиней-
ное преобразование Лоренца к линейным полям. 
Если в качестве наблюдателя за q выступает пробный заряд , 
также движущийся со скоростью относительно среды, то уже иска-
женная средой информация о q, вызванная его движением, вновь иска-
жается вследствие движения , так что 
и образуют компонен-
ты модернизированной силы Лоренца (58). 
Это происходит вследствие усреднения наложения анизотропий 
Е, вызванных каждым из движений в форме 
, (71) 
что соответствует (58). 
Если движущийся заряд сам наблюдает за своим полем, то «ви-
дит» его дважды искаженным сначала средой, а потом им самим при 
отражении поля среды. Иными словами, движущийся заряд помимо 
своего электрического поля взаимодействует еще и со своими магнит-
ным и стрикционным полями, вследствие чего согласно (58) при 
его самораталкивание уменьшается в раз, а при v = с во-
все прекращается. 
Если движущийся пробный заряд «наблюдает» внешнее элек-
трическое поле в неподвижной среде, то, во-первых, в силу анизотропии 
он закручивается, обретая магнитный момент, а, во-вторых, в силу 
анизотропии он под воздействием T сплющивается по ходу движе-
ния (вспомним сплющивание электрона у Лоренца). 
v 
Рис. 5б 

Электрическое, магнитное и стрикционное поля исчерпывают 
список возможных линейных физических полей, поэтому мы переходим 
к нелинейным искажениям информации об электрическом поле. 
III-2. Нелинейные искажения информации об 
электрическом поле как гравитация 
До сих пор в соотношениях (52) и (53), порождающих линейные 
поля, несмотря на кажущуюся анизотропию скорости (5а) и (5б), мы 
пользовались, по сути, их гармонически усредненным, т.е. истинным, 
значением скорости . 
Теперь пришла пора обратить внимание на кажущуюся анизо-
тропию скорости и учесть ее согласно (5) в (52) и (53) в форме 
, (72) 
и , (73) 
Если с учетом (5) арифметически усреднить анизотропию 
(72), то получим 
. (72а) 
Если усреднить анизотропию (73), то получим 
. (73а) 
Вместе (72а) и (73а) дают с учетом (52) 
, (74) 
где второе слагаемое – , означающее самостяги-
вание движущегося заряда, вполне интерпретируется как гравитация, 
тем более, что это стягивание не зависит ни от знака скорости v, ни от 
знака заряда, поскольку q и Е всегда одного знака, так что гравиэлек-
трическое поле 
(75) 

Если это так, то плотность энергии поля является плотно-
стью гравитационного поля 
, (76) 
откуда с учетом (56) для любого поля 
, (76а) 
где знак массы зависит от знака заряда, но не зависит от знака скорости. 
Вообще (76а) справедливо для встречных возвратно-
поступательных движений заряда и при малых скоростях максимальная 
масса при искусственном масообразовании не превосходит 
Напротив, если , то , что означает вне зависимо-
сти от величины q максимально достижимое в эксперименте значение 
m. 
Чтобы оценить реальные возможности искусственного создания 
гравитации (массы), представим себе бифилярный переменный ток в 
проводах как встречное возвратно-поступательное движение электрон-
ного газа. 
Тогда , где – плотность заряда электронного газа, 
Q – объем тела, причем в металлических проводах , 
а , где – удельная масса металла, М – его 
исходная масса, так что 
В обычных условиях в металле , поэтому обычно 
и это не позволяет в 1 кг проводов получить больше 
одного микрограмма прироста массы, что на фоне М практически не 
ощутимо. 
Вот если создать в проводе условия сверхпроводимости, тогда 
при получится , а при получится 
, правда, только если обеспечить плотность тока 
без утраты сверхпроводимости. 

