1. Масайтис В.Л. (1973). Геологические последствия падений кратерообразующих метеоритов, М: Недра
  2. Голубев В.А., Карпов Г.М., Поповиченко В.А. (1974). Доп. АН УССР, сер. Б, No.1, с.10
  3. Юрк Ю.Ю., Ерьоменко Г.К., Полканов Ю.А. (1974). Доп. АН УССР, сер. Б, No.3, с. 244
  4. Масайтис В. Л. (1974). Некоторые древние метеоритные кратеры на территории СССР. Метеоритика, Issue 33, 64-68
  5. Вальтер А.А., Брянский В.П., Рябенко В.А., Лазаренко Евг.Е. (1976). О взрывной (метеоритной) природе Зеленогайской структуры на Украинском щите. Доклады АН СССР, Vol.229, No.1, с. 160-162
  6. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1977). Особенности гравитационного поля астроблем. Метеоритика, No.36, с. 113-119
  7. Масайтис В.Л., Райхлин А.И.,Селивановская Т.В. (1978). Общие принципы классификации и номенклатуры взрывных брекчий и импактитов.. Литология и полезные ископаемые, Issue 1, с. 125-133
  8. Масайтис В. Л. И др. (1978). Метеоритные кратеры и астроблемы на территории СССР. ДАН СССР, Vol.240, No.5, Part 11, с.1191-1193
  9. Райхлин А.И., Селивановская Т.В. (1979). Брекчии и импактиты взрывных метеоритных кратеров и астроблем.. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.: Наука, c. 65-80
  10. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1979). Геофизическая характеристика метеоритных кратеров. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.:Наука, с. 99-116
  11. Вальтер А.А., Гуров Е.П. (1979). Установленная и предполагаемая распространённость взрывных метеоритных кратеров на Земле и их сохранность на Украинском щите.. Метеоритные структуры на поверхности планет, М.: Наука, с. 126-148
  12. Масайтис В.Л. (1979). Основные черты геологии астроблем СССР.. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.: Наука, с, 173-191
  13. Масайтис В.Л. и др. (1980). Геология астроблем.. Ленинград: Недра
  14. Valter A.A., Dobryansky Yu.P., Lasarenko E.E., Tarasyuk V.K. (1982). Shock metamorphism of quartz and estimation of masses motion in the bases of Boltysh and ilyinets astroblemes of the Ukranian shield . Lunar and Planet. Sci. 13: Abstr. Pap. 13th Lunar and Planet. Sci. Conf., Houston, Tex., March 5-19, 1982. Pt 2., Houston, Tex., P. 819-820
  15. Вальтер А.К., Еременко Г.К., Тепикин В.Е., Магур Л.К., Лейко И.А. (1984). Сравнительный анализ микрокомпонентного состава горных пород Болтышского метеоритного кратера . Космохимия и метеоритика. Материалы 6 Всес. симп., Киев, С. 151-164
  16. Гуров Е.П., Гурова Е.П. (1984). Щелочные элементы в импактитах метеоритных кратеров Эльгыгыттын и Болтышского . Космохимия и метеоритика. Материалы 6 Всес. симп., Киев, С. 205-211
  17. Бойко А.К., Вальтер А.А., Вишняк М.М. (1985). О возрасте Болтышской впадины . Геол. ж., Vol.45, No.5, С. 86-90
  18. Gurov E.P., Gurova H.P. (1985). Boltysh astrobleme: impact crater pattern with a central uplift . Lunar and Planet. Sci. Vol. 16: Abstr. Pap. 16th Conf., March 11-15, 1985. Pt 1, Houston, Tex., P. 310-311
  19. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  20. Хрянина Л.П. (1987). Метеоритные кратеры на Земле.. , Л.: Недра
  21. Гуров Е.П., Гурова Е.П. (1988). Некоторые особенности строения кратеров с центральным поднятием. Тез. 8 Сов.-Амер. раб. встречи по планетол., 22-28 авг., М., 1988, С. 37-38
  22. Гуров Е.П., Гурова Е.П., Металиди С.В. (1988). Строение метеоритного кратера с центральным поднятием (на примере Болтышской астроблемы). Метеоритика - Москва, No.47, С. 175-178
  23. Фельдман В.И., Ряховский В.М. (1989). Некоторые петрологические особенности импактных расплавов . Метеоритика - (Москва), No.48, С. 170-183
  24. Sazonova L.V. (1989). Orthopyroxene of impact melts - indicator of impact melt cooling (Boltysh Astrobleme, USSR). Lunar and Planet. Sci. - Houston (Tex.), 1989. - Vol. 20: 20th Conf., March 13-17, 1989: Abstr. Pap., P. 950-951
  25. Вальтер А.А., Добрянский Ю.П., Лазаренко Е.Е. (1990). О режиме остывания мощной толщи импактитов (на примере Болтышской астроблемы) . XXI Всес. метеорит. конф. Миасс, 24-26 апр., 1990: Тез. докл., M., С. 33-34
  26. Сазонова Л.В. (1990). Морфология и химические составы ромбических пироксенов расплавных импактитов Болтышской астроблемы . Докл. АН СССР, Vol.310, No.6, С. 1429-143
  27. Вальтер А.А., Колесов Г.М. (1990). Распределение редкоземельных элементов в горных породах астроблем. Геохимия, No.7, С. 915-925
  28. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  29. Сазонова Л.В., Коротаева Н.Н., Симакин А.Г. (1992). Параметры образования расплавных импактитов. Геохимия , No.6, С. 871-880
  30. Gurov E.P., Gurova H.P., Yamnichenko A.Yu. (1995). The structure of complex impact craters and estimation of their preservation stage. Lunar and Planet. Sci. Vol. 26. Abstr. Pap. 26th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 13-17, 1995. Pt 1., Houston (Tex.), P. 535-536
  31. Gurov E.P. (1996). The Boltysh impact crater: lake basin with heated bottom. Role Impact Process. Geol. and Biol Evol. Planet Earth: Int. Workshop. Postojna, Sept. 27 - Oct. 2, 1996: Abstr. Geol. West Sloven. Field Guide , Ljubljana, P. 30-31
  32. Гуров Е.П., Хмельницкий А.Ф. (1996). Распространение и сохранность выбросов из импактных структур на примере кратеров Болтышского и Экремен . Астрон. вестн., Vol.30, No.1, P. 19-24
  33. Масайтис В.Л., Машак М.С. (1996). Перекристаллизация и бластез ударно-метаморфизованных пород в импактных структурах. Зап. Всерос. минерал. о-ва , Vol.125, No.4, С. 1-18
  34. Кашкаров Л.Л., Назаров М.А., Лоренц К.А., Калинина Г.В., Кононкова Н.Н. (1999). Трековый возраст Болтышской ударной структуры . Астрон. вестн., Vol.33, No.4, С. 291"98
  35. Кашкаров Л.Л., Назаров М.А., Калинина Г.В., Лоренц К.А., Кононкова Н.Н. (2000). Распределение урана в импактных стеклах Карской и Болтышской ударных структур. Москва, Вестник ОГГГГН РАН, Vol.2, No.2, Issue 12
  36. Лосевская Н.В. (2002). Строение толщи баллистических выбросов Болтышской импактной структуры (Украинский щит) . Геол. ж., No.3, С. 95-100
  37. Гуров Е.П., Келли С.П. (2003). О возрасте Болтышской импактной структуры . Геол. ж. , No.2, С. 92-98
  38. Ямниченко А.Ю. (2005). Морфология поверхности Болтышской импактной структуры . Геол. ж. , No.3, С. 42-46
  39. Graham, Bevan and Hutchison (1985). Catalogue of Meteorites. 4th Edition
  40. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  41. Hodge, Paul W., (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 рр.
  42. Holker Th., Deutsch A. (1996). Geochemistry of impact melt rocks from the Lappajarvi (Finland) and Boltysh (Ukraine) impact structures. Role Impact Process. Geol. and Biol. Evol. Planet Earth: Int. Workshop, Postojna, Sept. 27 - Oct. 2, Ljubljana, P. 33-34
  43. Schmidt, G. (1997). Clues to the nature of the impacting bodies from platinum-group elements (rhenium and gold) in borehole samples from the Clearwater East crater (Canada) and the Boltysh impact crater (Ukraine). Meteoritics and Planetary Science 32, 761-767.
  44. Schmidt G., Kratz K.-L., Palme H. (1997). Os, Re, Ir, Ru, Rh, Pd, Au in Borehole Samples from the Clearwater East Crater (Canada) and the Boltysh Impact Crater (Ukraine). In Lunar Planet. Sci. Conf. XXVIII, Abstract #1030, Lunar and Planetary Institute, Houston (CD-ROM).
  45. Jarmo Moilanen (2004). References.
  46. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  47. Другие ссылки из РЖ `ГЕОЛОГИЯ И ГЕОФИЗИКА`

В настоящее время на территории Украины диагностированы семь импактных структур. Важно отметить, что все метеоритные кратеры Украины за исключением Ильинецкого, являются погребенными структурами, установленными и изученными по керну скважин. Наибольшая из них - Болтышская импактная структура, диаметром 24 км, расположена в Кировоградской области. Зювиты, похожие на аналогичные породы Ильинецкого карьера, в этом кратере вскрыты некоторыми скважинами на глубине более 500 м под осадочными породами, заполняющими кратерную воронку.
На Украине обнаружен Болтышский кратер (диаметром около 25 км), возникший в результате падения метеорита более 100 млн. лет назад.
cm.


Район кратера на спутниковом снимке.


Цепочка структур Ротмистровская, Болтышская и Зеленогайская (по Вальтер А.А., Брянский В.П., Рябенко В.А., Лазаренко Евг.Е., 1976), дополненная Терновской астроблемой.


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

В последнее время установлен взрывной характер Болтышского (Голубев В.А. и др., 1974; Юрк Ю.Ю. и др., 1974; Масайтис В.Л., 1973) и Ротмистровского кратеров, расположенных на одной линии с Зеленогайским кратером примерно на одинаковом расстоянии, около 40 км, между ними. Одновозрастность этих структур весьма вероятна (мел). Можно предположить, что эта группа кратеров образовалась одновременно в результате падения фрагментов расколовшегося метеорита.
(Вальтер А.А., Брянский В.П., Рябенко В.А., Лазаренко Евг.Е., 1976).

Главными элементами строения Балтышской и Логойской астроблем являются заполненные импактными образованиями глубокие внутренние кратеры с центр. поднятиями и окружающие их мелкие периферические депрессии, обычно заполненные кратерными отложениями. Предполагается, что края внутренних кратеров при увеличении общего диаметра импактных структур преобразуются в кольцевые поднятия сложных астроблем.
(Гуров Е.П., Гурова Е.П., 1988).

Для объяснения процессов образования кратеров простой формы применяется аналитическая модель, рассматривающая движение в-ва внутри кратера на стадии экскавации. Качественное приложение этой модели для объяснения процессов образования кратера с центр. поднятием позволяет предполагать, что внутренний кратер образуется в результате течения в-ва по сложным нисходящим траекториям и не сопровождается выбросом материала. Образование центр. поднятия предполагается в конце стадии экскавации в результате упругой отдачи или выдавливания пород основания кратера потоком в-ва, направленным вниз и внутрь структуры. Внешний кратер образуется в результате течения в-ва по сложным восходящим траекториям и сопровождается его выбросом за пределы структуры. Края внутреннего кратера фиксируют положение поверхности, разделяющей восходящий и нисходящий потоки в-ва. Края внутреннего кратера являются структурным элементом, определяющим переход от кратеров с центр. поднятием к многокольцевым структурам. Этот переход в условиях земной поверхности в кристал. породах осуществляется в интервале диам. кратеров от 24-25 (Болтышский, East Clearwater) до 32 км и более (West Clearwater, Charlevoix).
(Гуров Е.П., Гурова Е.П., Металиди С.В., 1988).

Методом кластерного анализа хим. составов исследовались петрохимические особенности импактитов и пород мишени для трех астроблем: Жаманшин (Приаралье, СССР), Болтышской (Украина, СССР), Маникуаган (Канада). Для астроблем Жаманшин и Маникуаган выделены 2 типа импактных расплавов: высокогомогенизированных благодаря интенсивному перемешиванию при движении в полости кратера и гетерогенных, в значительной степени монопородных, которые формируются при струйных выбросах расплава, возникающего при внедрении метеорита в мишень и не успевающего перемешаться и гомогенизироваться до выброса и застеклования в воздухе. Расплавы первого типа фиксируются в донных залежах, второго - в закратерных выбросах и зювитах. В последнем случае они пространственно ассоциируются с гетерогенными стеклами и пемзами (характерно для астроблемы Жаманшин). Сравнение расплавных импактитов астроблем Болтышской и Маникуаган позволяет заключить, что в верхних частях мощных тел тагамитов (дореитов) должны проявляться закономерные отличия от основной массы расплава, связанные с его дегазацией.
(Фельдман В.И., Ряховский В.М., 1989).

Общая структура расплавных пород (подобных по хим. составу риолитам) Болтышской астроблемы микропорфировая. Микрофенокристаллы представлены полевыми шпатами и ортопироксенами (5-7%). Пироксены имеют правильную кристал., скелетную и сложную морфологию. Кристаллы сложной морфологии являются цельными внутри и скелетными снаружи. Микролиты также имеют различную морфологию. Наблюдаются определенные тенденции в изменении хим. составов от ортопироксенов правильной кристал. формы (I группы), через кристаллы скелетной морфологии (II группа) к микролитам (III группа). От I к III группе происходит увеличение содержания алюминия и частично кальция. Такая тенденция является аномальной (увеличение содержания Al и Ca в ортопироксенах отмечается обычно при повышении т-ры). Отмеченное явление связывается с историей охлаждения расплава. Правильные кристал. кристаллы, имеющие нормальный хим. состав, растут в относит. равновесии с расплавом (насыщенным флюидами, маловязким). Затем происходит отделение флюидной фазы, т-ра расплава падает, он становится вязким. На этой стадии (при неравновесных условиях) происходит рост скелетных кристаллов и микролитов с аномальным хим. составом.
(Sazonova L.V., 1989).

Распределение TR отражает первичный характер пород мишени и особенности генезиса импактитов. Кислые иргизиты кратера Жаманшин характеризуются отрицательной европиевой аномалией, основные - положит., что по-видимому, исключает использование модели их единого источника. Жильные импактиты Терновской астроблемы обогащены тяжелыми лантаноидами по сравнению с породами мишени. Это можно объяснить преимущественной экстракцией расплавом в-ва граната, обогащенного тяжелыми TR. Импактиты Болтышской астроблемы имеют унифицированный спектр TR по сравнению с породами мишени и в среднем меньшую амплитуду отрицательной европиевой аномалии, что обясняется относит. обогащением их плагиоклазовым миналом
(Вальтер А.А., Колесов Г.М., 1990).

Микровкрапленники ортопироксенов расплавных импактитов могут быть цельнотельными, сложными и скелетными. Микролиты также имеют различную форму. Наблюдаются определенные тенденции в изменении хим. составов в разных по размерам и морфологии группах ромбических пироксенов. Происходит увеличение содержания Al и Ca от ядра к краю и от микровкрапленников к микролитам. Такой характер зональности аномален и является обратной кинетической зональностью. Особенности морфологии и хим. составов ортопироксенов связаны с изменением условий жизни импактного расплава, прежде всего с увеличением скорости остывания импактного расплава и его вязкости.
(Сазонова Л.В., 1990).

На основании моделирования процессов, происходящих в ударных расплавах, и сопоставления петрографических и петрохимических особенностей расплавных импактитов с результатами экспериментов оценены начальные т-ры скорости остывания и т-ры затвердевания импактных расплавов астроблем Жаманшин и Болтышской. Показаны петрографические и геохимические различия расплавных импактитов, имеющих разные условия формирования.
(Сазонова Л.В., Коротаева Н.Н., Симакин А.Г., 1992).

Получена эмпирическая степенная зависимость глубина-диаметр внутренного кратера на основании данных о рельефе 3 сложных структур: Болтыш, Логойск, Ильинец. Периферийная часть сложных структур вокруг внутреннего кратера представлена мелкой круговой депрессией, заполненной отложениями кратера, породы ударного генезиса второстепенны или отсутствуют. Сопоставлены степень сохранности сложных структур и отношение диаметров периферийной депрессии и внутреннего кратера. Получена эмпирическая степенная зависимость глубины депрессии вокруг внутреннего кратера к диаметру структуры. Выделены 4 условных класса сохранности от эрозии среди ряда земных сложных структур, используя полученные эмпирические зависимости.
(Gurov E.P., Gurova H.P., Yamnichenko A.Yu., 1995).

Кратер с возрастом 90+-10 млн лет находится на сев. крыле Украинского щита; его диаметр составляет ~24 км при глубине до 580 м. Дно кратера после его формирования было заполнено расплавом, под воздействием которого на первом этапе атмосферные осадки из кратера испарялись и образование кратерного озера началось лишь после остывания расплава до 100 C и ниже. Горячая вода вступала в реакцию с породами стенок кратера и со сносимыми в него отложениями, изменяя их хим. состав. Высокая т-ра препятствовала развитию жизни и нижние 120 м разреза выполняющих кратер отложений совершенно лишены органических остатков. Следующий этап характеризовался накоплением осадков в условиях пресноводного бассейна с нормальной т-рой воды. Мощность этой части разреза, по палеофлористическим данным относимой к палеоцену, достигает 350 м. В эоцене и неогене кратер и прилегающие к нему участки были перекрыты осадками мощностью 160-180 м.
(Gurov E.P., 1996)

Болтышская импактная структура окружена частично эродированным покровом выбросов. Степень сохранности покрова определяется палеорельефом поверхности фундамента к моменту его отложения и исходной мощностью выбросов. Реликты покрова сохранились на площади около 6400 км{2} на территории, в пределах которой исходная мощность выбросов по расчетам составляла от 10 м и более. Предложена оценка диаметра кратера Экремен по мощности его выбросов.
(Гуров Е.П., Хмельницкий А.Ф., 1996).

Результаты анализа породообразующих, малых и рассеянных элементов, в т. ч. TR, а также изотопного состава Sr и Nd представляются для расплавного материала керна скважин залежей ударного расплава (с кластами и без) этих структур. Делается вывод о высокой степени геохимической гомогенности вещества по всем проанализированным элементам, кроме Rb и K в Болтышской структуре (что объясняется примесью вещества ударника). Однако свидетельств достижения изотопного равновесия (в масштабе кубометров вещества) не обнаруживается
(Holker Th., Deutsch A., 1996).

Результаты изучения строения покрова баллистических выбросов Болтышской импактной структуры мощностью в десятки м на расстоянии 20-25 км от центра кратера и в 1-3 м - на расстоянии около 45 км от структуры. Выделены два типа брекчий с разным строением и составом оболомочного материала: мономиктового состава, залегающие на кристаллических породах фундамента и полимиктовые, залегающие на поверхности брекчий первого типа. Обломки и породы брекчий содержат признаки ударных деформаций от слабых до умеренных степеней. Брекчии первого типа образовались в результате брекчирования поверхности мишени при падении крупных блоков пород, выброшенных из кратера по баллистическим траекториям, а второго - при отложении выброшенного из кратера материала.
(Лосевская Н.В., 2002).

Болтышская импактная структура диаметром 24 км и глубиной до истинного дна около 1 км расположена в центральной части УЩ в бассейне р. Тясмин - правого притока р. Днепр. Кратер образован в породах кристаллического основания, представленных в этом районе кировоградскими гранитами и биотитовыми гнейсами. По геологическим данным, нижняя возрастная граница образования кратера определяется как сеноман-турон на основании залегания толщи выбросов на поверхности фаунистически охарактеризованных осадочных отложений этого возраста в Ротмистровском кратере, а также присутствия в составе выбросов обломков верхнемеловых пород, представленных мелом и мергелем. Верхняя возрастная граница образования импактной структуры соответствует танетскому ярусу палеоцена согласно определениям палеофлоры в кратерных осадках импактной структуры, а также на основании залегания на поверхности выбросов фаунистически охарактеризованных осадочных пород монского яруса. Датировка расплавных импактитов Болтышского кратера калий-аргоновым методом, выполненная в различных лабораториях, показала значения от 55 млн лет до 170 млн лет. Наиболее часто цитируемым значением возраста Болтышской структуры является (88'+-'3) млн лет, которое приводится в списках импактных структур Земли. По этим данным, Болтышский кратер на Украине возрастом 88 млн лет и кратер Стин Ривер на Канадском щите возрастом 94 млн лет. упоминаются как импактные структуры, время образования которых наиболее близко к возрасту сеноман-туронского рубежа массового вымирания органического мира. По данным трекового метода, возраст стекловатых импактитов Болтышского кратера равен по двум определениям соответственно (96'+-'10) и (105'+-'13) млн лет. Более позднее определение возраста одного образца расплавного импактита составляет (60,5'+-'1,1) млн лет. Возраст мел-палеогенового кратера Чиксулуб, образование которого определило появление мел-палеогенового рубежа и массовое вымирание 47% органического мира, составляет (65,46'+-'0,6) млн лет. Возраст Болтышского кратера, по данным аргон-аргонового метода, равен (65,17'+-'0,64) млн лет, т. е. на 0,3 млн лет моложе кратера Чиксулуб. Хотя в пределах ошибки определения возраста этих двух кратеров можно предполагать их одновременное образование, степень непосредственного участия Болтышской импактной структуры в катастрофических событиях на границе мела и палеогена требует дальнейшего изучения для более полного понимания последовательности ударных событий в конце мезозойской эры. Важнейшие данные могут быть получены при изучении катастрофического мел-палеогенового слоя в Украине и в прилегающих регионах. При более молодом возрасте Болтышского кратера глобально распространенный катастрофический слой кратера Чиксулуб должен был отлагаться ранее Болтышских выбросов. В этом случае в центральной части УЩ он был бы уничтожен и перемешан с материалом выбросов Болтышского кратера. В случае относительно более древнего возраста Болтышской структуры глобально распространенный слой мог сохраниться в нижней части разреза толщи ее кратерных осадков. По мнению У. Альвареса, поиски катастрофического слоя в базальной части разреза Болтышского кратера представляют большой интерес
(Гуров Е.П., Келли С.П., 2003).

Болтышский кратер диаметром 24 км является наиболее крупной импактной структурой на Украинском щите и в юго-западной части Восточно-Европейской платформы. Импактная структура полностью заполнена посткратерными осадками и перекрыта толщей четвертичных отложений, в результате чего кратер слабо выражен в морфологии современной поверхности. Всестороннее изучение Болтышского кратера, в частности определение геохимическими методами ее возраста, представляет большой интерес в связи с установлением его одновременного образования с пограничным мел-палогеновым кратером Чиксулуб в Мексике, формирование которого явилось завершающим событием для мезозойской эры и знаменовало появление мел-палеогенового рубежа
(Ямниченко А.Ю., 2005).

Коды



На главную


гМЮЕРЕ КХ бШ, ВРН, ЙЮЙ Х БЯЪЙЮЪ ХДНКНОНЙКНММХВЕЯЙЮЪ ПЕКХЦХЪ, ПЕКЪРХБХГЛ ОПЕДЯРЮБКЪЕР ЯНАНИ ХМЯРПСЛЕМР ХДЕНКНЦХВЕЯЙНЦН ОНДВХМЕМХЪ НДМХУ КЧДЕИ ДПСЦХЛ Я ОНЛНЫЭЧ ЮАЯНКЧРМН АЕЯЯНБЕЯРМНИ ЛЮМХОСКЪЖХХ ХУ ОЯХУХЙНИ ДКЪ ДНЯРХФЕМХЪ ХМРЕПЕЯНБ НОПЕДЕКЕММШУ ЦПСОО КЧДЕИ, ЯРНЪЫХУ С ПСКЪ ЩРНИ БНПНБЯЙНИ ЛЮЬХМШ? оНДПНАМЕЕ ВХРЮИРЕ Б FAQ ОН ЩТХПМНИ ТХГХЙЕ.

Bourabai Research Institution home page

аНПНБЯЙНЕ ХЯЯКЕДНБЮРЕКЭЯЙНЕ СВПЕФДЕМХЕ - Bourabai Research Bourabai Research Institution