Йохан Керн   Real Physik   Grosse Naturforscher   Deutsche Physik   Bibliothek  

Johann Kern, Stuttgart, jo_k@gmx.net

Новые неожиданные наблюдения с треугольной призмой

- Я тебя породил, я тебя и убью! “Тарас Бульба”. Н. В. Гоголь

Разложение света призмой, ошибочно описанное Ньютоном, послужило основой для создания волновой теории света. Дополнительные эксперименты с призмой показывают ошибочность и некоторых других основополагающих представлений о свойствах света, существовавших во времена Ньютона и сохранившихся до наших дней.

Представьте себе, что некий инопланетянин был заброшен на Землю и попал во время шторма на поверхность океана. Насобирав синяков, но немного придя в себя, он указывает пальцем на беснующуюся поверхность океана и спрашивает:

- Что это?!

- Это вода.

Вернувшись на свою планету, он делится впечатлением о пережитом ужасе и рассказывает о том, что вся наша планета покрыта беснующейся водой.

- Водой? А что это?

- Вода? Вода - это волны!

Примерно подобное произошло после демонстрации Ньютоном разложения света призмой на цветовые составляющие. Ньютон увидел только начало процесса — вход узкого луча света в призму, и его конечный результат — радужную полосу на экране. Всё остальное Ньютон ввиду его необычайной гениальности домыслил. Всё гениальное очень просто и потому понравилось другому гениальному человеку — Гюйгенсу. В результате родилась подкупающе простая теория света — волновая.

Возникла эта теория по той простой причине, что как Ньютон, так и Гюйгенс, оба читавшие Декарта, прочитали его главу “О радуге” недостаточно внимательно. Как никак, оба они были гениями и всё понимали с полуслова. Но увы, природа нисколько не считается с идеями гениев, как и с идеями других смертных.

Возможно, что уже тогда некие “невинные люди” обладали монополией на СМИ, но факт остаётся фактом, с тех пор все световые явления стали объяснять волновыми свойствами света. Свет — это волны!

Далее приводятся эксперименты, результаты которых противоречат с этим убеждением.

1) Разложениe света происходит только при выходе света из призмы

Интернет и учебники с большим чувством уверенности заявляют:

“В 1676 году сэр Исаак Ньютон с помощью трёхгранной призмы разложил белый солнечный свет на цветовой спектр”. При этом демонстрируется рисунок, подобный нижеприведённому рис. 1, на основе которого кажется, что мы без каких-либо затруднений видим ход лучей в самой призме.

 

 

 

Рис. 1

На самом деле мы видим только радужную полосу на экране, всё остальное — плод нашего воображения.

В статье [1] было отмечено, что если бы схема разложения света по рис. 1 соответствовала действительности, то пластинкой 1 (рис. 2) , скользящей по поверхности призмы, можно было бы перегородить часть спектра. Однако подобное возможно только вблизи экрана. Пластинкой 1, перемещаемой вдоль поверхности призмы, этого сделать невозможно.

Рис. 2. Имеющий, якобы, место ход лучей в призме.

w – белый свет, r – красный, v – фиолетовый. 1 – пластинка (лист бумаги),
которую можно передвигать вдоль плоскости призмы, постепенно перекрывая часть выходящих из неё лучей.

В этой статье было также установлено, что внутри водяной призмы можно наблюдать, что никакого разложения света на цвета внутри призмы не происходит. Экран (белый лист), приложенный к выходной поверхности призмы, всегда остаётся белым.

Цветные полоски немедленно появляются при малейшем зазоре между экраном и выходной гранью призмы. Размеры призмы на это обстоятельство совершенно не влияют. Это говорит о том, что “создателю всего сущего” было угодно, чтобы разложение на цветовые составляющие происходило только на втором переходе, при переходе лучей света из стекла в воздух. Так как при подходе к этой грани цветового разложения ещё нет, то все точки выходной грани равноправны. Поэтому цветовое разложение на все цвета должно происходить в каждой точке. Именно это обстоятельство объясняет тот факт, почему на выходной поверхности призмы нельзя перекрыть ни одну из цветных полос радуги. Их там просто-напросто нет. Разделение на цветные полосы можно заметить только на некотором расстоянии от призмы, независимо от размеров призмы. Вследствие этого остаётся единственный вывод, что свет разлагается в каждой точке выходной поверхности. Схематически это показано на рис. 3, где для простоты показано только два цвета.

