Милостивый государь!

Во исполнение моей покорнейшей просьбы вам было угодно взять на себя любезные хлопоты по передаче некоторых пересланных вам сочинений, на что я отвечаю искреннейшей благодарностью и выражением готовности ко всякого рода ответным услугам.

Удивление, которое вы высказываете по поводу тона небольшого сочинения (переданного мною вам) 86, служит для меня доказательством того доброго мнения, которое вы составили об искренности моего характера, и даже ваше неудовольствие по поводу того, что в данном сочинении вы видите эту черту выраженной лишь с известной двусмысленностью, для меня ценно и приятно. Действительно, вы никогда не будете иметь основания изменить обо мне этого мнения, ибо каковы бы ни были недостатки, избежать которых не всегда может даже и самая настойчивая решимость, но переменчивый и лишь за видимостью гоняющийся нрав во всяком случае никогда не станет моим уделом, после того как в течение значительной части моей жизни, я уже научился презирать все то и обходиться без большей части того, что обыкновенно портит характер. Потеря уважения к себе, которое проистекает у нас из сознания искренности помыслов, была бы поэтому самым большим несчастьем, которое могло бы меня постигнуть, но которое, конечно, никогда меня не постигнет. Правда, я с самым ясным убеждением и к величайшему; удовлетворению моему мыслю многое такое, чего я никогда не буду иметь решимости сказать, но я никогда не буду, говорить того, чего я не думаю.

Я не знаю, заметили ли вы при прочтении этого довольно беспорядочно написанного сочинения признаки того недовольства, с которым я его писал; ибо, хотя вследствие чрезмерного любопытства к видениям Сведенборга я имел случай осведомиться относительно них и много говорить по этому поводу; как с лицами, которые сами Имели случай узнать его, так и путем некоторой переписки и, наконец, приобретения его произведений, однако, я ясно видел, что меня до тех пор не оставят в покое

377

с этими неприятными вопросами, пока я не освобожусь от пр'едпо-лагаешго у меня знания всех этих анекдотов.

И, в самом деле, мне было трудно придумать метод, следуя которому я мог бы облечь мои мысли об этом предмете в форму, не вызывающую насмешек. Мне казалось поэтому наиболее целесообразным предупредить в этом отношении других тем, что я подверг насмешке самого себя. Я мог поступать в этом отношений вполне искренне, поскольку состояние моей души действительно было при этом противным здравому смыслу. И как в отношении рассказа* я не мог отрешиться от некоторой склонности к такого рода историям, так и относительно их разумных оснований я готов был допустить в известной мере их правильность; и это— несмотря на нелепости, которые лишают ценности первые, и хитросплетения и неоправданные понятия, отнимающие всякую ценность у последних.

Нто касается высказанного мною мнения о ценности метафизики вообще, то хотя, быть может, то или иное выражение и было мною выбрано недостаточно осторожно и дано без надлежащего ограничения, однако, я все же не скрываю, что смотрю с отвращением и даже с некоторого рода ненавистью на напыщенную притязательность целых томов, наполненных такого рода воззрениями, в том их виде, в каком они в ходу в настоящее время. Я вполне убежден, что избранный в них путь является совершенно превратным, что прославленный метод метафизики должен до бесконечности умножать заблуждения и ошибки и что даже совершенное уничтожение всех этих воображаемых знаний не могло бы быть в такой мере вредным, как сама эта мнимая наука с ее столь одиозной плодотворностью.

Я настолько далек от того, чтобы саму метафизику, понимаемую объективно, считать чем-либо незначительным и лишним, что, в особенности с того времени, как я постиг, как мне кажется, ее природу и место, подобающее ей среди человеческих познаний, я убежден в том, что от нее зависит даже истинное и прочное благо человеческого рода. Это—похвала, которая всякому другому кроме вас покажется фантастической и чрезмерно смелой. Уделом таких гениев, как вы, милостивый государь, должно быть создание эпохи в этой науке, направление совсем по новому пути ее развития и начертание мастерской рукой плана для этой, все еще наудачу (auf blosse Gerathewohl) построяемой дисциплины. Что же касается запаса [метафизических] знаний, преподносимого на рынке публике, то не выражением легкомысленного непостоянства, а результатом долгого исследования является то, что в отношении этого материала я ничего не нахожу более целесообразного, как снять с него его догматическое одеяние, подвергнуть мнимые знания

* О всех этих “видениях”.— Ред,

(Einsichten) метафизики скептическому рассмотрению, польза чего, правда, лишь негативна (stultitia caruisse*), но подготовляет нас к позитивной97. Простота здравого, но не направленного рассудка нуждается для достижения знания лишь в органоне (Organon), мнимое же знание извращенного ума—в катарактиконе (Cataracticon). Если позволено упомянуть здесь о чем-либо из моих собственных начинаний в этом отношении, то я полагаю, что с того времени, как я не выступал публично с какими-либо работами в области метафизики, я пришел в этой дисциплине к важным воззрениям, устанавливающим ее метод (Verfahren), притом не только в общих перспективах на будущее, но могущих быть полезными также и в применении их в качестве настоящего масштаба (Richtmaas). Понемногу я готовлюсь к тому, чтобы, насколько это позволят мне мои другие занятия, представить эти опыты на суд публичной оценки и прежде же всего Вашей,, причем я льщу себя надеждой, что если бы Вам было угодно соединить в этом направлении свои усилия с моими (под чем я разумею также и указание их ошибок),—то таким образом могло бы быть достигнуто нечто важное для роста науки.

