1. Кирюхин Л.Г., Флоренский П.В., Соболев Ю.С. (1969). Загадка Жаманшина. Природа, No.3, С. 70
  2. Зоткин И.Т., Цветков В.И. (1970). О поисках метеоритных кратеров на Земле. Астрономический вестник, No.1, Issue 4, С. 5-65
  3. Флоренский П.В. (1977). Первая находка тектитов в СССР. Метеоритика, No.36, с. 120-122
  4. Масайтис В.Л. И др. (1978). Метеоритные кратеры и астроблемы на территории СССР. ДАН СССР, Vol.240, No.5, Part 11, с.1191-1193
  5. Райхлин А.И., Селивановская Т.В. (1979). Брекчии и импактиты взрывных метеоритных кратеров и астроблем.. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.: Наука, c. 65-80
  6. Дабижа А.И., Федынский В.В. (1979). Геофизическая характеристика метеоритных кратеров. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.:Наука, с. 99-116
  7. Вальтер А.А., Гуров Е.П. (1979). Установленная и предполагаемая распространённость взрывных метеоритных кратеров на Земле и их сохранность на Украинском щите.. Метеоритные структуры на поверхности планет, М.: Наука, с. 126-148
  8. Масайтис В.Л. (1979). Основные черты геологии астроблем СССР.. Метеоритные структуры на поверхности планет., М.: Наука, с, 173-191
  9. Масайтис В.Л. и др. (1980). Геология астроблем.. Ленинград: Недра
  10. Флоренский П.В., Дабижа А.И. (1980). Метеоритный кратер Жаманшин. , М.: Наука
  11. Бойко Я.И., Гладкова В.И. (1984). Дислокации верхнемеловых отложений в метеоритном кратере Жаманшин (Западный Казахстан) . Бюл. Моск. о-ва испыт. природы. Отд. геол. , Vol.59, No.6, С. 63-67
  12. Badyukov D.D. (1985). High pressure phases in impactites of the Zhamanshin crater/USSR . Lunar and Planet. Sci. Vol. 16: Abstr. Pap. 16th Conf., March 11-15, 1985. Pt 1, Houston, Tex., P. 21-22
  13. Изох Э.П. (1986). Петрохимия пород мишени, импактитов и тектитов астроблемы Жаманшин . Косм. вещество и Земля, Новосибирск, С. 159-203
  14. Koeberl C., Badyukov D.D., Nazarov M.A. (1986). Blue glass from Zhamanshin impact crater (USSR). Lunar and Planet. Sci. - Houston, Tex., s. a.. - Vol. 17: 17th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 17-21, 1986: Abstr. Pap., P. 430-431
  15. Фельдман В.И. (1987). Каталог астроблем и метеоритных кратеров Земли. Метеоритика, Issue 46, с. 154-171
  16. В.А.Бронштэн (1987). Метеоры, метеориты, метеороиды. АН СССР, C. 169
  17. Пронин В.Г., Миронов Ю.В., Бабанова А.М. (1987). Новые данные о кратере Жаманшин (Северное Приаралье). Метеорит. кратеры и импактиты. 20 Всес. метеорит. конф., Таллин, 10-12 февр., 1987. Ч. 1. Тез. докл., М., С. 50-51
  18. (1988). Актуальные вопросы метеоритики в Сибири.. Сб. науч. тр. Ин-т геол. и геофиз. СО АН СССР, Новосибирск: Наука, 256 с.
  19. Аракелянц М.М., Шуколюков Ю.А., Данг Ву Минь, Изох Э.П. (1988). К-Ar-возраст тектитов Вьетнама и астроблемы Жаманшин. Актуал. вопр. метеоритики в Сибири , Новосибирск, С. 239-244
  20. Фельдман В.И., Ряховский В.М. (1989). Некоторые петрологические особенности импактных расплавов . Метеоритика - (Москва), No.48, С. 170-183
  21. Raikhlin A.I., Kirikov A.D., Kozlov V.S. (1989). Fe('3+) in impact glasses and tektites. Lunar and Planet. Sci. - Houston (Tex.), 1989. - Vol. 18: 18th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1987: Abstr. Pap., P. 810-811
  22. Волкова В.С. (1990). Палинологическая характеристика и возраст импактного слоя, связанного с кратером Жаманшин [Казахстан]. АН СССР. СО. Ин-т геол. и геофиз., Комис. по метеоритам и косм. пыли // Следы косм. воздействий на Землю , Новосибирск, С. 202-206
  23. Изох Э.П. (1990). Геологические данные о возрасте импактного кратера Жаманшин. ХХI всесоюзная метеоритная конференция 24-26 апреля 1990г, АН СССР, Москва, С. 83-84
  24. Коротаева Н.Н., Сазонова Л.В. (1990). Связь пористости и состава расплавных импактитов астроблемы Жаманшин (СССР). XXI Всес. метеорит. конф., Миасс, 24-26 апр., 1990: Тез. докл., М., С. 107-108
  25. Сазонова Л.В., Коротаева Н.Н. (1990). Природа химических и фазовых неоднородностей некоторых стекол астроблемы Жаманшин . XXI Всес. метеорит. конф. Миасс, 24-26 апр., 1990: Тез. докл., М., С. 174-175
  26. Вальтер А.А., Колесов Г.М. (1990). Распределение редкоземельных элементов в горных породах астроблем. Геохимия, No.7, С. 915-925
  27. Изох Э.П.; АН СССР. СО. Ин-т геол. и геофиз., Комис. по метеоритам и косм. пыли (1990). Геологические данные о возрасте ударного кратера Жаманшин . Следы косм. воздействий на Землю, Новосибирск, С. 176-188
  28. В.Л.Масайтис, А.И.Райхлин, Ю.Д.Уткина, А.М.Зайцев (1990). Исследование керна глубоких скважин, пробуренных в кратере Жаманшин.. ХХI всесоюзная метеоритная конференция 24-26 апреля 1990г., АН СССР, Москва, с. 137
  29. Verchovsky B., Feldman V.I. (1990). Noble gases in some impactites and tektites . Meteoritics, Vol.25, No.4, P. 416-417
  30. Алексеев А.С. и др. (1991). Оценки частоты падения небесных тел на Землю, исследование возможности заблаговременного их обнаружения и изменения траекторий. Отчёт по НИР, АН СССР ВЦ, Новосибирск , 128 с.
  31. Kapustkina I.G. (1991). Some peculiarities of the irgizites construction and composition. Lunar and Planet. Sci. Vol. 22. Abstr. Pap. 22nd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1991. Pt 2, Houston (Tex.), P. 679-680
  32. Изох Э.П. (1991). Импактный кратер Жаманшин и проблема тектитов. Геол. и геофиз., No.4, С. 3-15
  33. Сазонова Л.В., Коротаева Н.Н., Симакин А.Г. (1992). Параметры образования расплавных импактитов. Геохимия , No.6, С. 871-880
  34. Новиков И.С. (1992). Особенности рельефа импактной структуры Жаманшин (Тургайское плато) . Геол. и геофиз., No.1, С. 30-37
  35. Фельдман В.И., Сазонова Л.В. (1993). Условия образования и застывания импактных расплавов в астроблеме Жаманшин. Петрология - Россия, Vol.1, No.6, С. 596-614
  36. Колесников Е.М., Глазовская Л.И. (1994). Новые результаты калий-аргонового изотопного датирования астроблемы Жаманшин. Петрология - Россия, Vol.2, No.6, С. 653-657
  37. Комаров А.Н., Масайтис В.Л. (1995). Еще раз о возрасте и составе импактных стекол кратера Жаманшин. Геохимия, No.5, P. 764-768
  38. Glazovskaya L.I., Masaytis V.L. (1996). Geochemical peculiarities of tektites and impact glasses of the Zhamanshin crater. 3rd Int. Conf. Natur. Glasses, Jena, March 21-23, 1996: Abstr. and List Partic., Jena, P. 6
  39. Arbusova E.E., Fel'dman V.I. (1999). Volatilization of matter during impact process in Zhamanshin structure. Vernadsky-Brown Microsymposium 30, Moscow, P. 1-2
  40. Жаркова Е.В., Кадик А.А., Агрие П., Скрипник А.Я., Сенин В.Г. (2001). Летучесть кислорода тектитов из различных регионов. 14 Российское совещание по экспериментальной минералогии, п. Черноголовка, Моск. обл., 2-4 окт., 2001, п. Черноголовка (Моск. обл.): Богородский печатник, С. 260
  41. Лебедева С.М., Вишневский С.А., Еремяшев В.Е., Быков В.Н. (2001). Исследование тектитов и жаманшинитов методом мессбауэровской спектроскопии . Некристаллическое состояние твердого минерального вещества, Сыктывкар: Геопринт, С. 169-171
  42. Вишневский С.А., Гилинская Л.Н., Лебедева С.М., Пальчик Н.А., Поспелова Л.Н. (2002). Флюидальные тонко-полосчатые импактные стекла в зювитах некоторых астроблем (и среди некоторых тектитов): аккреционно-смесительная модель образования во взрывном облаке крупных импактных событий . Урал. минерал. сб., No.12, С. 234-310
  43. Рыбаков В.Н. (2003). Петрологические особенности криптовзрывных стекол на примере жаманшинитов. 20 Всероссийская молодежная конференция "Строение литосферы и геодинамика", Иркутск, 25-30 апр, Иркутск: Изд-во Ин-та зем. коры СО РАН, С. 168-169
  44. Скублов Г.Т., Тюгай О.М. (2004). Петрохимическая модель образования тектитоподобных стекол кратера Жаманшин и связь их с лунными импактогенезом . Зап. Всерос. минерал. о-ва , Vol.133, No.6, С. 95-117
  45. Марчук Ан.Г., Симонов К.В., Перетокин С.А. (2005). Выявление возможных импактных кратеров на поверхности Земли методом обработки цифрового рельефа. Всеросс. конф. АКО-2005, 3-7 октября 2005, г. Санкт-Петербург, C. 241-244.
  46. Еремяшев В.Е., Рыбаков В.Н. (2006). Особенности анионной структуры импактных стекол из кратера Жаманшин: результаты исследований методом локальной спектроскопии комбинационного рассеяния . Ежегодный семинар по экспериментальной минералогии, петрологии и геохимии (ЕСЭМПГ-2006), Москва, 18-19 апр., 2006, М., 2006, С. 27-28
  47. Воловецкий М.В., Русаков В.С. (2006). Окислительное и структурное состояние атомов железа в тектитовых и импактитовых стеклах . Ежегодный семинар по экспериментальной минералогии, петрологии и геохимии (ЕСЭМПГ-2006), Москва, 18-19 апр., 2006, М., С. 14-15
  48. Хазанович-Вульф К.К. (2007). Диатремовые шлейфы астроблем или "болидная модель" образования кимберлитовых трубок. Из-во "Геомастер", Петрозаводск, 272с.
  49. Бойко Я.И., Коробков В.Ф., Баймагамбетов Б.К., Сапожников П.К., Улукпанов К.Т. (2009). Астроблема Жаманшин: нереализованные и предстоящие задачи исследований. Урал. геол. ж., No.6, С. 40-50
  50. Зейлик Б.С. (2009). Проблема космической охраны планеты для сохранения жизни на Земле (кольцевые структуры- геологическое свидетельство вулканизма и космогенных катастроф). Отечественная геология, No.2, С. 61-71
  51. Zbik Marek, Florenski P.W. (1984). Pore space of impactites from the Zhamanshin meteoritical crater. Bull. Pol. Acad. Sci.: Earth. Sci., Vol.32, No.1, P. 45-52
  52. Koeberl C., Kluger F., Kiesl W. (1985). Zhamagshin and Aouelloul impact glasses: major element chemistry, correlation analyses, and parent material . Chem. Erde, Vol.44, No.1, P. 47-65
  53. Murali A.V., Zolensky M.E., Sommer M.A., Blanchard D.P. (1986). Tektite-like bodies from Lonar crater, India. Lunar and Planet. Sci. Vol. 17: 17th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 17-21, 1986. Abstr. Pap. Pt 2: Me-Z, Houston, Tex., P. 579-580
  54. Grieve R.A.F. (1987). Terrestrial impact structures. Ann.Rev.Earth Planet.Sci., Vol.15, p. 245-270
  55. (1988). Astronauts guide to terrestrial impact craters.. Space Shuttle Earth Observation Project, Lunar and Planetary Institute (March 1988).
  56. Jakes P., Sen S., Matsuishi K. (1991). Tektites, experimental equivalents and properties of superheated (impact) melts . Lunar and Planet. Sci. Abstr. Pap. 22nd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 18-22, 1991 - Vol. 22 , Houston (Tex.),, P. 633-634
  57. Matsubara Kayo, Matsuda Jun-ichi, Koeberl Christian (1991). Noble gases and K-Ar ages in Aouelloul, Zhamanshin, and Libyan Desert impact glasses. Geochim. et cosmochim. acta , Vol.55, No.10, 2951-2955
  58. McHone John F., Dietz Robert S. (1992). Earth's multiple impact craters and astroblemes . Lunar and Planet. Sci. Vol. 23. Abstr. Pap. 23rd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1992, Pt 2., Houston (Tex.), P. 887
  59. Storzer D. (1992). Microtektite hunting and mineral wool shot . Lunar and Planet. Sci. Vol. 23. Abstr. Pap. 23rd Lunar and Planet. Sci. Conf., March 16-20, 1992. Pt 4, Houston (Tex.), P. 13-73
  60. Hodge, Paul W., (1994). Meteorite craters and impact structures of the Earth. Cambridge University Press , 122 рр.
  61. Blumberg D.G., McHone J.F., Kuzmin R., Greeley R. (1995). Radar imaging of impact craters by SIR/C/X-SAR. Lunar and Planet. Sci. Vol. 26. Abstr. Pap. 26th Lunar and Planet. Sci. Conf., March 13-17, 1995. Pt 1., Houston (Tex.), P. 139-140
  62. Burba G.G. (1997). Ecosystem-structure analysis applied to indication and study of earth astroblemes. LPI Contrib., No.922, P. 7
  63. Jarmo Moilanen (2004). References.
  64. John G. Spray, Director PASSC (2005). Impact Structures listed by Name. Current total number of confirmed impact structures: 172 .
  65. Osinski Gordon R. (2006). The geological record of meteorite impacts. 40th ESLAB First International Conference on Impact Cratering in the Solar System, 8-12 May 2006., Noordwijk,The Netherlands
  66. Другие ссылки из РЖ `ГЕОЛОГИЯ И ГЕОФИЗИКА`

Находки плавленого стекла.
(Зоткин И.Т., Цветков В.И., 1970).

(В статье рассказывается об исследованиях П.В. Флоренского астроблемы Жаманшин и открытии в ней тектитов):
"Флоренский запишет в тетрадь: "Совершили облет урочища. Астроблема сфотографирована с высоты пять тысяч метров". В Москве, когда будут получены снимки, он обнаружит на них несколько мини-кратеров, рассыпанных вокруг главной впадины... "В тот день, когда все это случилось, Жаманшин был так же красив, как и аризонская "лунка", которую туристы обозревают за доллары". В тот день... Семьсот тысяч лет назад.
"Тектиты обнаружены еще и в Австралии, и на Филиппинах, и в Чехословакии. Кратеров рядом там нет, а оплавленные стекла есть. Откуда они взялись? Вероятнее всего, брызги взрыва долетели туда из каких-то других точек, где небесное тело врезалось в землю... Но Жаманшин - особый случай, совсем особый. Нигде на планете тектиты не найдены около кратера.
...Древние пласты, обнаруженные нами, залегают на Жаманшине поверх молодых... На кратерном валу и сегодня стоят вздыбленные, вывороченные коренные породы. А в степи они уложены горизонтально и в том порядке, как требует природа."
...В те дни, когда космонавты Коваленок и Иванченков вели съемку Приаралья с борта "Салюта", ... сопки Жаманшина обрели очертания кратерного вала, а внутри залегли тени."
(Е. ДВОРНИКОВ. "Впадина." // Правда, 1981, 24 апреля. cm.)

Автор с 1980 г. изучал этот пояс (ААТП - Австрало-Азиатский Тектитовый) во Вьетнаме и в импактном кратере Жаманшин (к северу от Арала) - единственном на Земле, где вместе лежат тектиты и импактиты.
Внеземное происхождение Австрало-Азиатских тектитов (включая тектиты Жаманшина) неизбежно следует из известного парадокса возраста, т.е. значительной разницы между радиогенным возрастом тектитов, фиксирующим момент их формирования (0.4 - 11.0 млн лет) и временем их приземления (~ 10000 лет). Этот последний ("земной") возраст удостоверяется тем, что тектиты повсюду вдоль ААТП залегают главным образом в одном стратиграфическом горизонте как раз на границе между плейстоценом и голоценом. Отсутствие в пределах ААТП гигантского импактного кратера - предполагаемого земного источника тектитов - является самым уязвимым местом Земной импактной гипотезы и служит еще одним свидетельством того, что тектиты действительно "выпали с неба"...
Кратер Жаманшин окружен роем мелких кратерков-сателлитов, что также указывает на фрагментацию ударника при его относительно крутой траектории падения...
Иридиевая аномалия, впервые установленная автором во Вьетнаме и в окрестностях Жаманшина, является еще одним признаком космогенной природы катастрофы.
(Доклад Э.П. Изоха "Глобальная космогенная катастрофа ~10000 лет тому назад, вызванная столкновением Земли с кометой и выпадением Австрало-Азиатских тектитов" на международной конференции "Проблемы защиты Земли от столкновения с опасными объектами" г. Снежинск Челябинской обл. 26-39 сент. 1994. cm.)


Урочище Жаманшин (вид с южного вала)
(Флоренский, 1977)


Космический снимок со спутника Landsat импактного кратера Жаманшин. (Марчук и др., 2005)


Обзор статей (из РЖ ВИНИТИ "Геология и геофизика"):

Примечательной особенностью кратера Жаманшин является присутствие в нем тектитов (иргизитов), ударных стекол (жаманшинитов) и микротектитов. Такой набор этих образований в одной ударной структуре является уникальным в изучении поведения хим. элементов в ударном процессе. Намечена программа исследования минералогии, петрологии и хим. состава собранных образцов стекол и вмещающих пород. Первыми исследовались голубые стекла, которые имеют слоистую структуру с различной цветовой интенсивностью: от светло-голубой до темно-синей почти черной. Изучение состава различных слоев только начато с помощью микрозонда. Предварительные результаты нейтронно-активационного анализа по содержанию рассеянных элементов в голубых стеклах показали, что они более сходны с жаманшинитами, чем с иргизитами. Кроме того, в них больше содержится TR и летучих элементов, чем в иргизитах. Так же, как и для глубоких стекол, приводятся данные по содержанию рассеянных элементов в четырех образцах иргизитов.
(Koeberl C., Badyukov D.D., Nazarov M.A., 1986).

Лонар является базальтовым аналогом кратера Жаманшин в СССР, где также одновременно присутствуют импактиты и тектиты.
(Murali A.V., Zolensky M.E., Sommer M.A., Blanchard D.P., 1986).

Очень интересным оказался метеоритный кратер Жаманшин (диаметр 5 км) в Казахстане, изученный геологом П.В.Флоренским. Вблизи этого кратера впервые на территории СССР были найдены тектиты -чёрные оплавленные стёкла, происхождение которых несомненно связано с падением крупных метеоритов.
(В.А Бронштэн, 1987)

Дана сводка наблюдений электрофонных болидов за 300 лет, выполненная по литературным и архивным материалам, описываются крупные болиды последних лет, отмечена корреляция болидной активности величины геомагнитного поля. Приводятся результаты многоплановых исследований последних лет по проблеме Тунгусского метеорита. Рассматриваются тектиты Вьетнама и астроблемы Жаманшин.
(1988. Актуальные вопросы метеоритики в Сибири.)

Возраст проанализированных вьетнамских тектитов варьирует от 0,68 до 0,99 млн. лет, для 10 образцов он составляет в среднем 0,81 млн. лет, что соответствует наиболее часто встречающимся датировкам австрало-азиатстких тектитов вообще. Образцы были отобраны из стратиграфического горизонта с возрастом 5-10 тыс. лет, что является одним из доказательств возрастного пародокса тектитов во Вьетнаме. Возраст кислых жаманшинитов, аналогичных тектитам типа Муонг-Нонг, от 0,73 до 1,01 млн. лет, для 5 образцов он в среднем 0,84 млн. лет, что подчеркивает их сходство с тектитами Вьетнама. Намечены задачи дальнейших исследований, необходимых для решения проблемы происхождения тектитов.
(Аракелянц М.М., Шуколюков Ю.А., Данг Ву Минь, Изох Э.П., 1988).

Методом кластерного анализа хим. составов исследовались петрохимические особенности импактитов и пород мишени для трех астроблем: Жаманшин (Приаралье, СССР), Болтышской (Украина, СССР), Маникуаган (Канада). Для астроблем Жаманшин и Маникуаган выделены 2 типа импактных расплавов: высокогомогенизированных благодаря интенсивному перемешиванию при движении в полости кратера и гетерогенных, в значительной степени монопородных, которые формируются при струйных выбросах расплава, возникающего при внедрении метеорита в мишень и не успевающего перемешаться и гомогенизироваться до выброса и застеклования в воздухе. Расплавы первого типа фиксируются в донных залежах, второго - в закратерных выбросах и зювитах. В последнем случае они пространственно ассоциируются с гетерогенными стеклами и пемзами (характерно для астроблемы Жаманшин). Сравнение расплавных импактитов астроблем Болтышской и Маникуаган позволяет заключить, что в верхних частях мощных тел тагамитов (дореитов) должны проявляться закономерные отличия от основной массы расплава, связанные с его дегазацией.
(Фельдман В.И., Ряховский В.М., 1989).

Методом электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) изучалось положение Fe('3+) в структуре импактных стекол и тектитов. Абс. содержание Fe('3+) в стеклах определялось при сравнении спектров стекол со спектрами стандартов с известными содержаниями Fe('3+). Объектами изучения являлись ударные стекла из коптоклазитов Попигайской астроблемы, стекловатые бомбы из импактного кратера Эльгыгытгын, жаманшиниты и иргизиты из астроблемы Жаманшин, а также тектиты (индошиниты и молдавиты) и обсидианы. Обнаружено, что ЭПР-спектры закаленных стекол Попигайской астроблемы и тектитов близки. В этих стеклах содержится минимальное кол-во Fe('3+). В бомбах кратера Эльгыгытгын, иргизитах и жаманшинитах содержится самое большое кол-во структурного Fe('3+) и субмикроскопических магнетитовых выделений. ЭПР-спектры обсидианов указывают на высокое содержание в этих стеклах гематитовых выделений, отсутствующих в тектитах и импактных стеклах. Данные по ЭПР-спектроскопии подтверждаются ииследованиями с помощью мессбауровской спектроскопии. Особенности ЭПР-спектров разных стекол связаны с условиями возникновения последних.
(Raikhlin A.I., Kirikov A.D., Kozlov V.S., 1989).

Распределение TR отражает первичный характер пород мишени и особенности генезиса импактитов. Кислые иргизиты кратера Жаманшин характеризуются отрицательной европиевой аномалией, основные - положит., что по-видимому, исключает использование модели их единого источника. Жильные импактиты Терновской астроблемы обогащены тяжелыми лантаноидами по сравнению с породами мишени. Это можно объяснить преимущественной экстракцией расплавом в-ва граната, обогащенного тяжелыми TR. Импактиты Болтышской астроблемы имеют унифицированный спектр TR по сравнению с породами мишени и в среднем меньшую амплитуду отрицательной европиевой аномалии, что обясняется относит. обогащением их плагиоклазовым миналом
(Вальтер А.А., Колесов Г.М., 1990).

Сам импактный слой прослеженный на 200-250 км к С.-В. от кратера, содержит единичные зерна пыльцы ныне живущих растений, по которым из-за их малого количества нельзя оценить характер ландшафта в период их формирования. Причина малого содержания пыльцы в импактном слое и в коррелятной ему погребенной почве неясна. Возможно, что связано с кратким периодом формирования слоя и отсутствием растительного покрова вблизи кратера. Не исключено выжигание растительности в момент катастрофы. Отложения, залегающие под современной почвой и слагающие самые верхние части разрезов 3-5-метровых террас, имеют голоценовый, послепребореальный возраст. Отложения под импактным слоем имеют различную мощность. В центре кратера они залегают с большим стратиграфическим перерывом на породах среднего эоцена. Возраст их считается четвертичным. Они формировались в несколько иных климатических условиях, чем покровные лессовидные суглинки над импактным слоем. Возраст кратера Жаманшин скорее всего отвечает рубежу плейстоцена и галоцена.
(Волкова В.С., 1990).

Открыт слой, синхронный ударному взрыву, и прослеженный на расстояние более 200 км от кратера на северо-восток. Слой обогащен железом, марганцем, иногда никелем и хромом, изредка углистым веществом. Судя по приуроченности слоя к основанию последнего члена стратиграфического разреза - покрову лессовидных суглинков - супесей, к 3-5-метровым речным террасам и к несогласию на рубеже плейстоцена и голоцена, возраст слоя не моложе голоцена, т. е. ~10 тыс. лет. Возраст тектитов из кратера 0,7-1,0 млн лет. Геологическая позиция кратера Жаманшин и обнаруживаемый в нем парадокс возраста тектитов позволяют сопоставлять кратер с Австрало-Азиатским поясом выпадения тектитов и относить происхождение обоих объектов за счет общей причины: столкновения с Землей крупной тектитоносной кометы, что вызвало цепь взаимосвязанных глобальных катастрофных явлений.
(Изох Э.П., 1990).

В импактитах (главным образом стеклах) из метеоритных кратеров с возрастами в диапазоне от 0.05 (Барринджер, США) до 720 млн. лет (Янисъярви, СССР), а также тектитах из Вьетнама и кратера Жаманшин были измерены концентрации He, Ne, Ar, Xe и изотопные составы Ne, Ar и Xe. Изотопные данные указывают на присутствие двух компонентов инертных газов: радиогенного ((4)He и (40)Ar) и атмосферного. Большая часть радиогенного (4)He и (40)Ar должна была образоваться после формирования импактитов. Это предположение основано, с одной стороны, на корреляции между (40)Ar(рад.) и известным возрастом кратеров, из которых были взяты образцы, и, с др. стороны, на низкой величине отношения (4)He/(10)Ar(рад.) в образцах (в основном <1). Во всех образцах относительно высокие концентрации атмосферных благородных газов. Предполагается, что причиной высоких величин фактора фракционирования f(Ne) в тектитах и импактитах является обезгаживание ударно-имплантированных газов за счет образования пузырьков, которое должно были произойти после уменьшения давления, но перед охлаждением расплава.
(Verchovsky B., Feldman V.I., 1990).

С помощью сканирующего электронного микроскопа с аналитической приставкой изучены 24 частицы иргизитов (тектитов кратера Жаманшин). Описываются частицы с содержанием SiO(,2) ок. 75%. Характерная черта их строения - наличие изогнутых полос, нередко повторяющих форму частицы. Полосы шириной 10-20 мкм (в среднем) имеют диффузные границы. Характерная черта валового состава 16 иргизитов - крайняя хим. однородность, отсутствие (в пределах чувствительности метода) разницы составов ядра и периферии частицы, как и участков в ней с различной пористостью. Лишь в полосах наблюдается понижение (относительно матрицы) содержания SiO(,2) и повышение содержаний FeO, MgO и CaO. Обсуждается модель, согласно которой образование иргизитов связывается с таким движением микропорций ударного расплава в газовом облаке, при котором перемешивания капель разного состава не происходит, но капли сталкиваются между собой и в зоне стыковки (будущие полосы) селективно испаряются
(Kapustkina I.G., 1991).

Кратер Жаманшин (Северное Приаралье) - единственный на Земле импактный кратер с импактитами и тектиами одновременно. Тектиты здесь представлены двумя разновидностями: иргизитами и кислыми жаманшинитами, которые не имеют аналогов среди пород мишени. Предполагается, что это - внеземные вулканические стекла. Кратер совпадает с простиранием гигантского Австрало-Азиатского пояса тактитов. Он тесно с ним связан, судя по составу и возрасту тектитов, а также по резкой разнице между изотопным возрастом тектитов и их геол. положением, т. е. по известному парадоксу возраста. С кратером связан геохимически аномальный слой, обогащенный Ni, Co, Cr, Mn, Ir и др., приуроченный к рубежу плейстоцена-галоцена. На этом рубеже произошла глобальная катастрофа (в том числе вымирание мамонтовой фауны), вызванная, судя по изложенным в статье данным, космогенной причиной: столкновением с Землей крупной тектитоносной кометы
(Изох Э.П., 1991).

Для определения высокотемпературных (Т>Т(,ликв.)) физ. свойств ударных расплавов измерены рамановские спектры естественных высококремнеземистых, с близкими составами, стекол ударных кратеров Вабар, Дарвин, Рис, Ауэллул, Заманшин, тектитных (молдавитов, индошинитов, бедиазитов) и стекол индошинитов, нагретых выше т-р ликвидуса и закаленных до комнатных т-р. В области низких частот рамановские спектры естественных стекол подобны спектрам стекловидного кремнезема и сильно отличаются от них в области высоких частот наличием двух (Рис, Вабар) и четырех дополнительных полос. Выявлены различия в спектрах стекол, нагретых до t~t(,ликв.) и t=t(,ликв.)+150 'C, причем первые спектры близки к спектрам естественных стекол. Предполагается, что в случае нагрева стекол тектитов выше т-р ликвидуса, их условия остывания сильно отличались от выбранных в модельных экспериментах.
(Jakes P., Sen S., Matsuishi K., 1991).

Ударные стекла, найденные во многих земных кратерах, образуются при плавлении и закалке пород при сверхскоростных ударах крупных метеоритов о Землю. До сих пор не было сделано измерений всех инертных газов (He, Ne, Ar, Kr, Xe) в ударных стеклах. Сообщаются результаты измерений содержаний всех газов и изотопных составов Ne и Ar в семи стеклах Ауэллул четырех стеклах Жаманшин и одном образце стекла из Ливийской пустыни. Для всех стекол наблюдалось высокое отношение Ne/Ar, подобно большинству др. земных стекол. Концентрации Ne в ударных стеклах того же порядка, что и в тектитах, а содержания Ar (и тяжелых Kr и Xe) значительно выше, чем в тектитах. В итоге отношения Ne/Ar в ударных стеклах ниже, чем в тектитах. Изотопный состав Ne в ударных стеклах идентичен воздушному, как это наблюдалось и в тектитах; по-видимому, Ne имеет в этих объектах происхождение из воздуха. С учетом содержания K в стеклах были рассчитаны следующие K-Ar возрасты ударных стекол: 10-15 млн. лет для Ауэллуи и 0.7-1.0 млн. лет для Жаманшин.
(Matsubara Kayo, Matsuda Jun-ichi, Koeberl Christian, 1991).

Впервые приводятся подробные данные о строении рельефа в р-не расположения Жаманшинской импактной структуры, получившей всемирную известность благодаря нахождению тектитов в ее пределах. Анализ геоморфологической информации позволил выявить временной диапазон, в течение которого произошло падение небесного тела, и дает основания надеяться на обнаружение в будущем структур, подобных Жаманшинской.
Котловина Жаманшин (Тургайское плато) представляет собой метеоритный кратер и расположена в пределах денудационного плато среднеплиоценового возраста. Импактная структура имеет вид неглубокой котловины, дренированной мелкими долинами временных водотоков, шириной до 11 км при глубине в среднем 70 м (максимум 140). Внутренний склон котловины сложен аллогенной брекчией, образованной продуктами мех. разрушения и частично переплавления мезо-кайнозойских пород. Аллогенная брекчия не образует вала по периферии кратера, а лишь слагает его внутренний склон. Это указывает на то, что импактная структура возникла не на месте сплошной возвышенности, а на месте уже существовавшей крупной водосборной воронки. С В. выход из котловины перегораживает размытый взрывной вал (относит. высота ~40 м). Днище котловины образовано эоловыми и озерными осадками; озеро существовало в кратере в начальный период его образования, пока не был разрушен вал, загораживавший кратер с В. В настоящее время идет размыв этих осадков с образованием широких пологосклонных ложбин. Возраст котловины точно не установлен и находится в пределах конца среднего плиоцена (~3 млн. лет) - начала голоцена. Геоморфологическая карта.
(Новиков И.С., 1992).

На основании моделирования процессов, происходящих в ударных расплавах, и сопоставления петрографических и петрохимических особенностей расплавных импактитов с результатами экспериментов оценены начальные т-ры скорости остывания и т-ры затвердевания импактных расплавов астроблем Жаманшин и Болтышской. Показаны петрографические и геохимические различия расплавных импактитов, имеющих разные условия формирования.
(Сазонова Л.В., Коротаева Н.Н., Симакин А.Г., 1992).

За последние годы применение критериев природных ударов привело к обнаружению более чем 130 известных или подозреваемых ударных кратеров и астроблем. Среди широкого разнообразия размеров и возрастов этих объектов выделена упорядоченная последовательность видов и форм, от небольших чашеподобных депрессий, через донные кратеры с центр. пиками, к крупным многокольцевым бассейнам. Имеется в то же время все растущее число ударных структур, морфология, хим. составы и положение относительно др. структур которых говорят об образовании в результате столкновения сразу многих космических тел. Некоторые из этих структур состоят из пар кратеров (Клируотер, восточный кратер - Клируотер, западный кратер в Канаде, Кара-Усть-Кара в России и др.), но известны также цепочки и группы кратеров (Кампо-дель-Киело, Аргентина; Хенбери, Австралия; Каалиярви, Эстония, Сихотэ-Алинь, Россия; Жаманшин, Казахстан и др.). Кратко рассмотрены возможные механизмы формирования множественных ударных структур.
(McHone John F., Dietz Robert S., 1992).

Сейчас появляется все больше доказательств того, что глобальные катастрофы на Земле, вызванные ударами крупных метеоритов или комет, могли проявляться в виде множественных событий, близких по времени. Событие, ответственное за появление австралийского поля рассеяния тектитов (~850 тыс. лет), на ~150 тыс. лет старше удара, сформировавшего поле рассеяния в Южной Азии. Ударный кратер Босумтви с тектитами Кот-де'-Ивуар (1,05+-0,11 млн. лет) и кратер Жаманшин (1,08+-0,06 млн. лет) могли быть разделены во времени своего появления интервалом до 200 тыс. лет. Стеклянные шарики позднего эоцена из глубоководных морских осадков могут встречаться в слое на глубине 25 см ниже слоя с обычными микротектитами, относящимися к североамериканскому полю рассеяния тектитов (~35 млн. лет). Автор сообщает о результатах собственного исследования микротектитов, найденных в 1986 г. в керне из Габона и имевших характерные аэродинамические формы и блестящие поверхности. Трековый возраст 20-ти изученных сферул оказался <=10 тыс. лет; состав близок к составу железистых шлаков сгорания или вкрапленников минерал. ваты. Происхождение сферул явно земное.
(Storzer D., 1992).

Астроблема Жаманшин расположена в Приаралье, Казахстан (48 24' с. ш. - 60 48' в. д.), имеет диаметр 13.0 км и возраст около 1.0 млн лет. Благодаря специфическим особенностям мишени (закономерно неоднородное строение как в плане, так и в разрезе) и молодому возрасту (обеспечивающему хорошую сохранность объекта) метеоритный кратер является уникальным полигоном для изучения условий образования и застывания импактных расплавов. Химический состав расплавов исследован по 450 полным силикатным анализам стекол с применением процедуры кластерного анализа. Показано, что изученные стекла образуют 4 группы со средним содержанием SiO(,2) около 55, 65, 73 и 93 мас.%. Эти составы наследуют особенности различных пород мишени, что позволяет считать: расплавы сформировались на стадии проникновения метеорита-ударника в породы мишени и не испытали перемешивание и гомогенизацию. Неоднородности в расплавах связаны не только с отсутствием эффективного перемешивания, но также с наличием не полностью переработанных фрагментов пород мишени, одно- и двухэтапным жидкостным расслоением (ликвидацией) стабильного и метастабильного характера и появлением ликвидусных минералов (шпинелидов, муллита, ромбического пироксена, плагиоклаза, пироксмангита). Морфологические характеристики ликвидусных минеральных фаз и особенности их химического состава позволили сделать вывод, что они формировались при высоких степенях переохлаждения и больших скоростях остывания из весьма высокотемпературных расплавов. Оценка температур расплавов, выполненная методами ИКС стекол, по ширине и составу диффузионных двориков вокруг ксенолитов кварца, указывает на исходные температуры порядка 2500-3000 'C и скорости охлаждения около 200 'C. Т-ры кристализации ликвидусных фаз дают растянутый ряд от 1850-1800 до 1200-1210 'C. Фугитивность кислорода при этом составляла примерно 10('-5) атм
(Фельдман В.И., Сазонова Л.В., 1993).

Приведены новые результаты по калий-аргоновому датированию одной из молодых космогенных катастроф на Земле, приведшей к образованию кратера Жаманшин (Северное Приаралье). В качестве объекта исследований были выбраны стекла основного состава из корок закалки, возникшие в результате плавления пород мишени в момент импактного события. В связи с тем, что опубликованные результаты калий-аргонового датирования кратера Жаманшин имеют большой разброс значений, была применена методика подбора материала для исследования с использованием электронного микроскопа и микрозонда с целью исключения влияния мелких обломков минералов, включенных в стекло и, по всей видимости, приводящих к ошибочному определению калий-аргонового соотношения. Полученные результаты характеризуются маленьким разбросом данных: 2,46-2,68 млн. лет. Расхождение новых калий-аргоновых данных с полученными ранее (1,10'+-'0,05 млн. лет), возможно, объясняется фракционированием изотопов воздушного аргона при его захвате импактным расплавом в тех его частях, которые затем образовали корочки закалки.
(Колесников Е.М., Глазовская Л.И., 1994).

Радарами SIR-C ('лямбда'-5.6; 24 см) и X-SAR ('лямбда'-3 см), размещенными на Эндеавор, (полеты в апр. и окт. 1994 г.) получены серии снимков 3 кольцевых структур: 1) Ротер-Камм (27.78 ю. ш., 16.3 в. д., диаметр D-2.6 км) видно гало, вытянутое к Ю. и З., D>2.5 км и к С. и В. D-1.5 км; 2) Жаманшин (48.33 с. ш., 61.0 в. д., D-6.5 км) видно только слабое увеличение яркости в зоне кратера, без каких-либо деталей; 3) Вольф-Крик (19.3 ю. ш., 127.77 в. д., D~0.9 км) виден рост яркости внутри кратера в направлении от Ю.-В. к С.-З.
(Blumberg D.G., McHone J.F., Kuzmin R., Greeley R., 1995).

Локализация и изучение астроблем обычно осуществляется геол. методами, которые являются мало эффективными в тех случаях, когда астроблема перекрыта четвертичными и почвенными образованиями и/или маскируется лесной растительностью. Приведено описание методики экосистемно-структурных исследований астроблем на примере астроблемы Заманшин, Казахстан (диаметр 13 км, возраст 750 тыс лет). Показана большая эффективность этих исследований в условиях закрытости территории. Полученные результаты были сравнены с результатами исследования др. астроблем (Попигайской, Арагуинья и др.). Отмечена необходимость применения разработанной методики (вместе с геол. и геофиз. методами) для изучения астроблем независимо от различий в размерах и возрасте астроблем, климата и растительности р-на и др. характеристик.
(Burba G.G., 1997).

Результаты кластерного анализа данных по хим. составу пород мишени и ударного расплава астроблемы Жаманшин и статистического сравнения по 6 кластерам состава пород мишени с составами крупных ударно-расплавленных стекол и стекол с пористой пемзой. Выделено несколько типов пород мишени с средним содержанием SiO[2] 53, 67, 75 и 91%. Подвижность хим. компонентов в кластерах в процессе ударного плавления и дегазации расплава зависит от содержания SiO[2]. Многие компоненты (SiO[2], Al[2]O[3], Fe[2]O[3], FeO, CaO, MgO) имеют инвертированные тренды миграции: если содержание компонента в расплаве по мере плавления увеличивается, то его содержание в расплаве в процессе дегазации уменьшается и vice versa. Это свидетельствует о разных механизмах потери компонентов в процессах плавления и дегазации
(Arbusova E.E., Fel'dman V.I., 1999)

В работе представлены экспериментальные определения собственной летучести кислорода (fO[2]) для образцов тектитов из различных регионов. Измерения проводились в интервале температур от 800 до 1100'C при 1 атм. В результате измерений было получено, что fO[2] тектитов лежит в области буферных равновесий IW и WM. Исключение составил образец из метеоритного кратера Жаманшин. FO[2] для этого образца изменялись от QFI при 800'C и до QFM при 1050'C. Результаты экспериментов и литературные данные{*} по fO[2] полученные для бедиасита приведены в табл.
(Жаркова Е.В., Кадик А.А., Агрие П., Скрипник А.Я., Сенин В.Г., 2001).

Параметры мессбауэровских спектров трех жаманшинитов Попигайского кратера, семи стекол Жаманшинского ударного кратера, трех тектитов Муонг-Нонг и график распределения в образцах железа в различных координационных позициях. Установлено, что в тектитах и жаманшинитах железо присутствует как Fe{2+}, так и Fe{3+}. Содержание Fe{3+}, находящегося в тетраэдрической позиции, составляет 2-7% от его общего содержания в образцах. Ионы Fe{2+} располагаются в октаэдрической координации и занимают три структурно неэквивалентные позиции. Последнее свидетельствует о неупорядоченности кислородного окружения железа, связанного с образованием тектитов и жаманшинитов в результате быстрой закалки от высоких температур
(Лебедева С.М., Вишневский С.А., Еремяшев В.Е., Быков В.Н., 2001).

Изучены тонкополосчатые импактные стекла из зювитов кратера Жаманшин и Попигайской астрорблемы с использованием петрографических, химических, рентгеноструктурных, микрозондовых, газовохроматографических, ЭПР- и Мессбауэровских анализов. Проведено сравнительное изучение тектитов типа Муонг-Нонг из Вьетнама. Полосчатые стекла кратера Жаманшин и Попигайской астроблемы представляют закаленные гетерогенные смеси импактных расплавов, поступивших из разных источников в мишени. Эти стекла интерпретируются как результат смешения и аккреции очень подвижных высокотемпературных импактных расплавов в процессе столкновения струй во взрывном облаке. Тектиты типа Муонг-Нонг также могут рассматриваться как стекла "жаманшинитовой" фации, представляющие связующее звено между собственно тектитами и импактными стеклами метеоритных структур
(Вишневский С.А., Гилинская Л.Н., Лебедева С.М., Пальчик Н.А., Поспелова Л.Н., 2002).

Сравнительно недавно получила признание роль нового для геологов процесса - ударного метаморфизма. Широкое развитие космогеологических исследований на Земле показало, что процессы импактного метаморфизма, связанные с метеоритным кратерообразованием принадлежит наряду с вулкнизмом к главнейшим, определяющим лик планеты, состав и строение литосферы. Астроблема Жаманшин расположена в Северном Приаралье (примерно в 200 км на север от Аральского моря и в 40 км к югу-западу от пос. Иргиз), Казахстан (48 24{'} с. ш. 60 48{'} в. д.), имеет диаметр 13.0 км и возраст около 1.0 млн. лет. Благодаря специфическим особенностям мишени (закономерно неоднородное строение, как в плане, так и в разрезе) и молодому возрасту (обеспечивающему хорошую сохранность объекта) метеоритный кратер является уникальным полигоном для изучения условий образования и застывания импактных расплавов
(Рыбаков В.Н., 2003).

Метеоритный кратер Жаманшин, расположенный в Северном Приаралье (60 58{'} в. д., 48 24{'} с. ш.), является уникальным геологическим объектом, где одновременно наблюдаются импактиты различного состава, псевдофлюидальные стекла (жаманшиниты), обнаруживающие удивительное сходство с тектитами типа Муонг-Нонг (Изох, 1997), высококремнеземистые тектитоподобные стекла (иргизиты), микросферулы размером менее 1 мм (микроиргизиты) и коптогенные осадки "тектитового слоя" (Изох, 1997). Кратер имеет очень молодой возраст и практически не эродирован
(Скублов Г.Т., Тюгай О.М., 2004).

По А.А. Воробьеву крупные тектонические контакты являются генераторами высоких электрических полей. Чем больше площадь контактирующих поверхностей, тем большую величину тока в разряде они смогут инициировать. Представляется вполне корректным допущение, что результатом взаимодействия этих токов с токами, наведенными на поверхности Земли метеорным телом, может быть мощный электрический взрыв, который и приведет к образованию структуры на пересечении проекции траектории болида и зоны разлома. С позиций электровзрыва необходимо рассмотреть и возможность образования тектитоподобных образований в кратере Жаманшин.


Геологический разрез кратера Жаманшин (по В. Л. Масайтису (1991) с некоторыми упрощениями). 1 - аллогенная брекчия, выполняющая кратер; 2 - палеогеновые преимущественно терригенные отложения; 3 - меловые терригенные и карбонатные отложения; 4 - нижнекаменноугольные андезиты, их туфы, туфопесчаники, туфоконгломераты; 5 - силурийские углистые и слюдистые кварцито-сланцы, кварциты, известняки; 6 - разлом между разновозрастными блоками фундамента. Породы фундамента под кратером деформированы на глубину более 1 км. Диаметр кратера на разрезе 9.3 км.

(Хазанович-Вульф К.К., 2007).

К концу 80-х г. прошлого века накопились обширные материалы по астроблеме Жаманшин, интерес к которым определялся, главным образом, локализацией в пределах метеоритного кратера импактных стекол тектитоподобного облика. В 1987-1988 гг. в рамках выполнения программы комплексного изучения кратера Жаманшин, предложенной Э. П. Изохом (1984), с целью получения информации о глубинном строении кратера а составе пород, залегающих на глубине, ПГО "Запказгеология" были пробурены три глубокие скважины (1052,4, 1005,0 и 671,3 м), керн которых подвергся специальному изучению. Обширные материалы по геологическому строению кратера Жаманшин детально не были обобщены и не получили удовлетворительного картографического оформления с учетом последних данных (в том числе МАКС), а также специальных методических приемов картирования и картографирования. Учитывая намеченное на конец августа - начало сентября 1991 г. проведение геологической экскурсии в район кратера Жаманшин во время работы планировавшейся III Международной конференции по природным стеклам, возникла необходимость создания специализированной геологической карты крупного масштаба, на которой нашли бы отражение все полученные в последние годы данные, в том числе результаты глубокого бурения. Специализированная геологическая карта импактного кратера Жаманшин в масштабе 1:50000 была составлена ПГО "Запказгеология" в содружестве с ВСЕГЕИ по результатам совместных редакционно-увязочных маршрутов 1991 г., местами с детальностью наблюдений, отвечающей требованиям крупномасштабной геологической съемки, а также по результатам дешифрирования МАКС с использованием материалов П.В. Флоренского, А.И. Дабижи, Б.В. Пилия, Э.П. Изоха, В.Г. Пронина, А. М. Зайцева, Я.И. Бойко и других исследователей. Специализированная карта и путеводитель экскурсии были составлены Я.И. Бойко, М.С. Мащаком, А.И. Райхлиным под общей редакцией В.Л. Масайтиса. Ставить точку на исследованиях астроблемы рано, так как начали определяться задачи не только по изучению импактных стекол, но и оценки катастрофичности самого события. Материалы, пролежавшие 18 лет, нуждаются в обновлении и новом издании.
(Бойко Я.И., Коробков В.Ф., Баймагамбетов Б.К., Сапожников П.К., Улукпанов К.Т., 2009).

Кратер Тогыз находится южнее структуры Жаманшин и возник, по-видимому одновременно с ним и с Челкар-Аральской структурой. В кратере Тогыз, превышающим по размерам Жаманшин, в шлифах образцов, отобранных в развалах кварцевых жил, установлены планарные структуры, являющиеся наилучшим петрографическим критерием удара. Оба кратера возникли, вероятнее всего, в результате ударов кометезималей, представлявших собой астероидные ядра кометы.
(Зейлик Б.С., 2009).


Коды



На главную


гМЮЕРЕ КХ бШ, ВРН, ЙЮЙ Х БЯЪЙЮЪ ХДНКНОНЙКНММХВЕЯЙЮЪ ПЕКХЦХЪ, ПЕКЪРХБХГЛ КНФЕМ Б ЯБНЕИ НЯМНБЕ. нМ ОПНРХБНПЕВХР ТЮЙРЮЛ. яПЕДХ МХУ РЮЙХЕ:

1. щКЕЙРПНЛЮЦМХРМЮЪ БНКМЮ (Б ПЕКХЦХНГМНИ РЕПЛХМНКНЦХХ ПЕКЪРХБХГЛЮ - "ЯБЕР") ХЛЕЕР ЯРПНЦН ОНЯРНЪММСЧ ЯЙНПНЯРЭ 300 РШЯ.ЙЛ/Я, ЮАЯСПДМН МЕ НРЯВХРШБЮЕЛСЧ МХ НР ВЕЦН. пЕЮКЭМН щл-БНКМШ ХЛЕЧР ПЮГМСЧ ЯЙНПНЯРЭ Б БЕЫЕЯРБЕ (МЮОПХЛЕП, ~200 РШЯ ЙЛ/Я Б ЯРЕЙКЕ Х ~3 ЛКМ. ЙЛ/Я Б ОНБЕПУМНЯРМШУ ЯКНЪУ ЛЕРЮККНБ, ПЮГМСЧ ЯЙНПНЯРЭ Б ЩТХПЕ (ЯЛ. ЯРЮРЭЧ "рЕЛОЕПЮРСПЮ ЩТХПЮ Х ЙПЮЯМШЕ ЯЛЕЫЕМХЪ"), ПЮГМСЧ ЯЙНПНЯРЭ ДКЪ ПЮГМШУ ВЮЯРНР (ЯЛ. ЯРЮРЭЧ "н ЯЙНПНЯРХ щл-БНКМ")

2. б ПЕКЪРХБХГЛЕ "ЯБЕР" ЕЯРЭ ЛХТХВЕЯЙНЕ ЪБКЕМХЕ ЯЮЛН ОН ЯЕАЕ, Ю МЕ ТХГХВЕЯЙЮЪ БНКМЮ, ЪБКЪЧЫЮЪЯЪ БНКМЕМХЕЛ НОПЕДЕКЕММНИ ТХГХВЕЯЙНИ ЯПЕДШ. пЕКЪРХБХЯРЯЙХИ "ЯБЕР" - ЩРН БНКМЕМХЕ МХВЕЦН Б МХВЕЛ. с МЕЦН МЕР ЯПЕДШ-МНЯХРЕКЪ ЙНКЕАЮМХИ.

3. б ПЕКЪРХБХГЛЕ БНГЛНФМШ ЛЮМХОСКЪЖХХ ЯН БПЕЛЕМЕЛ (ГЮЛЕДКЕМХЕ), ОНЩРНЛС РЮЛ МЮПСЬЮЧРЯЪ НЯМНБНОНКЮЦЮЧЫХЕ ДКЪ КЧАНИ МЮСЙХ ОПХМЖХО ОПХВХММНЯРХ Х ОПХМЖХО ЯРПНЦНИ КНЦХВМНЯРХ. б ПЕКЪРХБХГЛЕ ОПХ ЯЙНПНЯРХ ЯБЕРЮ БПЕЛЪ НЯРЮМЮБКХБЮЕРЯЪ (ОНЩРНЛС Б МЕЛ ЮАЯСПДМН ЦНБНПХРЭ Н ВЮЯРНРЕ ТНРНМЮ). б ПЕКЪРХБХГЛЕ БНГЛНФМШ РЮЙХЕ МЮЯХКХЪ МЮД ПЮГСЛНЛ, ЙЮЙ СРБЕПФДЕМХЕ Н БГЮХЛМНЛ ОПЕБШЬЕМХХ БНГПЮЯРЮ АКХГМЕЖНБ, ДБХФСЫХУЯЪ Я ЯСАЯБЕРНБНИ ЯЙНПНЯРЭЧ, Х ОПНВХЕ ХГДЕБЮРЕКЭЯРБЮ МЮД КНЦХЙНИ, ОПХЯСЫХЕ КЧАНИ ПЕКХЦХХ.

4. б ЦПЮБХРЮЖХНММНЛ ПЕКЪРХБХГЛЕ (нрн) БНОПЕЙХ МЮАКЧДЮЕЛШЛ ТЮЙРЮЛ СРБЕПФДЮЕРЯЪ НА СЦКНБНЛ НРЙКНМЕМХХ щл-БНКМ Б ОСЯРНЛ ОПНЯРПЮМЯРБЕ ОНД ДЕИЯРБХЕЛ ЦПЮБХРЮЖХХ. нДМЮЙН ЮЯРПНМНЛЮЛ ХГБЕЯРМН, ВРН ЯБЕР НР ГЮРЛЕММШУ ДБНИМШУ ГБЕГД МЕ ОНДБЕПФЕМ РЮЙНЛС НРЙКНМЕМХЧ, Ю РЕ "ОНДРБЕПФДЮЧЫХЕ РЕНПХЧ щИМЬРЕИМЮ ТЮЙРШ", ЙНРНПШЕ ЪЙНАШ МЮАКЧДЮКХЯЭ ю. щДДХМЦРНМНЛ Б 1919 ЦНДС Б НРМНЬЕМХХ яНКМЖЮ, ЪБКЪЧРЯЪ ТЮКЭЯХТХЙЮЖХЕИ. оНДПНАМЕЕ ВХРЮИРЕ Б FAQ ОН ЩТХПМНИ ТХГХЙЕ.

Bourabai Research Institution home page

аНПНБЯЙНЕ ХЯЯКЕДНБЮРЕКЭЯЙНЕ СВПЕФДЕМХЕ - Bourabai Research Bourabai Research Institution