Рис. 3. Действительный ход лучей в призме.

w – белый свет, r – красный, v – фиолетовый. 1 – пластинка (лист бумаги),
которую можно передвигать вдоль плоскости призмы, постепенно перекрывая часть выходящих из неё лучей.

Рене Декарт ещё в 1637 г. сообщал [2], что при наблюдении выходной поверхности призмы через небольшое отверстие видны одновременно лучи всех цветов. Этому замечанию за 300 с лишним лет не придали значения все учённейшие физики и математики, читавшие Декарта. Возможно, на эту фразу не обратил бы внимания и автор статьи [1], если бы он прочитал книгу Декарта до написания своей статьи. Если бы Ньютон и Гюйгенс обратили внимание на всю важность этой фразы и правильно поняли её, то Ньютон ещё в те годы изложил бы ход лучей в призме в соответствии с действительностью, а Гюйгенс, возможно, создал бы иную теорию света, не волновую.

Одним словом, Ньютон не только не был первым, кто наблюдал и описал разложение света призмой, но и неправильно изложил ход лучей при этом разложении. Вследствие этого Гюйгенс создал волновую теорию света, которая, естественно, также не соответствует действительности. Объяснить ход лучей по рис. 3 она не может.

Если бы лучи света различных цветов имели бы внутри призмы различную скорость, разложение света обязательно началось бы на входе лучей в призму. Для этого свету даже не надо было бы быть волной [3]. То, что ход лучей по Ньютону можно объяснить только волновыми свойствами - это была уже ошибка самого Гюйгенса, Ньютон здесь совершенно не при чём.

Перечень ошибочных представлений на этом ещё не закончен. У нас существует представление о коэффициенте преломления света в зависимости от длины волны света при переходе световых лучей из среды с одной оптической плотностью в среду с другой плотностью. В связи с тем, что при переходе света из воздуха в воду никакого разложения света нет, наше понятие о коэффициенте преломления света в зависимости от длины волны света не соответствует действительности. Получается странная картина: на втором переходе из воды в воздух разложение света имеет место и потому можно говорить о зависимости коффициента преломления света от цвета лучей (обычно говорят — в зависимости от длины волны). На первом же переходе никакого разложения света нет и потому нельзя говорить и о зависимости коэффициента преломления света от цвета лучей.

В связи с этим становится правомерным вопрос: является ли действительно преломление света причиной разложения света на цветовые составляющие?

Если на этот вопрос ответить положительно, то поведение света на входе в призму становится нелогичным. Если преломление света является причиной разложения его на цветовые составляющие, то разложения света должно иметь место уже на первом переходе.

Если же на этот вопрос ответить отрицательно, то причиной разложения света на цветовые составляющие должно быть нечто иное.

2) Преломление лучей света и разделение света на цветовые составляющие, похоже, совершенно различные процессы

Если учесть, что разложение света внутри призмы не происходит, можно выбрать угол падения входных лучей таким, чтобы лучи после первого перехода падали на вторую границу под прямым углом. При этом никакого преломления лучей на второй границе не будет. Казалось бы, что в этом случае не должно быть и никакого разделения на цветовые лучи? А оно происходит. Не очень резко выраженное, но оно имеет место.

Получается, что разделение на цветовые составляющие — это сопутствующий прохождению света через призму процесс, непосредственно не связанный с процессом преломления?

То есть, создаётся впечатление, что процесс разделения света на цветовые составляющие с преломлением лучей света не связано, а только сопутствует ему?

Это, разумеется, очень крамольная мысль, но оказывается, что её можно доказать чисто экспериментально, хотя и совершенно другим образом.

3) Разделение света на цветовые составляющие зависит от расстояния до источника света

Во-первых, это было очень неожиданным, во-вторых, совершенно невероятным.

Из рассказа.

Открытие — это то, что невозможно предсказать на основе уже существующего опыта, то, что можно установить только экспериментально. Ни из каких известных теоретических предпосылок нельзя вывести, что треугольная призма при определённых обстоятельствах не разлагает свет на цветовые составляющие. Даже такая мысль кажется кощунственной. Но в то же время может оказаться, что это противоречащее нашим знаниям явление многие уже неоднократно видели, но не осознавали того факта, что видимое ими противоречит нашему опыту.

Именно такая ситуация будет представлена ниже, и если не все, то всё-таки очень многие будут вынуждены признаться себе в том, что видели это явление. Но, разумеется, никто не обратил внимание на то, что это явление в корне переворачивает наше представление о разложении света призмой.

Положите прямоугольную треугольную призму на открытую книгу так, чтобы она опиралась на книгу гранью-катетом. Глядя теперь сквозь призму на расположенный рядом с ней текст или рисунок, вы увидите, что этот текст или рисунок смещён относительно своего действительного положения в книге. Это означает, что явно имеет место преломление лучей света, идущих от текста книги или рисунка. Но никакого цветового искажения текста или рисунка вы при этом не заметите. При преломлении лучей в призме должно иметь место разложение света, другими словами, должно быть цветовое искажение текста или рисунка. А его нет. С чего бы это? Ведь призмы не ошибаются?

Если вы теперь возьмёте призму в руки и начнёте рассматривать тот же текст, медленно удаляя или приближая призму к тексту, то вы заметите, что цветовые искажения появляются и усиливаются по мере отдаления призмы от рассматриваемого текста. То же самое наблюдается и при рассматривании источника света. Он становится всё более радужным по мере отдаления призмы от источника. Когда призма расположена вплотную к источнику света, никаких цветовых искажений не наблюдается [4].

Отсутствие разложения света при малых расстояниях источнока света до призмы означает, что разложение света не является прямым следствием преломления света в призме, а является в известной степени независимым процессом. Эта мысль уже была высказана выше в предыдущей главке, но из этой главки, конечно, не следует, что при малых расстояниях призмы до источника света, свет не может или не должен разлагаться на цветовые составляющие.

Из этого эксперимента следует также, что понятие о различных коэффициентах преломления света для различных цветов или различных длин волн является ложным. Если бы оно было верным, разложение света имело бы место даже при самых малых расстояниях до источника света, причём — независимо от этого расстояния. Кроме того, разложение света имело бы место уже внутри самой призмы. Существующие методы измерения коэфициента преломления в зависимости от “длины волны” обнаружить этот невероятный факт, конечно, не могут.

Если говорить образно, то можно сказать, что свет по мере отдаления от источника света “стареет” и, вследствие этого приобретает возможность разлагаться на цветовые составляющие при прохождении через призму. После диффузного отражения от какого-либо предмета свет мгновенно “молодеет” и восстанавливает свои свойства, свою “молодость”. Но и отражённый свет очень быстро “стареет”. 20 см пути уже достаточны для того, чтобы заметить “возраст” или “проделанный путь” света про прохождении его через призму.

Можно также утверждать, что интенсивность разложения света увеличивается по мере увеличения расстояния до источника света. При нулевом расстоянии интенсивность разложения равна нулю.

Из этого наблюдения следует, что преломление света и разложение света на цветовые составляющие — два совершенно независимых процесса.

4) Угол отклонения друг от друга лучей двух различных цветов (на выходе из призмы) зависит как от расстояния до источника, так и от мощности источника света.

Для того, чтобы более убедиться в том, что степень цветового разложения света зависит от расстояния до источника, проделаем ещё несколько простых экспериментов.