Мне доставляет поэтому немалое удовольствие узнать, что мой небольшой и беглый опыт вызовет основательные исследования относительно этого предмета с Вашей стороны. Я буду его считать достаточно полезным, если он другим может дать повод к более глубоким исследованиям. Я убежден, что вы не пройдете мимо того вопроса, к которому относятся все эти соображения и который я обозначил бы отчетливее, если бы не был вынужден печатать это сочинение лист за листом. При этом я не всегда мог предусмотреть, что следовало бы предпослать для лучшего понимания последующего и где те или иные объяснения надо было в последующем опустить, чтобы они не оказались стоящими в ненадлежащем месте. По моему мнению, вся задача заключается в том, чтобы найти данные (Data) для разрешения проблемы: каким образом душа может находиться в мире, как среди существ материальной природы, так и среди других существ, обладающих природой, сходной с ее собственной (von ihrer Art). Предстоит, следовательно, открыть силу внешнего действия, а также рецеп-тивность, т. е. способность испытывать впечатления извне в такой субстанции, для которой ее соединение с человеческим телом есть только один из видов ее соединения. А так как мы не располагаем никаким опытом, посредством которого мы могли бы познать такой субъект в различных отношениях, которые единственно только и были бы пригодны к тому, чтобы раскрыть его внешнюю силу или способность, гармония же с телом представляет собой лишь противоположное отношение внутреннего состояния души

Отойти от глупости,

(ее мышления и хотения) к внешнему состоянию материи нашего тела и, следовательно, не раскрывает отношения какой-либо одной внешней деятельности к другой внешней деятельности, а потому совершенно не пригодна для разрешения поставленной проблемы (Quaestion),— то в силу всего этого возникает вопрос, возможно ли вообще при помощи одного только априорного суждения разума раскрыть эту природу сил духовных субстанций. Это исследование сводится к другому, а именно—можно ли посредством умозаключений разума открыть первоначальную (primitive) силу, т. е. первое основное отношение причины к действию. Так как я уверен, что это1 невозможно, то отсюда следует, что, если эти силы не даны в опыте, то они могут быть только вымышлены. Но это измышление (fictio heuristica, hypothesis) никогда не может послужить основанием доказательства хотя бы только возможности чего-либо, и сама мыслимость (видимость ее происходит оттого, что нельзя доказать также и ее невозможности) есть только мираж, как и грезы самого Сведенборга. Если бы кто-либо стал оспаривать возможность этих грез, я взялся бы их защищать. Моя попытка провести аналогию действительного нравственного влияния друг на друга духовных существ со всеобщим тяготением не есть, собственно говоря, с моей стороны выражение серьезного мнения, но пример того, как далеко и притом без всяких помех можно продвигаться в таких философских измышлениях, где данные [для решения проблемы] отсутствуют, и как важно, с другой стороны, при наличии такой задачи выяснить, что именно необходимо для решения проблемы (solution des Problems), и не отсутствуют ли для этого необходимые данные. Если же мы оставим пока в стороне доказательство, исходящее из благоустройства мира и божественных целей, и спросим, возможно ли на основании наших О'Пытов когда-либо такое знание о природе души, которого было бы достаточно для того, чтобы, исходя из него, познать способ ее существования в мировом пространстве как в отношении материи, так и в отношении существ одинаковой с ней природы, то тогда обнаружится, являются ли рождение (в метафизическом смысле), жизнь и смерть чем-то таким, что мы когда-либо можем постигнуть при помощи разума? Вопрос сводится здесь к тому, чтобы решить, не существуют ли здесь действительно некоторые границы, положенные природой нашего разума, или, скорее, опыта, содержащего в себе данные для решения указанных вопросов. Однако на этом я прерываю мое письмо и, рассчитывая на вашу дружбу, прошу вас засвидетельствовать также и его высокоблагородию проф. Зуль-церу мое самое высокое уважение с выражением пожелания иметь честь получить от него письмо, которым он меня очень обяжет.

С величайшим уважением остаюсь, милостивый государь,
вашим покорным слугой И. Кант,
Кенигсберг, 8 апреля 1766 г.


(время поиска примерно 20 секунд)

Знаете ли Вы, что релятивистское объяснение феномену CMB (космическому микроволновому излучению) придумал человек выдающейся фантазии Иосиф Шкловский (помните книжку миллионного тиража "Вселенная, жизнь, разум"?). Он выдвинул совершенно абсурдную идею, заключавшуюся в том, что это есть "реликтовое" излучение, оставшееся после "Большого Взрыва", то есть от момента "рождения" Вселенной. Хотя из простой логики следует, что Вселенная есть всё, а значит, у нее нет ни начала, ни конца... Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

НОВОСТИ ФОРУМАФорум Рыцари теории эфира
Рыцари теории эфира
 13.06.2019 - 05:11: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> ПРОБЛЕМА ГЛОБАЛЬНОЙ ГИБЕЛИ ПЧЁЛ И ДРУГИХ ОПЫЛИТЕЛЕЙ РАСТЕНИЙ - Карим_Хайдаров.
12.06.2019 - 09:05: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> Проблема государственного терроризма - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 18:05: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ФИЗИКА - Experimental Physics -> Эксперименты Сёрла и его последователей с магнитами - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 18:03: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Андрея Маклакова - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 13:23: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Вячеслава Осиевского - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 13:18: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Светланы Вислобоковой - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 06:28: АСТРОФИЗИКА - Astrophysics -> К 110 летию Тунгуской катастрофы - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 21:23: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Владимира Васильевича Квачкова - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 19:27: СОВЕСТЬ - Conscience -> Высший разум - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 19:24: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> ЗА НАМИ БЛЮДЯТ - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 19:14: СОВЕСТЬ - Conscience -> РУССКИЙ МИР - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 08:40: ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ - Economy and Finances -> КОЛЛАПС МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ - Карим_Хайдаров.
Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution