1. Зоткин И.Т., Цветков В.И. (1970). О поисках метеоритных кратеров на Земле. Астрономический вестник, No.1, Issue 4, С. 5-65
  2. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1977). Особенности гравитационного поля астроблем. Метеоритика, No.36, с. 113-119
  3. Зейлик Б. С. (1978). О происхождении дугообразных и кольцевых структур на Земле и на других планетах (ударно-взрывная тектоника) . , М.: Геоинформ, 58 с.
  4. Масайтис В.Л., Райхлин А.И.,Селивановская Т.В. (1978). Общие принципы классификации и номенклатуры взрывных брекчий и импактитов.. Литология и полезные ископаемые, Issue 1, с. 125-133
  5. Райхлин А.И., Селивановская Т.В. (1979). Брекчии и импактиты взрывных метеоритных кратеров и астроблем.. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.: Наука, c. 65-80
  6. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1979). Геофизическая характеристика метеоритных кратеров. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.:Наука, с. 99-116
  7. Вальтер А.А., Гуров Е.П. (1979). Установленная и предполагаемая распространённость взрывных метеоритных кратеров на Земле и их сохранность на Украинском щите.. Метеоритные структуры на поверхности планет, М.: Наука, с. 126-148
  8. Масайтис В.Л. и др. (1980). Геология астроблем.. Ленинград: Недра
  9. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  10. Valter A.A., Burmistrova V.V., Sharkin O.P. (1987). Fe-Cr-Ni inclusion in the shock-metamorphosed quartzite of the Terny astrobleme. Lunar and Planet. Sci. - Houston (Tex.), s. a.. - Vol. 18: 18th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1987: Abstr. Pap., P. 1032-103
  11. Капусткина И.Г., Фельдман В.И. (1988). Фракционирование метеоритного вещества в импактном процессе. Геохимия, No.11, С.1547-1557
  12. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  13. Масайтис В.Л., Шафрановский Г.И., Федорова И.Г. (1995). Апографитовые импактные алмазы из астроблем Рис и Попигай. Зап. Всерос. минерал. о-ва , Vol.124, No.4, P. 12-19
  14. Гуров Е.П., Гурова Е.П., Ямниченко А.Ю. (1996). Закономерности строения сложных импактных структур . Междунар. конф. 'Глубин. строение литосферы и нетрадиц. использ. недр Земли', Киев, 14-18 мая, 1996: Тез. докл., Киев, С. 281-282
  15. Kocharyan G.G., Kostuchenko V.N., Ivanov B.A. (1996). Mechanics of rock massive disruption: implementation to planetary cratering processes . Lunar and Planet. Sci. Vol. 27. Abstr. Pap. 27th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1996. Pt 2, Houston (Tex.), P. 677
  16. Гуров Е.П., Гурова Е.П., Ямниченко А.Ю. (1996). Закономерности строения сложных импактных структур . Междунар. конф. 'Глубин. строение литосферы и нетрадиц. использ. недр Земли', Киев, 14-18 мая, 1996: Тез. докл., Киев, С. 281-282
  17. Бронштэн В.А. (1997). Алмазный город . Природа - Москва, No.1, С. 40-42
  18. Сухаржевский С.М., Шафрановский Г.И. (1997). ЭПР электронных дефектов в импактных алмазах. Спектроскопия, рентгеногр. и кристаллохимия минералов: Междунар. конф., Казань, 30 сент. - 2 окт., 1997: Тез. докл., Казань, С. 95-96
  19. Вальтер А.А., Еременко Г.К., Полканов Ю.А., Хренов А.Я., Сиебенсчок М., Шмидт Р.Т., Штеффлер Д. (1998). Импактные алмазы из зювитов кратера Рис (Германия): Новые данные. Минерал. ж. , Vol.20, No.3, С. 1-12
  20. Лосевская Н.В. (2002). Строение толщи баллистических выбросов Болтышской импактной структуры (Украинский щит) . Геол. ж., No.3, С. 95-100
  21. Попов Юрий Анатольевич (2006). Экспериментальные исследования вертикальных вариаций геотермических характеристик и теплового режима глубоких горизонтов земной коры. Науки о Земле, М.: Науч. мир, С. 401-403
  22. Хазанович-Вульф К.К. (2007). Диатремовые шлейфы астроблем или "болидная модель" образования кимберлитовых трубок. Из-во "Геомастер", Петрозаводск, 272с.
  23. Kahle H.G. (1967). Abschatzung der Storungmasse in Nordlinger Ries.. Z/ Geophysik, Vol.33
  24. Storzer D., Gentner W., Steinbrunn F. (1971). Earth and Planetary Sci. Lett, Vol.13, No.1, p. 76
  25. Horn P., Pernicka E. (1983). Siderophile elements in the graded fall-back unit from Ries crater, Germany. Meteoritics, Vol.18, No.4, P. 317
  26. Graham, Bevan and Hutchison (1985). Catalogue of Meteorites. 4th Edition
  27. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  28. Pernicka Ernst, Horn Peter, Pohl Jean (1987). Chemical record of the projectile in the graded fall-back sedimentary unit from the Ries Crater, Germany . Earth and Planet. Sci. Lett., Vol.86, No.1, P. 113-121
  29. (1988). Astronauts guide to terrestrial impact craters.. Space Shuttle Earth Observation Project, Lunar and Planetary Institute (March 1988).
  30. Grieve Richard A.F. (1989). Manson structure implicated. Nature, Vol.340, No.6233, P. 428-429
  31. Iseri D.A., Geissman J.W., Newsom H.E., Graup G. (1989). Paleomagnetic and rock magnetic examination of the natural remanent magnetization of suevite deposits at Ries Crater, West Germany. Abstr. and Program 52nd Annu. Meat. Meteorit. Soc., Vienna, July 31 - Aug. 4, 1989 , Houston (Tex.), P. 95
  32. Von Engelhardt Wolf (1989). Distribution, petrography and shock metamorphism of the ejecta of the Ries crater in Germany - a review. Tectonophysics, Vol.171, No.1, P. 259-273
  33. Appel Michael H., Garges John A. (1991). Neue Beweise fur die Theorie der meteoritischen Abkunft des Tettenwanger Eisenerzes . Z. Dtsch. geol. Ges., Vol.142, No.1, P. 29-35
  34. Jakes P., Sen S., Matsuishi K. (1991). Tektites, experimental equivalents and properties of superheated (impact) melts . Lunar and Planet. Sci. Abstr. Pap. 22nd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1991 - Vol. 22 , Houston (Tex.),, P. 633-634
  35. Koeberl Christian (1992). Tektine origin by hypervelocity asteroidal or cometaryimpact: the quest for the source craters . Pap. Present. Int. Conf. Large Meteorite Impacts and Planet. Evol., Sudbury, Aug. 31 - Sept. 2, 1992 , Houston (Tex.), P. 43
  36. Bringemeier D. (1992). Suevite superposition on the Bunte breccia in Nordlinger Ries/Germany: new findings on the transport mechanism of impactites . Pap. Present. Int. Conf. Large Meteorite Impacts and Planet. Evol., Sudbury, Aug. 31 - Sept. 2, 1992, Houston (Tex.), P. 10
  37. Oberbeck V.R., Horz F., Bunch T. (1994). Impacts, tillites, and the breakup of Gondwanaland: A second reply . J. Geol., Vol.102, No.4, P. 485-489
  38. Hodge, Paul W. (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 рр.
  39. Schmidt G., Pernicka E. (1994). The determination of platinum group elements (PGE) in target rocks and fall-back material of the Nordlinger Ries impact crater (Germany). Geochim. Cosmochim. Acta 58 (1994) 5083-5090.
  40. See T.H., Wagstaff J., Yang V., Horz F., McKay G. (1996). Small-scale compositional heterogeneity of impact melts . Meteorit. and Planet. Sci., Vol.31, P. ─126
  41. Kocharyan G.G., Kostuchenko V.N., Ivanov B.A. (1996). Mechanics of rock massive disruption: implementation to planetary cratering processes . Lunar and Planet. Sci. Vol. 27. Abstr. Pap. 27th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1996. Pt 2, Houston (Tex.), P. 677
  42. Lemcke Kurt (1997). Spuren eines prariesischen Meteoriteneinschlags in Nordostbayern. Mitt. Bayer. Staatssamml. Palaontol. und histor. Geol., No.37, P. 135-138
  43. Abbott J.I., Hough R.M., Gilmour I., Pillinger C.T. (1998). Carbon chemistry of suevites and target rocks at the Ries crater, Germany. Meteorit. and Planet. Sci., Vol.33, No.4, P. 7
  44. Ruckert-Ulkumen Neriman, Muller Ernst-Dieter (1999). Larven von Aphanius sp. (Teleostei, Cyprinodontidae) aus dem jungtertiaren Seeton von Wemding (Nordlinger Ries) . Mitt. Bayer. Staatssamml. Palaontol. und hist. Geol. , No.9, P. 51-68
  45. Goresy Ahmed El, Gillet Philippe, Chen Ming, Kunstler Friedel, Graup Gunther, Stahle Volker (2001). In situ discovery of shock-induced graphite-diamond phase transition in gneisses from the Ries Crater, Germany . Amer. Miner., Vol.86, No.5, P. 611-621
  46. Ballmann Peter (2003). Fossil calidridinae (Aves: Charadriiformes) from the Middle Miocene of the Nordlinger Ries . Bonn. zool. Beitr., Vol.52, No.1, P. 101-114
  47. Kearsley A.T., Graham G.A., McDonnell J.A.M., Bland P.A., Hough R.M., Helps P.A. (2003). Early fracturing and impact residue emplacement: can modeling help to predict their location in major craters?. LPI Contrib.(Workshop on Impact Cratering: Bridging the Gap between Modeling and Observations, Hous), No.1155, P. 43
  48. Jarmo Moilanen (2004). References.
  49. Osinski Gordon R. (2004). Impact melt rocks form the Ries structure, Germany: an origin as impact melt flows? . Earth and Planet. Sci. Lett., Vol.226, No.3, P. 529-542
  50. Osinski G.R. (2005). Hydrothermal activity associated with the Ries impact event, Germany . Geofluids, Vol.5, No.3, P. 202-220
  51. Schonian F. "Implications for ejecta blankets on Mars from the Ries and Chicxulub impact structures." 40th Symposium ESLAB, First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-2 May 2006.
  52. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  53. Collins G. S., Wunnemann K. (2006). THE ROLE OF SEDIMENT STRENGHT AND THICKNESS AT THE RIES AND HAUGHTON IMPACT STRUCTURES: INSIGHT FROM NUMERICAL MODELLING
  54. A. El goresy, Ph. Gillet and l. D. Dubrovinsky (2007). High-pressure mineral inventory in the Ries crater, Germany: A window to phase transformation processes in planetary interiors // Goldschmidt Conference Abstracts 2007, Geochimica et Cosmochimica Acta, 71 (15): Suppl. S, Aug.2007, A253
  55. M. Kayama, A. Gucsik, H. Nishido and K. Ninagawa (2007). Cathodoluminescence characterization of shocked plagioclase // Goldschmidt Conference Abstracts 2007 , Geochimica et Cosmochimica Acta, 71 (15): Suppl. S, Aug.2007, A474.
  56. Miura Y. (2007). Analyses of drilled and surface samples of Ries, Sierra Madera and Takamatsu craters. Goldschmidt Conference Abstracts 2007 , Geochimica et Cosmochimica Acta, 71 (15): Suppl. S, Aug.2007, A674
  57. T. Okumura, A. Gucsik, H. Nishido, K. Ninagawa and M. Sakamoto (2007). Micro-Raman and cathodoluminescence characterization of shocked quartz from impact craters // Goldschmidt Conference Abstracts 2007, Geochimica et Cosmochimica Acta, 71 (15): Suppl. S, Aug.2007, A736.
  58. D. Rajmon (2009).
  59. Другие ссылки из РЖ `ГЕОЛОГИЯ И ГЕОФИЗИКА`

За рубежом хорошо исследован крупный метеоритный кратер Риз, внутри которого расположен город Нордлинген (ФРГ). Кратер образовался в результате удара и взрыва гигантского метеорита около 15 млн. лет назад. Возникшая котловина достигает в поперечнике 20 км. Сейсморазведочные работы, проведенные в котловине, показали, что под 35-метровым слоем озерных осадков скрыта внутренняя подземная котловина. Ее глубина не менее 700 м, а поперечник около 10 км. Кратер заполнен раздробленной, спекшейся и частично расплавленной породой. Разрыхленная порода, заполняющая кратер, обусловливает некоторое понижение поля силы тяжести по сравнению с окружающей местностью. Такое уменьшение соответствует дефициту массы в кратере 30- 60 млрд. т. Следовательно, в момент взрыва было выброшено до 20 км3 породы. 1 2

С 14 маленькими кратерами Хемауер Пулк. (D. Rajmon)

Эталон сложной структуры, наиболее изучен.


Спутниковая фотография структур из Google Earth.
. . . . . . .

cm.

Карта аномального магнитного поля метеоритного кратера Нордлингер Рис.
Изолинии dZ в гаммах: 1 - положительные, 2 - отрицательные, 3 - нулевые; 4 - структурные линии, предположительно отмечающие дугообразные и прямолинейные разломы.
(Зейлик, 1978)
cm.


(Дабижа, Федынский, 1979)

Изолинии ч/з 25 гамм, в центре обширное поле отрицательных аномалий - до -300 гамм, которые обусловлены эювитами, имеющими обратно направленный вектор остаточной намагниченности.

(Дабижа, Федынский, 1979)

The Bouguer residual anomaly shown here cm. Градиент равитационных аномалий кратера

From the residual anomaly (related to 400 m a.s.l.), a total mass deficiency between about 70,000 and 100,000 megatons has been computed.possibilities to construct a reliable residual field.

Гравитационные аномалии кратера

The Bouguer negative anomaly of the Ries crater is embedded in a regional field with considerable "relief", which implies several possibilities to construct a reliable residual field.

Магнитные аномалии кратера.

A distinct magnetic negative anomaly is related with the Ries impact structure in Germany . The causative body is a several 100 m thick suevite breccia layer within the crater.


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Можно предположить, что группы одновозрастных кратеров, расположенных по одной линии, образовались одновременно в результате падения фрагментов расколовшегося метеорита. Подобная картина наблюдается в Рисской группе кратеров.
(Storzer D., Gentner W., Steinbrunn F., 1971).

По данным электронной микроскопии исследуемое включение похоже на включение, найденное в астроблемах Рис и Рошешуар. Отмечается, что содержание Cr во всех металлических включениях соответствует эвтектике в Fe-Cr-системе, т. е. можно предположить, что включения - результат эвтектической кристаллизации.
(Valter A.A., Burmistrova V.V., Sharkin O.P., 1987).

Реконструкция метеорита-ударника по частично переработанному (сферулы, прожилки) или находящемуся в состоянии геохим. рассеяния в импактитах метеоритному в-ву требует обязательного учета характера и степени фракционирования метеоритного в-ва в ударном процессе. В настоящее время можно говорить о четырех различных механизмах фракционирования: 1) абляции метеорита при движении в атмосфере; 2) селективном плавлении и испарении при ударе; 3) фракционировании при дегазации ударного расплава; 4) неоднородном распределении метеоритного в-ва по объему импактного расплава. Имеющиеся данные по астроблемам Метеор, Вабар, Хенбери, Рис, Рошшуар, Эльгыгытгын и др. позволяют оценить относит. значимость этих механизмов фракционирования и накладывают существенные ограничения на достоверность реконструкции метеорита-ударника.
(Капусткина И.Г., Фельдман В.И., 1988).

Крупномасштабное импактное событие как причина массового вымирания на рубеже мела и палеогена продолжает оживленно дебатироваться. Недавно [Science, 1989, Vol. 244, P. 1565] было сообщено, что ударная структура Мэнсон (расположена в США, диам. 35 км) образовалась примерно на рубеже мела и палеогена. Другие аналогичного размера кратеры (Рис, диам. 24 км, 15 млн лет; Хотон, диам. 25 км, 23 млн лет) не сопровождались, по-видимому, какими-либо биол. эффектами.
(Grieve Richard A.F., 1989).

Исследована естественная остаточная намагниченность (ЕОН) 540 образцов эювита и выделенных из его отложений кластов, брекчий, отдельных включений, отобранных с разных мест кратера и по стратиграфическим слоям. Идентифицированы носители ЕОН: первичным является низкотитанистый титаномагнетит, вторичными - маггемит, образовавшийся в процессе низкотемпературного гидротермального превращения зювита, и гематит - продукт высокотемпературного окисления зювита. Одинаковое направление вектора ЕОН в разных компонентах зювита и различных точек предполагает первоначальную т-ру отложений зювита >540'C и последующее тепловое уравновешивание. Из идентичности направления ЕОН высоко- и низкотемпературных вторичных фаз следует, что гидротермальное изменение зювита при <130'C происходило сражу же после его отложения, а не в процессе длительного выветривания.
(Iseri D.A., Geissman J.W., Newsom H.E., Graup G., 1989).

Ударный кратер Рис образовался 14,8 млн л. н. и в отличие от других структур такого типа хорошо сохранился. Среди продуктов его выброса (эжектитов) различаются: 1) низкоударные (<10 ГПа) - брекчии Бунте (отложения, снесенные с площади мишени), мегаблоки осадочных пород и кристал. основания, его мономиктовые брекчии; 2) высокоударные (>10 ГПа) - полимиктовые кристал. брекчии, зювиты (в кратере и в виде выбросов), тектиты. Эжектиты из мезозойских отложений испытали давления, не превышающие 10 ГПа, а гнейсы кристал. основания подверглись плавлению с образованием зювитовых стекол. Это свидетельствует о том, что при ударе космического тела макс. выделение энергии произошло на глубине ~1000 м от поверхности. На этом уровне находились доварисские гнейсы, амфиболиты и расположенные выше малоглубинные интрузивные тела гранитов. Кратерная структура прослеживается до глубины 2,7 км. Брекчии и мегаблоки осадочных и кристал. пород при столкновении с метеоритом были выброшены за пределы кратера в соответствии с баллистическими траекториями. При этом образовались ранние эжектитовые отложения, простирающиеся в радиусе 22 км. Зювитовые выбросы были подняты из кратера плюмом из продуктов испарения пород и отложены по внешнему краю кратера сверху ранних эжектитов в виде флюидизированных турбулентных масс. Кратерные зювиты образовались in situ. Тектиты возникли в момент столкновения ударного тела с поверхностью Земли в результате конденсации из продуктов испарения и ионизации третичных песков, покрывавших площадь мишени.
(Von Engelhardt Wolf, 1989).

В 1984 г. в окрестностях населенного пункта Теттенванг в Ю.-В. Германии было открыто новое м-ние гетитовой руды ('альфа'=FeO*OH). Исследования образцов руды при помощи геол. методов, ускорительной масс-спектрометрии и рентгено-флуоресцентного анализа показали, что данное месторождение имеет, вероятно, метеоритное происхождение и может быть связано с образованием кратера Рис. 14.6 млн. л. н. (верхний миоцен). Результаты геохимического анализа образцов руды выявили типично метеоритные содержание в них таких элементов, как Li, Al, K, Ti, Cr, Mn, Rb, Cd, Sb и Hg. Относительно низкие концентрации Li и K указывают на бедное Са ахондритовое вещество. На высокое содержание метеоритного компонента в изученных образцах указывает также полученное отношение ('187)Os/('186)Os (6.53'+-'1.61). Представленные результаты подтверждают гипотезу об эллипсоидальной форме поля рассеяния фрагментов развалившегося в атмосфере метеорита (по всей вероятности ахондритового состава); падение фрагментов на Землю вызвало появление кратера Рис и м-ния Теттенванг.
(Appel Michael H., Garges John A., 1991).

Для определения высокотемпературных (Т>Т(,ликв.)) физ. свойств ударных расплавов измерены рамановские спектры естественных высококремнеземистых, с близкими составами, стекол ударных кратеров Вабар, Дарвин, Рис, Ауэллул, Заманшин, тектитных (молдавитов, индошинитов, бедиазитов) и стекол индошинитов, нагретых выше т-р ликвидуса и закаленных до комнатных т-р. В области низких частот рамановские спектры естественных стекол подобны спектрам стекловидного кремнезема и сильно отличаются от них в области высоких частот наличием двух (Рис, Вабар) и четырех дополнительных полос. Выявлены различия в спектрах стекол, нагретых до t~t(,ликв.) и t=t(,ликв.)+150 'C, причем первые спектры близки к спектрам естественных стекол. Предполагается, что в случае нагрева стекол тектитов выше т-р ликвидуса, их условия остывания сильно отличались от выбранных в модельных экспериментах.
(Jakes P., Sen S., Matsuishi K., 1991).

Для брекчий, подстилающих магматический комплекс, полученные соотношения E(,Nd)-E(,Sm )отвечают почти исключительно таковым для параавтохтонных предшествовавших литологических разностей пород. Последующие тепловые события регистрируются Rb-Sr изотопными данными, но не Sm-Nd, не позволяющими различить тепловое (за счет расплава магматического комплекса) и "позднее" метаморфические события. Для брекчий, перекрывающих магматический комплекс, все попытки датировки оказались тщетными. Rb-Sr модельный возраст (ок. 1,54 млрд. лет) попадает примерно в интервал, полученный для метасоматизированных матриц нижележающих брекчий (1,63'+-'0,07 млрд. лет). Габброидные дайки дают Sm-Nd изохронный возраст 1648'+-'103 млн. лет, E(,Nd )(T=1,65 млрд. лет)=-5,4 и модельный возраст (относительно деплетированной мантии) ок. 2,7 млрд. лет. Дайки интерпретируются как более поздние и не связанные с ударным событием. В целом авторы приходят к выводу, что Rb-Sr датировка ударного события по ударным брекчиям возможна лишь в случае полного плавления их матрицы ударным расплавом (как для постилающих брекчий) или при высокой доле в них ударного расплава. Однако в брекчиях Седбери ударный расплав в зювитах девитрифицирован и перекристаллизован, поэтому по Rb-Sr данным могут быть оценены лишь предельные значения возраста изменения. Sm-Nd систематика не испытывала влияния события образования Седбери, и класты и матрица в подстилающих и перекрывающих брекчиях показывают доударную "архейскую" метку Nd
(Bringemeier D., 1992).

В обзоре приводятся основные сведения о тектитах и 4 полях их рассеяния и обсуждаются трудности, связанные с поиском кратеров-источников тектитов. Авторы констатируют, что на сегодня общепринято рассматривать тектиты как продукты плавления и закалки земных пород при сверхскоростных ударах о Землю. Хим. состав тектитов во многом идентичен составу верхнекорового материала, но определение состава их конкретного источника затруднено сильной негомогенностью мишени. Связь между кратером-источником и тектитами соответствующего поля признается относительно уверенной для пар кратер Босумтви (Гана) - тектиты Кот-д'Ивуар кратер Рис - Центрально-Европейские тектиты (молдавиты). Обсуждаются предлагавшиеся ранее кандидаты кратеров-источников для Австралийского и Северо-Американского полей тектитов. В итоге авторы приходят к выводу, что механизм ударного образования тектитов еще во многом не ясен. Однако образование их явно требует неких специфических условий (может быть, косых ударов), т. к. в противном случае полей рассеяния тектитов было бы не 4, а гораздо больше.
(Koeberl Christian, 1992).

Авторы критикуемой статьи отвечают на замечания I. P. le Roux (1994) относительно вопросов происхождения отложений свиты Двайк. По мнению авторов, аргументы, приведенные I. P. le Roux против импактного происхождения диамиктитов этой свиты не бесспорны. Так, дивергентная штриховка, указывающая на различные направления потоков и, следовательно, по мнению I. P. le Roux на мультифазность оледенения, а не на ударное событие, вполне может формироваться и в результате последнего. Подобный вывод подтверждается геол. фактами на примере изучения импактных диамиктитов (пост-позднеюрского возраста) в Юж. Германии (ударный кратер Рисс). Др. аргументы I. P. le Roux (геоморфологические признаки, характер распределения мощностей диамиктитов и др.), приводимые для доказательства ледникового происхождения свиты Двайк, также объясняются с позиций импактного происхождения отложений, при этом авторы статьи ссылаются, главным образом, на примеры из др. регионов Земли. Утверждение I. P. le Roux о невозможности формирования Капского складчатого пояса за одно ударное событие, подкрепленное выявленной полифазностью тектонических деформаций образований пояса, по мнению авторов также не бесспорно. Подобная полифазность деформаций могла быть инициирована и единым ударным событием, которое вызвало пролонгированную орогенную и тектоническую активность в регионе.
(Oberbeck V.R., Horz F., Bunch T., 1994).

Предпринята попытка сопоставить алмазы из кратера Рис в Германии с их аналогами из Попигайского кратера, близкими к т. н. карбонадо с лонсдейлитом Якутии, связанным с аллювиальным шлейфом рассеяния. Рентгенографические исследования показали, что зерна, извлеченные из зювитов кратера Рис, подобно Попигайским, состоят из микрокристаллического агрегата кубической и гексагональной фаз. Сходны оптические свойства алмазов. Окраска алмазов Рис несколько более темная и плотность их меньше, чем у Попигайских алмазов. Характер ударно-преобразованных породообразующих минералов позволяет оценить ударное давление перехода графит-алмаз в 40-45 ГПа. Алмазы частично испытали окисление и графитизацию.
(Масайтис В.Л., Шафрановский Г.И., Федорова И.Г., 1995).

Выделение вала внутреннего кратера импактных структур с центр. поднятием позволяет рассматривать его как важный элемент их строения при переходе к кольцевым импактным структурам. Сравнительное изучение Логойского кратера как импактной структуры с центр. поднятием и кратера Рис как кольцевой структуры, образованных в мишенях близкого строения и состава, показывают, что при увеличении диаметра структуры выше порогового значения, вал внутреннего кратера преобразуется в кольцевое поднятие кольцевой импактной структуры при одновременном уменьшении высоты центрального поднятия
(Гуров Е.П., Гурова Е.П., Ямниченко А.Ю., 1996).

Результаты двухмерного картирования содержания ряда элементов в стеклах кратеров Рисс, Вабар и лунном импактном стекле 60095. Хим. состав наблюдаемых в стеклах шлиров отличен от окружающего расплава. Выявлены разнообразные (от очень сильных до диффузионных) градиенты состава в точках соприкосновения отдельных шлиров или шлиров с матрицей. Однако основная часть шлиров не являются мономинеральными или монолитическими расплавами. Они сильно перемешаны и наблюдается только небольшое различие между составами их и матрицы. В лунном стекле шлиры встречаются редко. Шлиры кратера Рис обогащены Ca, Fe и Mg относительно окружающего расплава. Только редкие из шлиров обогащены Si или Al. В стеклах кратера Вабар идентифицированы 2 типа шлиров: оптически прозрачные кремнеземистого (100% SiO(,2)) состава и коричневого цвета, обогащенные Fe и Ni. Данные свидетельствуют об обширном внедрении вещества ударника (железного метеорита) в образованный расплав.
(See T.H., Wagstaff J., Yang V., Horz F., McKay G., 1996)

В процессе образования ударного кратера происходит растрескивание пород мишени вследствие прохождения ударной волны. В качестве мелкомасштабной аналогии используется 30-летний опыт подземных ядерных взрывов на полигонах США и СССР. Радиус зоны интенсивного разрушения пород составляет 4-6 радиусов полости в породе, произведенной взрывом. Внутри полости степень ударного метаморфизма пород крайне высока, образцы пород превращаются в песок при легком надавливании. Для кратеров Метеор (США), Рис (ФРГ), Пучеж-Катунский и Попигай (РФ) вычислены оценки макс. размера образующихся блоков породы и вылетевших фрагментов.
(Kocharyan G.G., Kostuchenko V.N., Ivanov B.A., 1996).

Выделение вала внутреннего кратера импактных структур с центр. поднятием позволяет рассматривать его как важный элемент их строения при переходе к кольцевым импактным структурам. Сравнительное изучение Логойского кратера как импактной структуры с центр. поднятием и кратера Рис как кольцевой структуры, образованных в мишенях близкого строения и состава, показывают, что при увеличении диаметра структуры выше порогового значения, вал внутреннего кратера преобразуется в кольцевое поднятие кольцевой импактной структуры при одновременном уменьшении высоты центрального поднятия.
(Гуров Е.П., Гурова Е.П., Ямниченко А.Ю., 1996).

Импактные алмазы из астроблем являются достаточно новым, уникальным и потому слабо изученным минералогическим объектом. Проведено ЭПР исследование коллекции импактных алмазов из астроблем Попигай (Россия), Рис (Германия), Садбери (Канада). Изучено более 50 образцов массой от 0.05 до 30.0 мг, характеризующихся различной плотностью (3.2-3.5 г/см{3}) и имеющих разнообразную окраску (бесцветные, белые, желтые с различной интенсивностью окраски). Исследования проводились на отдельных образцах на спектрометрах VARIAN (X-диапазон) и РЭ-1308 (Q-диапазон), в диапазоне температур от 4 до 300 К, при различных значениях мощности СВЧ-электромагнитных колебаний (0.0001-100 mW). В процессе измерения образцы находились в инертной атмосфере. Получены зависимости интенсивности и формы ЭПР-сигнала от мощности СВЧ-колебаний. В результате проведенных исследований в образцах обнаружено, по крайней мере, 3 различных вида центров: а) атомарный азот с изотропным g=2.0025+/-0.0003, A[||]=38.1 10{-4} cm{-1} и A['ПЕРПЕН']=27.1 10{-4} cm{-1}, б) изотропный центр с g=2.0030 и 'ДЕЛЬТА'H=6-9 Oe; в) анизотропный - с g-фактором в области g=2.0030 и 'ДЕЛЬТА'H=2-5 Oe. Анизотропные свойства данного центра проявляются только при исследовании на частоте 37 ГГц
(Сухаржевский С.М., Шафрановский Г.И., 1997).

Отмечается, что алмазы в метеоритах образовались, скорее всего, не только от ударов, но также в результате конденсации углерода в протопланетном облаке, причем в ходе этого процесса тяжелые изотопы ксенона внедрялись в алмазы и карбид кремния. Группа японских специалистов успешно воспроизвела этот процесс в лаборатории. Из работ Гилмора следовало, что те сростки карборунда с алмазом, которые они обнаружили в кратере Нордлинген Рис, возникли там путем конденсации паров из горных пород основания кратера. В этом их убедил тщательный изотопный анализ вещества сростков. Нордлинген не просто "стоит" на алмазах: из этих благородных кристаллов сложены и его древние крепостные сооружения, и церковь, и стены жилых домов. Всего в городе вместе с кратером содержится не меньше 72 тыс. т алмазов! Однако, крупнейшие из них не превышают в размере 200 мкм, так что вряд ли они заинтересуют ювелиров и дельцов.
(Бронштэн В.А., 1997).

В связи с открытием F. Buchner и др. (Z. dtsch Geol. Ges., 147/2, 1996, 169-181) в граупенских песчаниках гриммельфингерских слоев верхнего оттнанга близ Ульма обломков с явными следами ударного метаморфизма и частично визуально сходных с зуевитами Риса, развивается мысль о дориссовом возрасте обнаруженных импактитов, включая их перенос и отложение. Поскольку возраст импактитов Риса с большой точностью определен в 15 млн лет, а формирование долин с заполнением граупенскими песками по палеонтологической ситуации никак не менее 18-19 млн лет, делается вывод о дориссовом ударе небольшого метеорита в изученном регионе. Дается детальный анализ аргументов в пользу новой гипотезы и ошибочности выводов группы F. Buchner.
(Lemcke Kurt, 1997).

Выделено и исследовано 45 зерен импактных алмазов из образца зювита (1,2 кг) кратера Рис (карьер Оттинг, Германия). Размер апографитовых зерен от 25 до 300 мкм при толщине от 5 до 40 мкм. В зернах обнаружено высокое содержание лонсдейлита и признаки чаоитовой фазы. Кристаллооптические свойства, спектры ЭПР и ТЛ типичны для импактных алмазов. СЭМ-исследования позволили классифицировать их по фигурам природного травления и предложить механизм протекания этого процесса.
(Вальтер А.А., Еременко Г.К., Полканов Ю.А., Хренов А.Я., Сиебенсчок М., Шмидт Р.Т., Штеффлер Д., 1998).

Микроскопическое исследование в отраженном свете, а также лазерная Рамановская спектроскопия позволили выявить в гранат-кордиерит-силлиманитовых гнейсах метеоритного кратера Рис не только импактные алмазы, но и первичные графит-алмазные ассоциации. Структура графит-алмазных срастаний позволяет ясно идентифицировать прямое превращение графита в алмаз в твердом состоянии, которое может происходить в условиях шокового метаморфизма, при давлениях, достигающих 30-40 ГПа. Такие превращения наблюдаются только при наличии недеформированных пачек графитовых пластинок на контактах с гранатом, силлиманитом или рутилом, где сопротивление сдавливанию достигает максимальных величин. Резонанс шоковых волн короткой длины, соизмеримой с размером зерен пород, мог быть важным фактором динамического воздействия, способствующего переходу графит-алмаз на границах минеральных фаз. Рамановская спектроскопия выявила также тонкие неактивные пластинки углеродистой фазы между алмазами и деформированными листочками графита, природа которых остается неясной
(Goresy Ahmed El, Gillet Philippe, Chen Ming, Kunstler Friedel, Graup Gunther, Stahle Volker, 2001).

Дано краткое описание строения покровов выбросов вокруг кратеров Рис (Германия), Чиксулуб (Мексика) и Экремен (Австралия)
(Лосевская Н.В., 2002).

Центр этой структуры расположен в точке с координатами 17 с. ш. и 13 в. д. Внутреннее ее кольцо имеет диаметр около 10 км, внешнее - до 25 км. Многочисленные выходы импактных пород расположены как между указанными кольцами, так и за пределами внешнего кольца. С ними ассоциируют обширные зоны брекчирования. Кратер, глубиной до первых км, сложен импактно-осадочным материалом и продуктами разрушения брекчии и стекловидной массы. Возраст импактной структуры - 14,5 млн. лет. Подстилающие породы - граниты. Для импактных образований характерны резкие колебания содержаний FeO и Al[2]O[3] - от 1 до 62-80%, что объясняется быстрым застыванием импактного расплава. Проводится аналогия с импактными структурами Луны и Венеры
(Osinski Gordon R., 2004).

Этот импактный кратер выполнен ударной брекчией (зювитом) 2-х типов: внутренней и внешней. Наиболее интенсивному изменению подверглись первые, сконцентрированные в центральной части кратера. С глубиной они зонально меняются (снизу вверх): К - метасоматизация (с альбитизацией и хлоритизацией)->аргиллитизация (монтморилитизация, сапонитизация, иллитизация)->цеолитизация (анальцин, эрионит, клиноптилолит). Минерализующие флюиды - щелочные, в их составе значительную долю составляют метеорные воды
(Osinski G.R., 2005).

Проведены комплексные геотермические исследования теплового режима гигантской ударной структуры Чиксулуб (п-ов Юкатан, Мексика). Выполнена оценка равновесных значений градиента температуры по результатам термокаротажа, проводившегося в 2002-2004 гг. Определена эффективная теплопроводность пород, вскрытых в структуре Чиксулуб скважиной Яксопойл-1. Анализировались вариации плотности кондуктивного теплового потока вдоль скважины Яксопойл-1. Экспериментальные результаты интерпретируются с геолого-геофизической позиции. Особенности геотермических характеристик ударных структур обобщены с привлечением данных об ударных структурах Риис (ФРГ) и Пучеж-Катункская (Россия). Для уточнения равновесных значений т-ры, термоградиента и результатов расчета плотности ТП обработаны данные измерений т-ры, проводившихся в 2003 г. в Кольской и Воротиловской глубинных геолабораториях. Проведены исследования влияния пластовых условий на теплопроводность осадочных пород, вскрытых Тимано-Печорской глубокой научной скважиной
(Попов Юрий Анатольевич, 2006).

Кратер Нордлингер Рис является одним из наиболее детально изученных на Земле, имеет диаметр 24 км, глубину 750 м и обладает всеми признаками взрывного происхождения, к которым относятся:
1. наличие в кратере пород импактного генезиса - тагамитов, эювитов и перекрывающих их аллогенных брекчий;
2. присутствие вдоль внешней границы кратера клиппеновых брекчий - смещённых блоков осадочных пород, а так же - других признаков "бульдозерного" эффекта.;
3. наличие в импактитах пылевых частиц метеоритного вещества;
4. присутствие в импактитах высокобарических минералов - стишовита, коэсита, алмаза-лонсдейлита;
5. наличие выбросов из кратера в виде глыб размером до 20 м на расстояние от 60 до 140 км к восток-юго-востоку от кратера;
6. отсутствие в кратере инъецированных магматических пород (Хрянина, 1987).
Возраст кратера определён K-Ar методом и составляет 14,8+-0,7 млн.лет. Кратер приурочен к самой крупной на территории магнитной аномалии, связанной по всей вероятности, с породами палеозойского кристаллического фундамента, что говорит против его импактной природы.
Кратер Штейнхейм расположен в 40 км на ЗЮЗ от кратера Рис, абсолютный возраст его импактитов такой же, как у кратера Рис, что позволяет считать, что кратеры образованы осколками одного метеоритного тела. На одной оси с ними, в 60 км к ЗЮЗ от Штейнхейма, находится диатремовое поле Урах (более 250 диатрем). Возраст диатрем такой же, как и возраст кратеров Рис и Штейнхейм - 14,7 млн.лет по K-Ar. Кратер Рис локализован в зоне сочленения трёх валообразных поднятий фундамента различного простирания: ЮЗ, СЗ и ВСВ, что позволяет Бухеру (Bucher, 1963) доказывать эндогенную природу всех трёх образований. На продолжении линии Урах-Рис существует ещё одна, четвёртая структура - купол Стопфейнхейн.
Автор предлагает такую модель их образования: Болид Рис, пролетая над плато Швабский Альб, вступил в энергетические взаимодействия (гравитационные и электрические) с его недрами. Сначала образовалось поле диатрем Урах, затем болид инициировал взрывы из земныз недр, которые и образовали два кратера - Штейнхейм и Рис, а затем, на подлёте к будущему куполу Стопфейнхейн, взорвался сам. Тогда поднятие плато Швабский Альб можно связать с гравитационными приливообразующими силами со стороны болида (Трошичев и др., 1996), как и образование на его ЮВ склоне Дунайской флексуры. В пользу воздушного развала метеоритного тела Рис свидетельствует месторождение гетитовых руд вероятного метеоритного происхождения (Appel, Garges, 1991).


(Хазанович-Вульф К.К., 2007).



На главную
гМЮЕРЕ КХ бШ, ЙЮЙ ПЮГПЕЬЮЕРЯЪ ОЮПЮДНЙЯ нКЭАЕПЯЮ?
(тНРНЛЕРПХВЕЯЙХИ ОЮПЮДНЙЯ, ОЮПЮДНЙЯ нКЭАЕПЯЮ - ЩРН НДХМ ХГ ОЮПЮДНЙЯНБ ЙНЯЛНКНЦХХ, ГЮЙКЧВЮЧЫХИЯЪ Б РНЛ, ВРН БН бЯЕКЕММНИ, ПЮБМНЛЕПМН ГЮОНКМЕММНИ ГБ╦ГДЮЛХ, ЪПЙНЯРЭ МЕАЮ (Б РНЛ ВХЯКЕ МНВМНЦН) ДНКФМЮ АШРЭ ОПХЛЕПМН ПЮБМЮ ЪПЙНЯРХ ЯНКМЕВМНЦН ДХЯЙЮ. щРН ДНКФМН ХЛЕРЭ ЛЕЯРН ОНРНЛС, ВРН ОН КЧАНЛС МЮОПЮБКЕМХЧ МЕАЮ КСВ ГПЕМХЪ ПЮМН ХКХ ОНГДМН СОПЕРЯЪ Б ОНБЕПУМНЯРЭ ГБЕГДШ.
хМШЛХ ЯКНБЮЛХ ОЮПЮДНЯ нКЭАЕПЯЮ ГЮЙКЧВЮЕРЯЪ Б РНЛ, ВРН ЕЯКХ бЯЕКЕММЮЪ АЕЯЙНМЕВМЮ, РН ВЕПМНЦН МЕАЮ ЛШ МЕ СБХДХЛ, РЮЙ ЙЮЙ ХГКСВЕМХЕ ДЮКЭМХУ ГБЕГД АСДЕР ЯСЛЛХПНБЮРЭЯЪ Я ХГКСВЕМХЕЛ АКХФМХУ, Х МЕАН ДНКФМН ХЛЕРЭ ЯПЕДМЧЧ РЕЛОЕПЮРСПС ТНРНЯТЕП ГБЕГД. оПХ ОНЦКНЫЕМХХ ЯБЕРЮ ЛЕФГБЕГДМШЛ БЕЫЕЯРБНЛ, НМН АСДЕР ПЮГНЦПЕБЮРЭЯЪ ДН РЕЛОЕПЮРСПШ ГБЕГДМШУ ТНРНЯТЕП Х ХГКСВЮРЭ РЮЙФЕ ЪПЙН, ЙЮЙ ГБЕГДШ. нДМЮЙН Б ДЕКН БЯРСОЮЕР ЪБКЕМХЕ "СЯРЮКНЯРХ ЯБЕРЮ", НРЙПШРНЕ щДБХМНЛ уЮААКНЛ, ЙНРНПШИ ОНЙЮГЮК, ВРН ВЕЛ ДЮКЭЬЕ НР МЮЯ ПЮЯОНКНФЕМЮ ЦЮКЮЙРХЙЮ, РЕЛ АНКЭЬЕ ЯРЮМНБХРЯЪ ЙПЮЯМШЛ ЯБЕР ЕЕ ХГКСВЕМХЪ, РН ЕЯРЭ ТНРНМШ ЙЮЙ АШ "СЯРЮЧР", НРДЮЧР ЯБНЧ ЩМЕПЦХЧ ЛЕФГБЕГДМНИ ЯПЕДЕ. мЮ НВЕМЭ АНКЭЬХУ ПЮЯЯРНЪМХЪУ ЦЮКЮЙРХЙХ БХДМШ РНКЭЙН Б ПЮДХНДХЮОЮГНМЕ, РЮЙ ЙЮЙ ХУ ЯБЕР БНБЯЕ ОНРЕПЪК ЩМЕПЦХЧ ХДЪ ВЕПЕГ АЕЯЙПЮИМХЕ ОПНЯРНПШ бЯЕКЕММНИ. оНДПНАМЕЕ ВХРЮИРЕ Б FAQ ОН ЩТХПМНИ ТХГХЙЕ.

Bourabai Research Institution home page

аНПНБЯЙНЕ ХЯЯКЕДНБЮРЕКЭЯЙНЕ СВПЕФДЕМХЕ - Bourabai Research Bourabai Research Institution