Все же генерация сильного гравитационного поля 
хоть и возможна, но достаточно проблематична. А вот 
генерация гравитационных сигналов связи вполне реальна, 
например, по схеме на рис. 6, где 1 – управляемый генера-
тор электрических сигналов, 2 – антенна, бифилярность 
которой исключает электромагнитное излучение. 
Необходимо особо подчеркнуть, что здесь под v 
подразумевается скорость относительного движения заря-
да вокруг образуемой им неподвижной массы, чтобы убе-
речь от соблазна приписать, например, релятивистскому 
электрону в ускорителе рост его массы или гравитацион-
ного поля, ибо в этом случае вновь образованная масса перемещалась 
бы вместе с зарядом, что (76а) не допускает, ибо тогда . 
Массообразующими являются только такие движения избыточ-
ного заряда, при которых в среднем его положение в пространстве не 
изменяется, т.е. только встречные возвратно-поступательные со средне-
квадратической скоростью v, включая пульсации заряженных поверх-
ностей и переменный ток в бифилярных проводах, не образующие ни 
магнитных, ни стрикционных полей. 
Из (76а) для ньютоновской напряженности гравитационно-
го поля следует 
, (77) 
откуда с учетом (46) 
, (78) 
где – ньютоновский гравитационный потенциал, например, (24) 
данной точки поля, r – радиус-вектор от источника поля к данной точке. 
Из (78) следует, что в сильных полях, т.е. при больших значе-
ниях , гравитация переходит в антигравитацию. 
Из (78) следует также возможность создания антигравитации 
для , когда А меняет знак. 
Такое переключение знака происходит при 
, (79) 
так что, если мы хотим, чтобы транспортная платформа на антигравита-
ционной подушке висела на высоте, например, над поверхно-
стью земли, то потребуется посредством (76а) создать на платформе 
2 
1 
Рис. 6 

массу что при исходной массе массообразую-
щей среды порядка 1 кг потребовало бы плотности переменного тока в 
этой среде порядка , т.е. согласно скорость 
превзошла бы световую. 
Поэтому для достижения желаемого эффекта достаточно учесть 
выражение в скобках в знаменателе (78) и потребовать , 
чему соответствует 
Следует иметь в виду, что если массообразующие движения за-
ряда являются вынужденными, то v может иметь любые значения. Но, 
если эти движения автоколебательны, то их скорость связана соотноше-
нием (61). 
С учетом всего вышесказанного рефлективный закон Ньютона 
может быть представлен в форме 
где 
При взаимодействии зарядов (масс) на достаточно большом 
расстоянии друг от друга он превращается в соотношение между клас-
сическим законом Ньютона и модифицированным законом Кулона 
из которого следует что, на-
пример, применительно к электрону дает 
где на 21 порядок. 
Поскольку согласно (5а) и (5б) имеет место кажущееся ускоре-
ние равномерно движущийся линейки 
(80) 
то можно предположить, что это ускорение вызывается гравитационной 
силой , которая, например, для электрона превращается в 
, а при в , так что 
, откуда для электрона 
сек. (81а) 
Тогда амплитуда автоколебаний заряда электрона составит 

м. (81б) 
Если же учесть еще (78б), то помимо (81а) можно получить еще 
, (81в) 
откуда следует, что для ядер тяжелых частиц по мере уменьшения 
уменьшатся и , т.е. растет частота (67) автоколебаний заряда соответ-
ствующей оболочки. 
Взаимодействие массы с веществом принципиально отличается 
от взаимодействия заряда с ним. 
Если заряд вызывает поляризацию окружающего его электри-
чески нейтрального вещества, т.е. ток смещения в нем, образующую 
такие натяжения в веществе, равнодействующая которых (по меньшей 
мере, в однородном поле) равна нулю, то масса притягивает вещество к 
себе без относительного смещения разноименных зарядов, т.е. не поро-
ждает ток смещения. 
Поэтому, если токи смещения в веществе распространяются 
волнообразно, поскольку по отношению к электрическому полю веще-
ство является «мягким», т.к. расхождение зарядов пропорционально 
полю, то по отношению к гравитационному полю вещество является 
абсолютно твердым телом, в котором токи смещения зарядов и гравита-
ционные волны напрочь отсутствуют. 
Несмотря на то, что в (74) образовалась вследствие ариф-
метического усреднения анизотропии (72) и (73), но формально в ней 
присутствует квадрат геометрического усреднения скоростей (5а) и 
(5б), т.е. , что дало нам 
основание утверждать еще в гл. I, что гравитации имманентно именно 
геометрическое усреднение (36 б) и, в частности, (23), из которого сле-
дует бесконечная скорость распространения гравитации, поскольку по-
рождающее ее электрическое поле распространяется со скоростью 
Геометрическое усреднение скоростей как результат арифмети-
ческого усреднения анизотропии поля это всего лишь математический 
казус, не имеющий отношения к мистическому «искривлению» физиче-
ского пространства, которым спекулирует общая теория относительно-
сти, хотя должно быть понятно, что любые математические преобразо-
вания сами по себе не имеют никакого физического содержания. 
В реальности ничего, конечно, не искривляется, кроме, разве 
что, релятивистских мозгов. 