а) При взгляде через призму на щели в жалюзи в непосредственной близости от них (на расстоянии 0,5 — 1м от жалюзи) можно заметить радужную окраску краёв щелей. При отдалении от жалюзи относительная ширина цветных каёмок растёт и при расстоянии около 8-10 метров ширина цветных каёмок или спектра будет сравнима с расстоянием между щелями.

б) Радужная каёмка на окнах в 2-3 метрах от них равна нескольким миллиметрам. Радужная полоса от печных труб на крыше дома в 50-60 метрах от наблюдателя имеет кажущуюся ширину почти в половину ширины трубы, где-то 15-20 см.

в) Окна на крыше дома, примерно в ста метрах от пункта наблюдения, при взгляде через призму кажутся сплошной радугой.

г) Источники света на балконах и в окнах современных домов имеют различные спектры. Обычно они при взгляде через призму дают сплошные спектры, но иногда встречаются и такие, что дают два чётких цвета: красный и зелёный, причём со значительным расстоянием между ними. Создаётся впечатление, что видишь не спектр разложения, а два совершенно независимых источника света. Так как речь идёт не просто о разглядывании огней во дворе, а о том, насколько растягивается спектр источника света в зависимости от расстояния до него, поневоле вспоминаются звёзды. Если здесь, во дворе, на расстоянии менее 100-а метров, можно вместо одного источника увидеть через призму два с чётко видимым расстоянием между ними, то что будет при взгляде на звезду? Между двумя изображениями звезды расстояние будет в полнеба?

Но взгляд через призму, например, на Венеру, обескураживает. Да, видно нечто вроде двойной звезды, красного и зелёного цвета, но расстояние между ними минимальное.

Похоже, что при наблюдении разложения света через призму, надо учитывать не только интенсивность разложения света, не только расстояние до источника, но и его яркость.

Эта мысль изменила направление предварительного поиска. И сразу же в поле зрения появился объект как по заказу. Занавески одного окна были ярко освещены внизу, но довольно слабо вверху. Получилась вертикальная полоса света переменной яркости. При взгляде же через призму было видно почти равностороннее треугольное пятно, по форме напоминавшее ёлочку, с тем отличием, что левая сторона “ёлочки” была красной, а правая — зелёной. Верхняя, слабо освещённая часть занавески, давала довольно узкую полосу спектра, а нижняя, хорошо освещённая, широкую. Постепенное изменение яркости вдоль высоты освещённой полоски сделало форму спектра треугольной.

Получается, что при постоянном расстоянии ширина спектра зависит от интенсивности источника света. Как это можно связать с тем, что ширина спектра зависит только от величины интервала длин волн?

Представим теперь эту ситуацию графически (рис. 4). Слева на рисунке луч от звезды (неяркий источник) проходит через призму. На выходе из призмы луч разделяется на красный и на зелёный луч под углом не более трёх минут (“Полный диск Венеры виден под углом

зрения 10″, наибольший серп – под углом 64″” [5]). Справа луч от более яркого источника под тем же самым углом входит в призму. На выходе из призмы этот луч также разделяется на красный и зелёный луч, но угол между лучами теперь не менее 12 минут.

Рис. 4. Угол расхождения зелённого и красного лучей зависит от яркости источника света.

Если мы будем считать, что разность между коэффициентами преломления для зелёных и красных лучей на рисунке слева и справа одна и та же, то такой ситуации просто не может быть. А она есть.

По существующим представлениям коэффициенты преломления не могут зависеть от яркости света. Или всё-таки могут?

Если свет является волной, то такой ситуации тоже не может быть. Является ли свет волной?

Уже при разложении света призмой свет нельзя толковать как волну. Далее выяснилось, что разложение света на цвета является отдельным процессом, не связанным с преломлением света, а только сопутствующим ему. В последнем эксперименте выяснилось, что разница углов преломления зависит не столько от различия цвета, сколько от яркости источника света. Всё это говорит о том, что цвета объясняются вовсе не частотой и длиной волны, и сам свет явно не является волной.

Мы видим, что свойства света зависят не только от расстояния, но и от его яркости.

Коэффициент преломления определяли, исходя из хода лучей “по Ньютону”. Там должны были возникнуть неточности. Но как быть с дифракционной решёткой, с методом определения длины волны света?

Можно высказать следующее предположение. Уже само использование света от щели создало определённую “стандартную” ситуацию. Использование линзы для того, чтобы превратить свет от щели в поток параллельных лучей, ещё более способствовало созданию особой стандартной ситуации. В этой ситуации стало возможным толковать отклонение лучей различных цветов как лучей различных длин волн, чем они на самом деле не являются.

Возможно также, что дифракционная решётка, это нечто вроде метаматериала, материала, вызывающего стандартное поведение света?

Знаменитый Ферма ошибался? или Сущность света - логике вопреки

При экспериментах с зеркальной прямоугольной призмой наблюдаются явления, которые впору сравнивать с колдовскими.

До сих пор в данной статье речь шла об экспериментах с преломлением света в треугольной призме. Далее речь пойдёт о том, что можно видеть при зеркальном отражении света в подобной призме [6].

Эксперимент со светом, о котором дальше пойдёт речь, очень простой и его может проделать каждый. Но новые факты, обнаруживаемые при проведении этого эксперимента, опрокидывают многие наши представления о свете. После осознания смысла обнаруженных фактов, трудно решить, как кратко выразить то непредставимое, что открывает это явление. У света несколько кратчайших путей? Существует два вида света? Свет многолик?

Примерно в 1650 г. Ферма выдвинул принцип: свет идёт по кратчайшему пути. Этот принцип стал с тех пор общепризнанным. Разумеется, кратчайший путь только один. Но в оптике это утверждение принимает весьма своеобразную форму. Когда мы рассматриваем точку через линзу, то она строится в нашем глазу или же на экране посредством бесконечного числа лучей, проходящих через линзу и сходящихся снова в точку. Оптическая длина каждого из этих лучей (путей) считается равной другому. И хотя мы здесь имеем бесконечное число путей, никто не видит здесь противоречия с принципом Ферма. Не будем и мы искать противоречия в подобном.

Из-за несовершенства нашей оптики лучи от одной точки будут фокусироваться не в точку, а будут образовывать некий объект, который никак не назовёшь точкой. Кроме того, изображение белого точечного объекта может оказаться сильно окрашенным. Подобные искажения мы также не будем ставить в противоречие с принципом Ферма.

Эксперимент, о котором идёт речь, действительно демонстрирует 3 и даже 5 “кратчайших” путей. Имеется ввиду, что вместо одного изображения объекта мы получаем целых 3 или даже 5. Причём даже в том случае, когда исходный объект является монохроматическим. В эксперименте не применяются кривые зеркала или иная нелинейная оптика. Другими словами — свет в обычной линейной системе без кривых поверхностей может идти различными путями, не обязательно кратчайшим. Объект эксперимента — обычная трёхгранная призма. Задача опровергнуть принцип Ферма или другие принципы не ставилась. Но наблюдаемое нами говорит или о том, что принцип Ферма не является всеобщим, или же о том, что система, которую мы до сих пор считали линейной, на самом дле таковой не является.

Мы знаем, что в плоском зеркале можем увидеть только одно изображение предмета. Здесь же мы видим, в зависимости от яркости света, 3 или даже 5 изображений. Это если свет монохроматический. Если же предмет белый или излучает белый свет, то мы можем увидеть в зеркале одно белое и множество цветных его изображений, образующих совместно 2 или даже 4 радужных изображения. В известном смысле мы должны признать свет многоликим.

Если мы хотим хоть как-то объяснить наблюдаемое явление, то, похоже, должны признать, что существуют различные виды света, каждый из которых идёт по своему “кратчайшему пути”, у каждого из них свои “углы преломления света”.

Естественно, что такое поведение не может объяснить “общепризнанная” волновая теория света. И это при условии, что пока не упомянут ещё один факт, ещё более не укладывающийся в наше представление о свете, и тем более — в его волновую теорию. Но перейдём к описанию обнаруженных являний.

В статье [7] сообщается о том, что при зеркальном отражении в прямоугольной призме светлой полоски на тёмном фоне, видно изображение, практически идентичное разложению света с помощью дифракционной решётки. Наряду с белой полоской видны два (и даже четыре) боковых радужных изображения на некотором расстоянии от центральной белой полоски. Как объяснить их появление? Можно бы предположить, что внутри призмы происходят какие-то повторные внутренние отражения, за счёт чего появляются боковые радужные полоски. Действительность оказалась куда более неожиданной. Разве можно было предположить, что эти боковые радужные отражения можно перегородить до входа их в призму? Подобное предположение совершенно невероятно и противоречит всему, что мы знаем о свете. Разумеется, подобный факт мог бы только усложнить, а не упростить понимание явления. Только ввиду отсутствия под рукой приборов, при помощи которых можно было бы установить факт повторного внутреннего отражения лучей, идущих от основного белого изображения, был проведён, наконец, простейший, но, казалось, явно обречённый на неудачу эксперимент. Однако он оказался полным успехом.

Рис. 5. Взаимное расположение светящегося объекта 1, призмы 2, пластинки 3 и глаза.

Угол ВСА = углу АВС = 45°.

На рис. 5 показана схема проведения эксперимента. Объект 1 рассматривается глазом через зеркальную призму 2. Входные лучи от объекта 1 могут частично перегораживаться пластинкой 3, которая может перемещаться вдоль входной поверхности призмы.

Рис. 6. Примерный вид изображения, видимого глазом по рис. 5.

Через призму видно изображение, показанное на рис. 6. Это изображение, как указывалось в статье [7], почти идентично световому спектру, получаемого с помощью дифракционной решётки. Почему появляется такое изображение при взгляде через призму, совершенно непонятно. Интерес представляет ход лучей, ответственных за получение радужных полосок по обеим сторонам от основного белого изображения (FEHG). Как уже говорилось выше, предполагалось, что, возможно, эти радужные полоски появляются в результате каких-то дополнительных отражений внутри призмы. Оказалось же, что появление любой из этих радужных полосок можно предотвратить, если с помощью пластинки 3 (рис.5), или просто рукой, перекрыть часть входной поверхности призмы. Чтобы исчезла правая радуга, надо перекрыть левую часть входной поверхности, и наоборот. Можно перекрыть одновременно и основное белое изображение (FEHG), тогда будет видна только одна из радужных полосок.

Возможность подобных действий дополнительно иллюстрирует рис. 7, на котором показан примерный ход лучей, образующих вид, показанный на рис. 6.

Рис. 7. Схема опыта и примерный ход лучей. 1 — ярко освещённый или светящийся объект, 2 — призма, 3 — глаз, 4 — тёмная или чёрная поверхность, 5 - лучи основного белого изображения, 6 - лучи радужного изображения справа, 7 - лучи радужного изображения слева

Из сказанного следует, что радужные полоски хотя и образуются, возможно, за счёт отражения и преломления света призмой, но этот свет не имеет никакой связи с той частью света, которая образует основное белое изображение. Необычно здесь именно образование 3-х (или даже 5) изображений вместо одного.

Можно было бы подумать, что всё дело в том, что свет, образующий радужные полоски, входит в поверхность призмы под несколько иным углом, вследствие чего образуются условия для разложения света в цвета радуги. Но при повороте призмы вдоль её продольной оси радужные полоски даже и не помышляют поменяться ролями с основной белой полоской. Они не становятся белыми, а белая центральная полоска не становится радужной. От поворота призмы может меняться яркость радужных полосок, их ширина, они могут менять своё расстояние до центральной белой полоски, но никаких попыток обмена ролями с центральным белым изображением не наблюдается. То есть, это единый комплекс, состоящий из нескольких составляющих, сохраняющих свои свойства при изменении угла поворота призмы.

Можно ли в этой ситуации сделать иной вывод, чем следующий:

белое изображения образуется светом одного свойства, а радужные полоски светом иного свойства?

Не менее интересно и то, что монохроматический красный свет также устремляется к глазу по 3-м (или 5-и) различным путям, образуя при этом 3 (или 5) световых пятна [8]. Это говорит о том, что дело здесь вовсе не в различных углах преломления для лучей света с различной длиной волны.

А теперь про ещё один факт, упомянутый в начале статьи и ещё менее укладывающийся в наше представление о свете. Самым невероятным в этом опыте, пожалуй, является то, что когда линия наблюдения перемещается к торцам призмы (вследствие перемещения призмы вдоль продольной оси), то радужные изображения исчезают. Причём, в зависимости от угла поворота вокруг центральной оси призмы, подобные исчезновения радужных изображений наблюдаются и вдали от торцов призмы. Как это можно объяснить, не прибегая к колдовской терминологии?

Мы всегда думаем аналогиями, и, наверное, не можем иначе. Возникновение волновой теории света также было вызвано нашим желанием увидеть в свете нечто знакомое, нечто аналогичное уже известным явлениям. Для тех, кто знаком с механикой, возникновение и исчезновение изображений может вызвать ассоциации с возникновением так называемых узлов на пластине или диске при их вынужденных колебаниях. В этом случае узел может соответствовать отсутствию радужных изображений. То есть, внутри призмы можно предположить своего рода пространственные колебания, биения, следствием которых является появление или исчезновение боковых радужных изображений. Но не надо к подобным аналогиям относиться слишком буквально. Природа света, возможно, слишком сложна, чтобы можно было применить наши механические аналогии.

Примечание

Все указанные в данной главке явления наблюдались с прямоугольной призмой с двумя равными углами. Все грани, в том числе и торцовые, полированы. Возможно, что её размеры существенны. Поэтому они здесь указываются. Её длина 100 мм, ширина граней 23 х 23 х 35 мм.

При зеркальном изображении предмета в призме с равными гранями (все углы между гранями равны 60є) появление радужных изображений наряду с основным белым, как на рис. 6, не наблюдалось. Это были китайские изделия. Их торцы не были полированы.

Автор благодарит к.т.н. Хайдарова Карима за замечания, позволившие сделать текст данной главки более однозначным и понятным.

Заключение

Ошибочно представленные Ньютоном опыты (Декарта?) по разложению света призмой позволили когда-то представить свет в виде волны. Этим теорию света направили по ложному пути. Новые опыты с призмой показывают, что свет намного сложнее, и не позволяет представить его в соответствии с какой-либо механической аналогией. Ход лучей света нельзя описать также и с помощью коэффициентов преломления, как это нам представлялось возможным в течение нескольких веков. При прохождении через призму свет не подчиняется ни закону прямолинейности распространения, ни закону волны.

Свет обладает свойствами, которые провоцируют многих авторов представить его в виде волны, однако это представление всегда оказывается ущербным. Мы ещё очень далеки от понятия физической сущности света.

Литература

  1. Johann Kern. Прав ли был Ньютон?
  2. Рене Декарт. Диоптрика, гл. 8 “О радуге”
  3. Путаница с сущностью светаhttp://ynik.info/2015/01/26/putanica_s_sushhnostju_sveta.html
  4. Свет очень быстро стареет http://ynik.info/2015/10/02/svet_ochen_bystro_stareet.html
  5. http://volshebstvo.in.ua/2012/04/kalendar-majya-beskonechen/
  6. Знаменитый Ферма ошибался? или сущность света - логике вопреки
  7. Что общего между дифракционной решёткой и призменным зеркалом? http://ynik.info/2015/09/23/chto_obshhego_mezhdu_difrakcionnojj_reshjotkojj_i_prizmennym_zerkalom.html
  8. 300 лет тому назад свет был совсем другим? http://ynik.info/2015/03/25/300_let_tomu_nazad_svet_byl_sovsem_drugim.html
Йохан Керн   Real Physik   Grosse Naturforscher   Deutsche Physik   Bibliothek