С этой точки зрения математическая физика, в которой матема-
тическая фантазия диктует «законы» физики, вообще не имеет права на 
существование. 
Правомерна лишь физическая математика, где разгул матема-
тической фантазии ограничивается рамками физической реальности, т.е. 
тем, что может быть измерено. 
Что касается бесконечности скорости, то этот эффект имеет 
прямое экспериментальное подтверждение в аннигиляции электрон-
позитронной пары, когда образовавшаяся пара фотонов-близнецов, раз-
летаясь, остается абсолютно связанной на любом расстоянии, причем 
поляризация одного приводит к мгновенной поляризации другого. 
Этот эффект стал причиной исторического спора между Эйн-
штейном и Бором (парадокс Эйнштейна-Подольского-Розена), в кото-
ром (как теперь понятно) Бор, вопреки релятивистской казуистике, по 
сути, отстаивавший мгновенность взаимодействия, оказался совершен-
но прав. 
Поскольку гравитация имеет чисто электрическое происхожде-
ние, то и ее зависимость от среды проявляется только через электромаг-
нитные параметры среды , , и , но не через гравитаци-
онную постоянную G, которая выступает не как параметр среды, а 
только как гравитационный эквивалент электричества, подобный меха-
ническому эквиваленту теплоты или модулю перехода от лошадиных 
сил к киловаттам, которые, естественно, не зависят от свойств среды. 
Но нелинейные искажения поля движущегося заряда порожда-
ют не только подобное электрическому гравитационное поле, но и по-
добные электромагнитному и электрострикционному соответственно 
гравимагнитное и гравистрикционное поля. 
Действительно, полуразность анизотропии (72) образует нели-
нейное сжатие движущегося заряда подобно рис. 5 б, но под воздейст-
вием пары сил 
Если вычесть отсюда соответствующее электрострикции ли-
нейное сжатие пары сил , то получим в остатке 
, т.е. некое нелинейное стрикцион-
ное поле, взаимодействуя с которым движущийся электрический заряд 
подвержен силе, по логике вещей тождественной силе, действующей на 
движущуюся массу в поле (49а), так что 
(82а) 

если , , 
, что свидетельствует об электрострикцион-
ном происхождении гравистрикционного поля, фигурирующего в силе 
Минковского. 
Точно также полуразность анизотропии (73) образует момент 
пары сил как на рис. 5а, из которого за вычетом 
линейной (магнитной) составляющей получаем в остатке 
откуда 
(82б) 
если , что соответствует (49 б). 
Оба эти поля существуют лишь постольку, поскольку порож-
даются движущейся массой (пульсирующим зарядом). В отрыве от ис-
точников они в отличие от линейной электродинамики друг друга не 
порождают благодаря обращению в ноль . 
Поскольку и гравистатическое (78) поле и гравикинетические 
поля (82а) и (82б) имеют чисто электрическое происхождение, а порож-
дающая их электрическая энергия распространяется только со скоро-
стью света с, то и эти поля (будь они линейны) должны были бы рас-
пространяться с той же скоростью и никакой другой. 
Однако, как выше было показано, нелинейность этих полей 
приводит к тому, что с превращается в бесконечность, что заставляет 
отказаться от последней надежды обнаружить волны гравитационного 
поля, хотя бы даже в «медленном» варианте. 
Хотя поля (82) подобно электрокинетическим полям определя-
ются движением не только избыточного, но и всего связанного заряда (в 
электрически нейтральных телах), они, во-первых, обычно значительно 
слабее электрических, что, правда, вполне компенсируется их всепро-
никаемостью и мгновенностью распространения, а во-вторых, из-за не-
линейной зависимости от скорости заряда они даже из знакоперемен-
ных периодических электрических сигналов делают гравитационные 
сигналы с постоянной составляющей и удвоенной частотой периодиче-
ской составляющей (при избыточном заряде антенн). 
Это усложняет модуляцию сигналов и их расшифровку, зато в 
отличие от схемы на рис. 6, они излучаются обычными антеннами, со-
путствуя продольным (в колоколах) и поперечным (в рациях) волнам, 
но опережая их. 

Так, колокольному звону сопутствуют гравистрикционные вол-
ны (82а), которые мгновенно достигают слушателей на любом расстоя-
нии и вероятно, как-то воздействуют на их психику задолго до прихода 
звукового сигнала, что относится и к дальним грозовым раскатам. 
_________________________________ 
Таким образом ТОД, не прибегая ни к каким мистификациям, 
на внятной рациональной основе описывает любые высокоскоростные 
процессы, вследствие чего нужда в претенциозной, но невразумитель-
ной теории относительности просто отпадает. 
Тем более что теория относительности, заведя физику в тупик, 
не справилась с проблемой единого поля (бывшей мечтой А. Эйнштей-
на), а ТОД, обладая большой эвристической силой, решает эту пробле-
му без всякой натуги. 
Автор публикует основы ТОД в различных формах уже чет-
верть века, но и сейчас упрямство чиновных «корифеев» физической 
науки удерживает ее в непроходимом тупике бесплодного релятивизма, 
который подменяет физическую реальность абстрактными математиче-
скими формами несовершенной модели с сокращением длин, ростом 
массы, замедлением времени, искривлением пространства, якобы со-
путствующих движению. 
Вся эта иллюзионная атрибутика, видимо, позволяет сносно 
кормиться разного уровня релятивистским гипнотизерам от науки, за-
интересованным в ее невменяемости. 
Ведь если наука обретет психическое здоровье, кому будут 
нужны эти «психоаналитики»? 
А между тем, непредвзятому ученому сразу бросается в глаза, 
что теория относительности, положив в основу постулат об изотропно-
сти сферической световой волны, т.е. одинаковость скорости ее фронта 
по любым направлениям (координатам), не обеспечивает это требова-
ние своими основополагающими преобразованиями координат, из кото-
рых для фронта световой волны следует , как выше 
было показано. Ибо вместо очевидного для обеспечения изотропности 
световой волны требования, чтобы для координат пересечения фронта с 
осями при x=y=z=ct, было , она рассмат-
ривает математическую инвариантность квадратного уравнения свето-
вой волны, не являющегося физическим объектом, к своим преоб-
разованиям, что также не имеет физического смысла (как, следователь-
но, и вся теория относительности). 
Столь же трудно не заметить характерное для теории относи-
тельности шулерское передергивание фактов, когда утверждается, на-
пример, что система уравнений электродинамики Максвелла инвари-

антна к преобразованиям Лоренца-Эйнштейна, хотя это не имеет места 
без произвольной насильственной деформации параметров поля, кото-
рая является средством подгонки физической реальности под математи-
ческие шаблоны так же, как в механике противоестественный рост мас-
сы в движении, сокращение длин, замедление времени это не физиче-
ская реальность, а всего лишь средство компенсации неадекватности 
математической модели. 
В результате теория относительности вопреки восторженной 
пропаганде объяснила гораздо меньше фактов (единицы), чем породила 
мифов, в то время как ТОД способна объяснить все, не породив ни од-
ного мифа. 
Таким образом, не удовлетворяя ни одному из якобы заложен-
ных в ее основу постулатов, теория относительности является крайне 
неудачной, внутренне противоречивой и физически неадекватной моде-
лью, к тому же методологически порочной, что сам Эйнштейн прекрас-
но понимал, ибо не зря же заметил, что «красота математической теории 
и ее значительный успех скрывают от нашего взора тяжесть тех жертв, 
которые приходится приносить для этого». 
К сожалению, кроме него никто этого до сих пор не понял, хотя 
жертвой релятивистской красоты стала сама физика. 
Помимо прочего вышеизложенное доказывает, что фундамен-
тальная наука не должна быть подобно теории относительности экспе-
риментальной философией, слепо следующей за экспериментом и оп-
равдывающей его. Она должна быть подобно ТОД философией экспе-
римента и практики, указывающей им эффективные направления дея-
тельности. 
Тогда бы все попытки измерения абсолютного движения, исхо-
дя из принципа относительности Галилея отметались бы с порога, как и 
все нынешние бесплодные поиски гравитационных волн. 
III-3. Прямое экспериментальное подтверждение 
открытия электрической природы гравитации 
Сделанное ранее теоретическое обоснование электрической 
природы гравитации и ее источников (масс) в форме (76а) и (77) полу-
чило теперь прямое подтверждение в следующем эксперименте. 
В качестве генератора массы использовались 2 кварцевых бал-
лона 1 (рис. 7) с толщиной стенок диаметром 0,125 м и 
длиной м, из которых откачивался воздух до давления внутри 
баллона мм водяного столба. 

3 
2 
1 
1 
2 
3 
Рис. 7 
Внутри баллонов (в вакууме) располагались накальные спирали 
2, способные эмитировать электроны, что приводило к образованию там 
электронного облака. 
Снаружи баллонов по их торцам располагались разгоняющие 
электроды 3, к которым подводилось электрическое напряжение 
в высокой частоты гц. 
Электрически баллоны включались последовательно, а распо-
лагались параллельно друг другу так, чтобы движение электронов в них 
было встречным. 
При этом мощность источника питания составляла 0,5 кВт, а 
через баллоны протекал ток а. 
В установившемся режиме, когда эмиссия электронов практи-
чески прекратилась, электронные весы с гарантированной разрешающей 
способностью 1г, на которых располагались баллоны 1, показали дос-
товерное увеличение веса (массы) баллонов на 50 г, т.е. 10 кВт/кг. 
При многократном повторении эксперимента этот результат 
хорошо воcпроизводился, а разброс не превышал разрешающей способ-
ностью весов. 

Эксперимент практически подтвердил предварительный расчет 
роста массы согласно теории автора. 
Действительно, при реально достижимых скоростях возвратно-
поступательного движения электронного облака в баллоне в силу 
образованная масса составляет , где , 
электрическая емкость баллона , площадь торцов баллона 
, так что 
В свою очередь, ускорение электрона, составляя , за 
четверть периода питания, т.е. за достигает скорости v, квадрат 
которой в среднем составляет откуда 
Некоторое расхождение расчетного результата с экспериментом 
объясняется главным образом неточностью расчета средней скорости v 
электронного облака, поскольку о реальном распределении скоростей 
внутри него приходится только гадать. 
Остается выразить благодарность руководству завода «Светла-
на» и Н.З. Соболеву за изготовление вакуумных баллонов, А.Н. Само-
хину и его сотрудникам в институте метрологии Д.И. Менделеева, пре-
доставивших высокочастотный источник питания баллона, а также А.В. 
Шапошникову и В.А. Быковскому, оказавших неоценимое содействие в 
реализации эксперимента. 
Обоснование электрической природы гравитации открывает от-
четливые перспективы создания всепроникающей и мгновенной грави-
тационной связи, а также экономичного гравитационного транспорта (в 
том числе космического). 

Литература

  1. А. Эйнштейн. Собрание научных трудов, т. 1. – М.: Наука, 1965.
  2. Г. Лоренц. Электромагнитные явления в системе, движущейся с любой скоростью. – В сб.: Принцип относительности. ГТТИ, 1934.
  3. А. А. Логунов, Ю.М. Лоскутов. Противоречивость ОТО и релятивистская теория гравитации. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986.
  4. А. А. Денисов. Информационные основы управления. – Л.: Энергоатомиздат. 1983. – 72 с.
  5. Л. Д.Ландау, Е. М. Лившиц. Теория поля. – М.: Наука, 1967. – 460 с.
  6. Б. Г.Кузнецов. Эйнштейн. – М.: Наука, 1967.
  7. А. А. Денисов. Введение в информационный анализ систем. – Л.: ЛПИ. 1988. – 53 с.
  8. Вестник АН СССР № 7. – М.: Наука, 1990.
  9. А. А. Денисов. Теоретические основы кибернетики. (Информационное поле) – Л.: ЛПИ. 1975. – 40 с.
  10. А. А. Денисов. Основы теории информационных цепей. – Л.: ЛПИ. 1977. – 48 с.
  11. А. А. Денисов, В. С. Нагорный. Пневматические и гидравлические устройства автоматики. – М.: Высшая школа. 1978. – 214 с.
  12. А. А. Денисов. Информация в системах управления. – Л.: ЛПИ. 1980. – 68 с.
  13. А. А. Денисов, Д. Н. Колесников. Теория больших систем управления – Л.: Энергоиздат. 1982. – 288 с.
  14. В. Н. Волкова, А. А. Денисов. Системный анализ и его применение в АСУ. – Л.: ЛПИ. 1983. – 84 с.
  15. А. А. Денисов. Введение в информационный анализ систем. – Л.: ЛПИ. 1988. – 53 с.
  16. А. А. Денисов. Мифы теории относительности. – Вильнюс. Лит НИИ НТИ. 1989 – 52 с.
  17. А. А. Денисов. Информационное поле. – СПб.: Омега. 1998. – 64 с.
  18. А. А. Денисов. Основы гравитации. – М.: ИПК РИНКЦЭ. 1999. – 28 с.
  19. А. А. Денисов. Основы электромагнетизма. – Ростов-Дон.: РЮИ. 2000. – 36 с.
  20. А. А. Денисов. Продольные стрикционные волны и «великое объединение». – СПб.: Омега. 2001. – 24 с.
  21. А. А. Денисов. Современные проблемы системного анализа: Информационные основы. – СПб.: СПбГПУ. 2005. – 295 с.
  22. А. А. Денисов. Коррекция фундамента современной физики. – СПб.: Издательство Русь. 2003. – 52 с.
  23. А. А. Денисов. Универсальное моделирование деятельности. – СПб.: Издательство Русь. 2003. – 44 с.
  24. А. А. Денисов. Основы теории отражения движения. – СПб.: СПбГПУ. 2004. – 40 с.
  25. А. А.Денисов. Единая теория поля. – СПб.:СПбГПУ. 2005. – 15 с.
А.А. Денисов   Реальная физика   Галилео Галилей   А.К. Тимирязев   Л.П. Хорошун   к списку физиков  

Знаете ли Вы, что такое "Большой Взрыв"?
Согласно рупору релятивистской идеологии Википедии "Большой взрыв (англ. Big Bang) - это космологическая модель, описывающая раннее развитие Вселенной, а именно - начало расширения Вселенной, перед которым Вселенная находилась в сингулярном состоянии. Обычно сейчас автоматически сочетают теорию Большого взрыва и модель горячей Вселенной, но эти концепции независимы и исторически существовало также представление о холодной начальной Вселенной вблизи Большого взрыва. Именно сочетание теории Большого взрыва с теорией горячей Вселенной, подкрепляемое существованием реликтового излучения..."
В этой тираде количество нонсенсов (бессмыслиц) больше, чем количество предложений, иначе просто трудно запутать сознание обывателя до такой степени, чтобы он поверил в эту ахинею.
На самом деле взорваться что-либо может только в уже имеющемся пространстве.
Без этого никакого взрыва в принципе быть не может, так как "взрыв" - понятие, применимое только внутри уже имеющегося пространства. А раз так, то есть, если пространство вселенной уже было до БВ, то БВ не может быть началом Вселенной в принципе. Это во-первых.
Во-вторых, Вселенная - это не обычный конечный объект с границами, это сама бесконечность во времени и пространстве. У нее нет начала и конца, а также пространственных границ уже по ее определению: она есть всё (потому и называется Вселенной).
В третьих, фраза "представление о холодной начальной Вселенной вблизи Большого взрыва" тоже есть сплошной нонсенс.
Что могло быть "вблизи Большого взрыва", если самой Вселенной там еще не было? Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution