ГЛАВА I
ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н. А. УМОВА

Мировоззрение Н. А. Умова складывалось в начале второй половины XIX в., в тот период, когда, по определению В. И. Ленина, все общественные вопросы сводились к борьбе с крепостным правом. Россия вступила тогда в полосу коренной социально-экономической ломки, задачей и содержанием которой было упразднение старой феодальной системы, ставшей главным тормозом на пути дальнейшего общественно-экономического и культурного развития страны.

Гнилые основы царского режима подрывались неуклонным развитием промышленности и капиталистических отношений, новым подъемом крестьянских восстаний, число которых с каждым годом возрастало. Если с 1826 по 1834 г. было зарегистрировано 145 крестьянских восстаний, с 1835 по 1844 г.- 216, то с 1845 по 1854 г. их было уже 348, а с 1855 по 1861 г.-474. В конце 50-х и начале 60-х годов XIX в. в стране была налицо революционная ситуация.

Рост революционного движения вызвал смертельный страх в среде эксплуататорских классов. Характеризуя революционную ситуацию в России, сложившуюся в эти годы, В. И. Ленин писал: "...в то время, после тридцатилетия николаевского режима, никто не мог еще предвидеть дальнейшего хода событий, никто не мог определить действительной силы сопротивления у правительства, действительной силы народного возмущения. Оживление демократического движения в Европе, польское брожение, недовольство в Финляндии, требование политических реформ всей печатью и всем дворянством, распространение по всей России "Колокола", могучая проповедь Чернышевского, умевшего и подцензурными статьями воспитывать настоящих революционеров, появление прокламаций, возбуждение крестьян, которых "очень часто" приходилось с помощью военной силы и с пролитием крови заставлять принять "Положение", обдирающее их, как липку, коллективные отказы дворян - мировых посредников применять такое "Положение", студенческие беспорядки - при таких условиях самый осторожный и трезвый политик должен был бы признать революционный взрыв вполне возможным и крестьянское восстание - опасностью весьма серьезной" '.

В этот период под воздействием народно-освободительного движения произошло резкое размежевание общественно-политических сил России на два противоположных лагеря - революционно-демократический, материалистический во главе с Чернышевским и либерально-монархический, идеалистический.

Между лагерем Чернышевского и либерально-монархическим лагерем развернулась острая борьба, в центре которой стоял вопрос о путях дальнейшего развития России.

Идеологи либерально-монархического лагеря - крепостники и их холопствующие союзники либералы-"освободители", выражавшие интересы господствующих классов царской России, прилагали все усилия к тому, чтобы отстоять и сохранить основу самодержавно-крепостнического строя - крупное помещичье землевладение, сохранить феодальный базис и защищавшую его реакционную надстройку.

В борьбе против антинародных планов крепостников и либералов Чернышевский и его боевые соратники решительно отстаивали политическую программу революционной демократии, требовавшую уничтожения феодально-самодержавного строя путем всенародного вооруженного восстания, создания в стране демократической республики. В своих произведениях, печатавшихся в боевом органе революционной демократии - "Современнике", Чернышевский, Добролюбов и их сподвижники звали массы на демократическую революцию.

Создатель и руководитель подпольной революционной организации в России Н. Г. Чернышевский в своей знаменитой прокламации "Барским крестьянам от их доброжелателей поклон" смело призывал миллионные крестьянские массы готовиться х вооруженному восстанию против общего врага - царского самодержавия и крепостничества. От имени тайного Петербургского революционного центра он писал: "Муштровки большой вам не надо, чтобы вам в ногу итти по-солдатски да носок вытягивать,- без этого обойтись можно, а тому надо учиться вам, чтобы плечом к плечу плотнее держаться, да команды слушаться, да пустого страха не бояться... А кроме того, ружьями запасайтесь, кто может, да всяким оружием!" 2.

Политическая программа Чернышевского получила теоретическое обоснование в его материализме и диалектике. Развивая философский материализм и диалектику как теоретическую основу революционно-демократического преобразования России, Н. Г. Чернышевский до конца жизни вел непримиримую борьбу против реакционной мистико-религиозной идеологии либерально-монархического правительственного лагеря, страстно и последовательно разоблачал неокантианство, махизм, позитивизм и другие разновидности идеализма.

Ожесточенная идеологическая борьба между этими диаметрально противоположными лагерями шла "е только по вопросам политики, философии, социологии, эстетики, но и по проблемам естествознания. Борьба обострялась и развивалась по мере роста и развития русского революционно-освободительного движения. Отношение к этим двум лагерям определяло характер мировоззрения и деятельности того или иного ученого России той эпохи, его место и роль в истории развития отечественного естествознания.

Н. А. Умов с первых дней своей научной и общественной деятельности примкнул к революционно-демократическому, материалистическому лагерю и до конца жизни оставался в рядах передовой русской интеллигенции, смело выступавшей против царизма.

Решающее воздействие на формирование мировоззрения Умова оказала революционно-освободительная борьба русского народа, которая определила весь жизненный путь и характер его научной деятельности. Уже с ранних лет Умов возмущался издевательствами помещиков-крепостников над крестьянами, наказаниями солдат, избиением гимназистов и студентов. "Из отдаленных картин моего детства,- писал он,- одна особенно ярко рисуется в моем воспоминании. Я стою перед окном, выходящим в поле. Вдали виднеется кольцо солдат, окруженное толпою: в середине движутся какие-то фигуры; меня уводят и запрещают смотреть в поле. Через несколько времени к отцу, старшему врачу больницы провинциального города, приходит фельдшер со словами "привезли"; отец уходит. Так повторялось не раз и меня заинтересовала таинственность, которой домашние окружали происходившее. Рассказ добродушного фельдшера объяснил вое дело: наказывали шпицрутенами. Осужденного, привязанного к ружью, водили вдоль рядов солдат, бивших палками... Я был поражен рассказом, мне стали ясны все подробности жестокого наказания... Если бы соответственное начальство проникло в мою возмущенную душу, я без сомнения, попал бы в разряд политических"3 .

Н. А. Умов родился в 1846 г. в г. Симбирске (ныне Ульяновске) в семье военного врача. Его отец окончил медицинский факультет .Казанского университета и для своего времени был образованным человеком. Он с большим энтузиазмом изучал естественные науки, внимательно следил за развитием революционно-демократической мысли России, с интересом читал печатавшиеся тогда в "Современнике" работы Чернышевского, Добролюбова, Антоновича, Писарева, был хорошо знаком с "Колоколом" и "Полярной звездой" Герцена, а также с его произведениями: "Письма об изучении природы", "Кто виноват?", "Доктор Крупов" и др. Будучи сыном крепостной крестьянки, он сочувственно относился к нуждам народных масс. В детские годы Н. А. Умов постоянно слышал в своей семье разговоры отца о крестьянских "бунтах", о Герцене и его "Колоколе", об освобождении крестьян.

В 1858 г. Умов поступил в Первую московскую гимназию, где с интересом слушал беседы передовых преподавателей о Белинском, о классиках русской литературы. В гимназии на юного Умов а большое влияние оказал прогрессивно настроенный -преподаватель физики Я. И. Вейнберг. Умову пришлось слушать и лекции философа-идеалиста Юркевича, ставившего перед собой задачу "опровергнуть" и "похоронить" материализм. Но эти лекции, по словам Умова, "не произвели, однако, желаемого впечатления на гимназистов и не отличались изяществом".

В 1863 г. Умов окончил с золотой медалью Первую московскую гимназию и в этом же году был без экзаменов принят на математическое отделение физико-математического факультета Московского университета.

В то время передовая молодежь зачитывалась произведениями Чернышевского, Добролюбова, Герцена, Писарева. Горячий призыв революционных демократов к борьбе против самодержавия, за демократизацию науки, их стремление сделать науку достоянием народа и поставить ее на службу трудящимся находили живой отклик в среде революционной части студенчества. К числу этой демократической молодежи тогдашней России принадлежал и Умов, на формирование мировоззрения которого глубокое воздействие оказал Н. Г. Чернышевский.

Еще будучи студентом, Умов принимал активное участие в студенческих кружках, где с жадностью читались сочинения Чернышевского. "Здесь,- вспоминал он,- дебатировались общественные, научные и философские вопросы, Чернышевский,, Бокль, Милль и т. д."4.

Участники кружка распространяли среди народа научные и политические знания. Когда кружковцы прочли ряд лекций пс общественно-политическим и естественно-научным вопросам для артельщиков кокоревского подворья, тайная -полиция немедленно установила полицейскую слежку за лекторами, в том числе и за Умовым. Не случайно комиссия под председательством московского генерал-губернатора 2 ноября 1866 г. просила инспектора Московского университета срочно доставить ей "сведения о том, где квартируют студенты Несмелое и Николай Алексеевич Умов".

Несмотря на преследования царских властей, Умов продолжал вести большую работу в студенческих кружках. В 1866 г. он составил пространную "объяснительную записку" о необходимости народного просвещения, которая была размножена литографски и получила широкое распространение среди студентов. По конспиративным соображениям Умов не поставил своей подписи на записке.

Умов смело пропагандировал революционно-демократические идеи романа Чернышевского "Что делать?" и предпринимал шаги по их практическому претворению в жизнь. Известно, что после жестокой расправы царского правительства с Чернышевским в русском обществе необычайно возрос интерес к произведениям революционера-демократа, в особенности к его знаменитому роману. Этот роман, напечатанный в передовом демократическом журнале "Современник", звал лучших людей России к крестьянской революции, к всенародному вооруженному восстанию и оказал огромное революционизирующее воздействие на идейное формирование многих поколений революционных борцов не только нашей страны, но и зарубежных стран.

На идеях романа Чернышевского учились и воспитывались сотни передовых людей России, посвятивших свою жизнь борьбе за освобождение народа. Под его могучим идейным воздействием демократическая молодежь России организовывала артельные мастерские, которые служили центром сближения активных революционеров с народом.

Среди этой демократической молодежи находился и Умов, который во время летних каникул в деревне Селиванова под Москвой создал в конце 60-х годов XIX в. перчаточную артель, просуществовавшую более двух лет. Вот как об этом рассказывает Умов в своем автобиографическом очерке:

"Девушки окрестных сел занимались шитьем лайковых перчаток, которые раздавались им с одной из московских фабрик дьяконом одного из ближайших сел. Дьякон уплачивал работникам лишь небольшую долю того, что он получал с фабриканта за каждую сшитую дюжину перчаток. Н[иколай] Алексеевич] собрал в дом отца девушек соседних деревень и объяснил им всю выгоду кооперативного труда и убыточность их работы в тех условиях, при которых она производилась. В результате образовалась перчаточная артель, которая выбрала доверенное лицо для сношения с фабрикантом, а Н[иколай] Алексеевич] из своих небольших сбережений внес фабриканту залог за отпускаемый товар"5.

Перчаточная артель, организованная Умовым, напоминала швейные мастерские Веры Павловны. Подобно героине романа "Что делать?", он обучал крестьянских подростков грамоте.

В конце 60-х и начале 70-х годов 'Прошлого столетия Умов широко пропагандировал организацию производства на артельных началах. С этой целью он опубликовал в газете "Русская летопись" статью "Еще новое применение артельных начал". В ней он обобщал опыт работы перчаточной артели, доказывал, что устройство артелей повысит благосостояние народных масс. "...Существует множество отраслей труда (напр[имер], ткацкая) ,- писал он,- для которых применение подобных начал настоятельно, ввиду увеличения народного благосостояния и уничтожения эксплуатации промышленников, которые совершенно задаром заставляют трудиться сотни тысяч рук" 6.

Умов был одним из организаторов "Общества по распространению технических знаний", ставившего своей задачей содействовать усовершенствованию и распространению научных и технических знаний в русском народе. С этой целью общество провело ряд публичных лекций. Особенно большой успех имели выступления выдающегося русского ученого, прекрасного популяризатора науки К. А. Тимирязева, с которым Умов сблизился, еще будучи студентом.

В Московском университете Умов слушал лекции известных русских ученых-материалистов - А. Г. Столетова, Ф. А. Бредихина, Ф. А. Слудского и других. Большое влияние на формирование естественно-научных воззрений Умова оказал А. Г. Столетов. В 1866 г. Умов издал лекции Столетова по физике в литографированном виде.

Еще на студенческой скамье Умов обнаружил незаурядные способности в области физики, разработав вопрос о преломлении света. А. Г. Столетов сразу же увидел в лице Умова одаренного студента, в котором уже тогда проявились задатки будущего ученого*. По представлению Столетова физико-математический факультет отметил научные достижения Умова и представил его к премии. В представлении физико-математического факультета подчеркивалось, что "студент 2-го курса Умов, выдержавший с отличным успехом переходный экзамен со 2-го курса на третий, представил весьма хорошее сочинение об основных законах преломления света. Это сочинение свидетельствует как о прилежании, так равно и об успехах ученых занятий студента Умова..." '. Впоследствии Столетов рекомендовал оставить Умова при университете для подготовки к профессорскому званию.

В 1870 г. Умов часто посещал заседания знаменитого столетовского кружка, на которых он не раз выступал с докладами и с большим интересом выслушивал критические замечания и советы своего учителя А. Г. Столетова. Деятельное участие в кружке принимали также Н. Е. Жуковский, Ф. А. Бредихин, Ф. А. Слудский, К. А. Фишер, П. А. Зилов и другие. В своих воспоминаниях Н. Е. Жуковский писал: "Я живо вспоминаю квартиру... на Тверской улице, в которую в первый раз я пришел на заседание физического кружка, устроенного Столетовым. Докладчиками были Умов и я. Александр Григорьевич вместе с Преображенским и Фишером, составившими компанию, сидел около маленькой доски. Александр Григорьевич принимал живое участие в беседе и посмеивался со свойственным ему живым юмором над необычайно длинным маятником, о котором говорил я" 7.

Столетов умело пропагандировал материалистические воззрения, воспитывал в молодых ученых непримиримость к идеалистическим течениям в естествознании. Умов гордился тем, что он вышел из школы этого великого русского физика и считал себя продолжателем его научно-материалистических идей.

В то время, когда Мах, Оствальд и их русские последователи вели борьбу против материалистического направления в физике, Умов дал высокую оценку заслугам Столетова перед родиной. В Архиве Академии Наук СССР хранится неопубликованная речь Умова, произнесенная им в 1909 г. в Физическом институте Московского университета, в которой было сказано:

"Высокоуважаемое собрание! На мою долю выпала честь приветствовать вас, представителей физики, в стенах нового института. В исполнение этого поручения, возложенного на меня бюро нашей секции, я вкладываю глубочайшие чувства симпатии к вашей деятельности, к вашим целям; своими самопожертвованными трудами и настояниями, несмотря на все препоны, вы подвигаете к желанному совершенству условия научной работы и преподавания физики. С глубочайшей скорбью отмечаем мы отсутствие гостеприимного хозяина Московской физики на 1Х-ом съезде. Я разумею выдающегося ученого, высококультурного и высокоталантливого Александра Григорьевича Столетова. Мы, его преемники, опечалены тем, что идея создания физического института, удовлетворяющего всем современным требованиям точного научного изыскания, им лелеянная, не осуществилась при его жизни. Нам не удалось быть свидетелями радости и заслуженного нравственного удовлетворения, которые он испытал бы по праву, встречая вас в этом здании. Еще в 73-м году прошлого века с большим трудом и настойчивостью в небольшой жилой квартире, во флигеле рядом с этим зданием, Александр Григорьевич устроил физическую лабораторию. Не красна была углами эта ячейка нашего института, но та плодотворная идея, которая была в нее заложена, талант ее руководителя оставили незатухающий след в истории физического знания в России, отозвались далеко за пределами Москвы. IX съезд происходил в старой, не существующей более физической аудитории: мы сохранили о ней самые дорогие воспоминания, она памятна и бывшим участникам съезда, памятна в связи с теми овациями, которыми собрание почтило Александра Григорьевича. Припоминая их, мы проникаемся опасением, удастся ли нам создать съехавшимся физикам такое же удовлетворение, как испытанное ими на 1Х-м съезде? Если в этом направлении мы достигнем хотя бы малого успеха, мы припишем его тем трудам и уменьям, которые положены в нас и переданы нам нашим угасшим учителем. Я вижу здесь многих из школы Александра] Григорьевича] и обращаюсь к ним с просьбой поддержать нас своими трудами"8.

После защиты магистерской диссертации Умов с 1872 по 1893 г. возглавлял кафедру математической физики в Новороссийском (ныне Одесском) университете. Здесь состоялась первая встреча Умова с великим русским ученым-материалистом И. М. Сеченовым, который был изгнан царскими властями из Петербургской медико-хирургической академии.

Решительно примкнув к Сеченову, Умов до последних дней своей жизни рука об руку с ним вел борьбу против мистико-религиозной идеологии господствующих классов царской России, за материалистическое направление в естествознании, за приоритет русской науки. Не .случайно поэтому один из реакционных профессоров Новороссийского университета писал об Умове: "В настоящее время приехал из Москвы Умов... Разумеется, за него Сеченов... По положению дел мы стоим в разных лагерях..." 9.

Умов неоднократно подчеркивал огромное идейное воздействие Сеченова на лучших людей русского общества. Он указывал, что Сеченов "ясностью суждения, прямотою своих действий, неуклонным выражением взглядов и мыслей, невзирая на лиц и обстоятельства, поддерживал и направлял многих на их жизненном пути" 10.

В Одессе Умов установил тесную связь также с такими выдающимися русскими учеными, как И. И. Мечников, А. О. Ковалевский, В. В. Марковников и др. И. И. Мечников часто приезжал к своему брату Льву Ильичу в Женеву. Там он лично познакомился с Герценом, который читал братьям Мечниковым отрывки из "Былое и думы". Обо всем этом И. И. Мечников рассказывал Умову и другим своим друзьям.

Знакомство с прогрессивными учеными страны перешло в длительную дружбу, в замечательное идейное содружество людей, долгие годы боровшихся в условиях крепостнической России за процветание отечественного естествознания, за передовую науку, смело выступавших против царских чиновников и правительственных верхов, тормозивших развитие отечественной науки, раболепно преклонявшихся перед западноевропейскими "авторитетами". Свою борьбу за передовую науку они сочетали с борьбой за ее демократизацию и популяризацию среди трудящихся масс, за облегчение жизни народа.

Господствующие классы царской России и их идеологи не верили в творческие силы русского народа, всячески игнорировали гениальные открытия передовых русских ученых, объявляли их незадачливыми учениками западно-европейских ученых. "Оторванные от народа и чуждые ему правящие классы царской России,- говорит Г. М. Маленков,- не верили в творческие силы русского народа и не допускали возможности, чтобы Россия собственными силами выбралась из отсталости. Отсюда проистекало неправильное представление о том, что русские всегда-де должны играть роль "учеников" у западноевропейских "учителей" 11.

В период разнузданной реакции Умов, Сеченов, Мечников, Ковалевский превратили естественный факультет Одесского университета в один из самых передовых факультетов не только дореволюционной России, но и зарубежных стран. Они сгруппировали вокруг себя прогрессивно настроенных ученых (среди них были В. В. Марковнико-в, В. Ф. Зеленский, А. С. Постников, Н. Л. Дювернуа и др.), а также лучшую, революционную часть студентов, вели борьбу против реакционных университетских профессоров, представлявших так называемую "московскую партию".

В 1872 г. Сеченов организовал свой знаменитый конспиративный кружок. Одним из видных и активных деятелей этого кружка был Умов. "Несмотря на то,- писал И. И. Мечников, что Умов был настоящий москвич, в университете он примкнул не к так называемой московской партии, а сразу сделался членом кружка, главой которого в то время был знаменитый русский физиолог И. М. Сеченов"12.

В своих автобиографических записках Сеченов так описывает возникновение этого кружка: "В следующем (1872 - А. К.) году начал формироваться тот настоящий дружеский кружок, из-за которого я люблю Одессу и по сие время. Вернулся из-за границы И. И. Мечников. Приехал из Москвы на кафедру математической физики совсем еще молодой человек, Н. А. Умов, произведший большое впечатление своей вступительной лекцией... Для дружеского кружка трудящихся семейный дом столько же необходим, как теплый уютный угол для усталого. Только в семейном доме, с приветливой улыбкой и ласковым словом хозяйки, собрание приятелей отдыхает душевно и принимает тот характер 'Порядочности и сердечности, который немцы выражают словом Gemütlichkeit. Таким соединительным звеном - салоном кружка стала квартира Умовых" 14.

Участники кружка резко критиковали реакционную, антинародную политику царского правительства, горячо обсуждали животрепещущие вопросы развития отечественной науки и ее демократизации. Они решительно выступали против косности, рутины старой системы воспитания.

Одним из смелых защитников научно-материалистических принципов и борцов против реакционных взглядов университетских профессоров был Умов. "Не легко бывало проводить в жизнь его принципы,- писал И. И. Мечников,- но Умов всегда твердо держался их. Не могло быть и речи о том, чтобы ради какой-нибудь практической цели эта чистая личность отступала от своих убеждений. Вот почему очень скоро Н. А. завоевал любовь своих ближайших товарищей..." 15.

В противоположность реакционным профессорам, Умов, Сеченов, Мечников, Ковалевский пропагандировали в печати, в университетских и публичных лекциях передовые естественнонаучные теории, издали ряд работ, посвященных актуальным вопросам естествознания. В одесский период своей деятельности (1872-1893 гг.) Умов опубликовал ряд ценных произведений, в которых отстаивал и развивал материалистическое направление в естествознании.

Значительный научный интерес представляют такие его исследования по вопросам физики и математики, как "Теория простых сред", "Теория взаимодействий на расстояниях конечных", "Теорема относительно взаимодействий на расстояниях конечных", "Уравнения движения энергии в телах", "Исторический очерк теории света", "О фиктивных взаимодействиях между телами, погруженными в среду постоянной упругости", "О стационарном движении электричества на проводящих поверхностях произвольного вида", "Курс математической физики", "Теория бесконечно малых колебаний консервативной системы около положения устойчивого равновесия. Колебания системы с одной степенью свободы. Созвучие и абсорбция",, "Геометрическое значение интегралов Френеля", "О различных системах электрического освещения лампочками каления" v др.

В этот же период вышли такие его работы по вопросам химии, как "Законы растворимости некоторых солей", "Диффузия водного раствора поваренной соли", "Термопотенциал соляных растворов", "Дополнение закона гидродиффузии и новые диф-фузиометры", "Опыт изыскания законов тепловой энергии химических реакций" и др. Эти работы явились серьезным вкладом в науку. В них проводились и защищались наиболее передовые для того времени материалистические идеи в области физики и химии.

Продолжая и развивая материалистическое направление Ломоносова в физике, Умов в одесский период своей деятельности обстоятельно исследовал важнейший вопрос физики - вопрос о движении и распределении энергии в средах. Вместе с тем, большое внимание он уделял исследованию других сложнейших вопросов физики, многие из которых непосредственно примыкают к его учению о движении энергии. В этом отношении значительный научный интерес представляет упомянутая выше работа Умова "О стационарном движении электричества на проводящих поверхностях произвольного вида", в которой впервые исследован вопрос о распределении электрических токов на плоской пластинке.

До этой работы Умова данная задача в физике решалась лишь для частных случаев (Кирхгофом - для плоскости, Больцманом - для сферы и круглого цилиндра). Опираясь на свое учение о движении и распределении энергии в средах, он показал, что вопрос о распределении электрических токов на поверхности произвольного вида можно свести к вопросу о распределении электрических токов на некоторой плоской пластинке. Касаясь вопроса о том, в каком отношении находится эта пластинка к поверхности произвольного вида, Умов с предельной точностью установил, что пластинка представляет собой изображение поверхности на плоскости, подобное изображаемой поверхности в мельчайших частях.

В том же году, будучи в заграничной командировке, Умов познакомил немецкого физика Кирхгофа со своей работой "О стационарном движении электричества на проводящих поверх ностях произвольного вида". Результаты, найденные Умовым, были немедленно опубликованы Кирхгофом в Трудах Берлинской академии наук, правда, хотя и с упоминанием имени Умо-ва, но в видоизмененном изложении, как исследование самого Кирхгофа. Как пишет в своих воспоминаниях Жуковский, Умов решительно выступил против этого нечестного поступка Кирхгофа.

В другой своей работе -"Геометрическое значение интегралов Френеля" - Умов весьма наглядно представил свойства интегралов Френеля и вскрыл их геометрический смысл. Он придал им новый вид и сйел таким образом задачу вычисления интегралов Френеля к квадратурам, разработал способ вычисления поправок к значениям интегралов Френеля, вычисленных им самим.

Он изобрел интегратор - прибор для вычисления интегралов Френеля, который демонстрировал на заседании Французского Физического общества в Париже.

Умов вывел формулы для отыскания максимумов, и минимумов напряжения света в дифракционном явлении, производимом экраном с беспредельным прямолинейным краем.

В 80-х годах XIX в. Умов закончил свои экспериментальные исследования по диффузии водного раствора поваренной соли и по растворимости некоторых солей. Обобщив результаты своих наблюдений, он пришел к ряду очень важных выводов. В работе "Дополнение закона гидродиффузии и новые диффузио'Метры" Умов разработал новый способ наблюдения явлений гидродиффузии, показал ограниченность уравнения диффузии Фика и дополнил его новым членом.

Во вступлении к своей статье Умов подчеркивает то новое, что он вносит в разработку вопроса о гидродиффузии. "Настоящая статья,- писал он,- преследует двоякую цель: во-первых, указать новые методы, упрощающие наблюдение явлений гидродиффузии и дающие возможность следить за ними непрерывно в течение произвольно долгого времени, не нарушая ход явления; во-вторых, указать на дополнение, которое должно быть сделано к уравнению диффузии Фика, чтобы оно действительно соответствовало наблюдению. Необходимость введения добавочного члена в уравнение Фика становится понятной, если мы обратим внимание на то обстоятельство, что во всех случаях 16 гидродиффузии прибавление вещества или растворителя к существующему уже раствору всегда сопровождается изменением суммы смешиваемых объемов, т. е. сжатием или расширением, происходящим от взаимодействия смешиваемых веществ" '.

Для наблюдения явлений гидродиффузии Умов сконструировал ряд оригинальных приборов: сифонный диффузиометр, диффузионный цилиндр, диффузионный крючок, диффузионный ареометр и другие приборы, описанные им в работе "Дополнение закона гидродиффузии и новые диффузиометры". Разработанный им метод изучения и демонстрации явлений диффузии получил высокую оценку Д. И. Менделеева. В своих знаменитых "Основах химии" он писал: "Проф. Умов для этой же цели (для доказательства постепенности диффузии растворов.- А. К.) употребил стеклянные шарики определенного удельного веса, настолько наполненные воздухом, чтобы они были тяжелее воды, но легче тяжелой жидкости, взятой для диффузии, и по положению шариков судил о ходе диффузии, так как знал удельный вес каждого шарика и его положение указывало плотность раствора, а следовательно и содержание в данном слое диффундирующего вещества" 17.

Умов принимал деятельное участие в работе Одесского общества естествоиспытателей, председателем которого долгие годы был его единомышленник А. О. Ковалевский. При этом Умов посещал не только математическое отделение Общества, но и1 биологическое, где он с большим интересом слушал доклады Сеченова, Мечникова, Ковалевского и других. С публичными лекциями, посвященными вопросам физики и техники, выступал и Умов. В частности, на одном из заседаний одесского отделения Русского технического общества он прочел доклад о превосходстве электрического освещения над всеми другими видами освещения.

В Одесском университете Умов впервые организовал лабораторию для практических занятий студентов по физике.

В Одессе Умов развернул большую работу по оказанию помощи беспризорным детям, по предоставлению дешевых квартир "лицам и семействам, посвящавшим себя труду, но по независящим от них обстоятельствам впавшим в бедность" 18.

С целью привлечения внимания передовых людей России к Обществу покровительства политическим, отбывшим наказание, и бесприютным, Умов 19 февраля 1891 г. выступил в газете "Одесский листок" со статьей, в которой призывал широкую общественность проникнуться любовью к бедным людям и в особенности к отбывшим наказание и беспризорным детям. Умов писал:

"Кто же, читатель, всего более нуждается в детальной, сердечной любви, как не те несчастные и отверженные дети, которые без крова и хлеба бродят по улицам или ютятся на окраинах города в местах, едва ли лучших, чем притоны разврата? . И они всего менее виновны в своем нравственном и материальном падении. Если бы вы побродили в сумерках по окраинам города или бойким сборищам бедного люда, заглянули в молдаванские трущобы, вам пришлось бы натолкнуться на сцены, не поддающиеся описанию по своей гнусности, сцены, в которых "за копейку" нравственно гибнут несчастные уличные дети!"'. ,

Умов требовал улучшения условий жизни трудящихся, всемерно содействовал распространению грамотности в народных массах. Он восставал против дикого самодержавно-полицейского гнета, душившего всякую живую мысль и осуждавшего народ на нищету, голод к страдания.

Реакционные профессора и университетское начальство враждебно относились к научной и общественной деятельности Умова, Сеченова и их единомышленников и принимали все меры к тому, чтобы избавиться от "беспокойных" профессоров, Умова, Сеченова, Мечникова правительственные круги числили в "красных" и именовали "агитаторами". За участниками "сеченовского кружка" был организован негласный полицейский надзор.

К 80-м годам сеченовский кружок прекратил свое существование, а глава этого кружка И. М. Сеченов покинул Одессу, Университетское начальство вместе с царскими властями прилагало все усилия к тому; чтобы уволить из университета ненавистных ему прогрессивных профессоров Умова, Мечникова и других. В начале 80-х годов Мечников, Постников, Преображенский и другие были удалены из университета. Несколько позже вынужден был покинуть университет и Умов.

( Н. А. Умов. Собрание сочинений, т. III, стр. 57.)

Враждебное отношение к Умову в то время значительно усилилось не только со стороны реакционной части профессуры, на и со стороны местной администрации, считавшей его "полити-( чески неблагонадежным", опасным "подстрекателем" студенче-л ских "беспорядков". Смелые выступления ученого в защиту'* революционной части студенчества пришлись не по вкусу цар-^ ским чиновникам. Известен следующий факт. Умов взял на поручительство студента Новороссийского .университета Рубановича, который за участие в конспиративном рабочем кружке был~ арестован и посажен в тюрьму. Благодаря вмешательству Умова студента выпустили из заключения. После этого студент бежал за границу.

В одесский период своей деятельности Умов не порывал связи с А. Г. Столетовым. Сохранились его многочисленные неизданные письма к Столетову, а также Столетова к нему, которые ярко показывают борьбу двух крупнейших ученых за демократизацию и процветание отечественной передовой науки.

В этот же период Умов вел оживленную переписку с Сеченовым, который продолжал оказывать ему всяческую поддержку. Никогда Умов не порывал и связей с Мечниковым и Ковалевским.

Умов ставил перед собой задачу создать школу из сторонников передового материалистического направления в естествознании. В своем неопубликованном письме Помяловскому от 26 июля 1893 г. он писал: "29-го августа текущего года мне исполняется 25 лет службы, из коих слишком 21 год был отдан Новороссийскому университету... Русской науке я хотел бы послужить не только личной научной работой, но, пользуясь приобретенными мною знаниями и опытом, найти .и подготовить будущих работников, науки" '.

В 1893 г. Умов переехал из Одессы в Москву, где в это время работал Сеченов. "В моей жизни две приятные новости,- писал Сеченов Мечникову.- У нас выстроена новая прекрасная лаборатория, в которой я уже начал работать, и на-днях сюда в Москву переехала вся семья Умовых - Николай Алексеевич переведен сюда профессором физики. Обрадовался я им донельзя, потому что в Москве ни с кем не сблизился и жил по сие время совершенно одиноким" 19.

Сеченов был первым, кто дружески встретил Умова в Москве. В автобиографии Умов писал, что и в этот период его жизни у него сохранились близкие отношения с Сеченовым. По приезде в Москву Умов еще более укрепил связь со Столетовым,. Тимирязевым, Жуковским, установил дружеские отношения также с такими выдающимися русскими учеными-материалистами, как Лебедев, Каблуков, Остроумов, Зелинский и др. Научная деятельность Умова в Московском университете (1893-1911 гг.) совпала с массовыми студенческими волнения-ли, которые сыграли большую роль в революционно-освободительной борьбе народов нашей страны против царского самодержавия.

Известно, что В. И. Ленин придавал большое значение анти-:равительственным выступлениям студенческой молодежи и призывал рабочих пойти на помощь студентам, поддержать их выступления против царизма. "Эта вражья сила, избивающая сегодня студентов,- писал В. И. Ленин,- завтра бросится с еще большим озверением избивать вас, рабочих. Не теряйте времени! Помните, что вы должны поддерживать всякий протест и борьбу против башибузуков самодержавного правительства! Старайтесь всеми средствами войти в соглашение с демонстрантами-студентами, устраивайте кружки для быстрой передачи сведений и распространения воззваний; разъясняйте всем и каждому, что вы поднимаетесь на борьбу за свободу всего народа" '.

Выступления революционного студенчества против царского -самодержавия поддерживались не только рабочими, но и прогрессивными учеными России того времени. Среди них был и Умов. Об этом свидетельствуют многочисленные неизданные рукописи Умова и его ближайших сподвижников, донесения царской охранки, многочисленные антиправительственные прокламации, хранящиеся в Архиве Академии Наук СССР в личном деле Умова, и другие материалы. Из этих неопубликованных документальных материалов заслуживают внимания такие документы, как .рукописи Умова "В водовороте политики", "Записка Умова о студенческой сходке, происходившей под его председательством", "Записка Сеченова, Тимирязева, Умова и других профессоров Московского университета г. министру народного ..просвещения по вопросу о студенческих беспорядках Л899 г.", "Ходатайство Сеченова, Тимирязева, Умова, Столетова и других профессоров Московского университета Московскому генерал-губернатору по поводу удаления 3 декабря 1894 г. из Москвы административным путем 47 студентов", "Справка особого отдела о революционной деятельности Тимирязева, Умова и других", "Записка о роли "Союзного Совета землячеств" в студенческих событиях в октябре 1894 г., представленная И. Д. Делянову московским обер-полицмейстером (декабрь 1894 г.", донесения царской охранки "О чрезвычайных мерах по причине студенческих беспорядков (24 марта 1899 г.)", "О бывшем профессоре Новороссийского университета И. И. Мечникове".

Умов вместе с Сеченовым, Тимирязевым, Столетовым принимал деятельное участие в революционных студенческих организациях, выступавших против произвола царских властей. Он считал, что в этой борьбе студенческая молодежь может получить настоящую политическую закалку и воспитание в духе преданности своему народу.

В неизданной работе "В водовороте политики" (1905 г.) он писал: "Еще в недавнее время увлечение благороднейшими идеалами человечества ютилось по преимуществу в стенах высшей школы, оставаясь уделом тех, кто не был еще истрепан и задавлен развращающей и мертвящей духовно действительностью, простиравшейся за стенами школы. И когда детища этой действительности вторгались тем или иным путем внутрь этих стен, возникали движения молодежи, и происходившая борьба давала первые уроки политического воспитания...

Молодежи нечего бояться, что ее идеальные стремления будут засосаны средой; напротив того, укрепленные серьезным знанием, они получат выработку в общественных движениях более зрелую и правильную, чем в стенах университетов... Делегатские собрания, союзы, совещания общественных деятелей выдвигают в настоящее время такие програ-ммы, обсуждение которых требует сосредоточения и напряжения выдающихся умственных сил нашей родины.

Только самая тупая бюрократия, самое антипатриотическое чиновничество, не понимающее того, что пережито общественным сознанием и насколько оно дисциплинировалось в последнее время, могли бы нарушать попрежнему необходимые свободы слова, союзов, собраний и неприкосновенность личности..,

Мы переживаем не момент, а только начинаем погружаться в историческую струю, которая бурным потоком побежит по русской земле в течение ряда годов" '.

Накануне революции 1905 г., а также в последующие годы руководящую роль в студенческом революционном движении играли так называемые "Союзы землячеств", которые, как правило, возглавлялись членами РСДРП (из числа студентов-революционеров). В 1894 г. революционная студенческая организация "Союзный Совет землячеств", в которой принимали участие Умов, Тимирязев, Сеченов и другие, развернула тщательно законспирированную работу по подготовке передовой части студенчества к борьбе против царского самодержавия за демократические свободы. Это не могло не вызвать беспокойства в стане защитников царизма.

Царские власти арестовали и выслали из Москвы около пятидесяти наиболее видных деятелей "Союзного Совета землячеств", вожаков студенческих волнений 1894 г. В знак протеста против этого произвола Умов, Сеченов, Тимирязев, Столетов и другие прогрессивные профессора Московского университета написали петицию московскому генерал-губернатору, в которой требовали возвратить в университет всех арестованных студентов и решительно выступили в защиту "Союзного Совета землячеств".

В петиции, получившей широкое распространение среди студенчества, резко осуждался произвол царских властей. Она воодушевила студенчество на борьбу против царизма. "Студенческие беспорядки" стали еще более массовыми. Не случайно попечитель Московского учебного округа требовал привлечения к ответственности составителей петиции.

Своим ходатайством, писал он, профессора Московского университета подрывают авторитет существующих властей и отнимают у них из-под ног почву в отношениях их со студентами. В своем донесении агент царской охранки подчеркивал:"Корень нежелательного и уже несколько лет возникшего направления в университете лежит не в одних землячествах, но также и в направлении профессуры. Что многие из профессоров далеко не безучастны к деятельности землячеств, на это имеется у меня немало фактов, из коих укажу на некоторые. В последние годы студенты устраивали так называемые "вечеринки с профессорами", на коих велись подчас очень откровенные беседы, так что такие вечеринки настолько старались держать в тайне, собираясь на них с такими предосторожностями, что можно было бы подумать, что это собирается сходка для беседы с каким-либо крайним революционным деятелем, имеющим очень серьезные поручения" 22.

По воспоминаниям дочери Умова О. Н. Красуской, студенты устраивали подобные вечеринки на квартире Н. А. Умова, на которых часто присутствовал Сеченов со своим ассистентом Самойловым.

Реакционный царский министр Делянов объявил действия Умова, Тимирязева, Сеченова, Столетова и других передовых профессоров Московского университета, написавших петицию, "противозаконными" и предупредил их, что в случае повторения студенческих волнений они будут нести полную ответственность за "дальнейшее брожение среди учащейся молодежи".

Студенческие забастовки приняли большой размах накануне революции 1905 г. Умов, Тимирязев, Сеченов и другие передовые профессора Московского университета встали на сторону революционно настроенных студентов; они всячески поддерживали и приветствовали студенческие забастовки. Всеобщей стачке студентов 1901 -1902 г. предшествовали массовые студенческие волнения 1899 г. Царское правительство закрыло Московский университет, исключило из него всех студентов (их было тогда более 4 тыс.) и затем объявило новый прием, проведя при этом строгий отбор по политическим признакам, чтобы избавиться от "неблагонадежных" студентов. Таким путем царское правительство выбросило за борт университета более тысячи студентов.

Умов, Тимирязев, Сеченов, Зелинский, Чупров и другие профессора Московского университета написали докладную записку министру просвещения, в которой обрушились на преступные действия и произвол царских властей и требовали возврата всех исключенных из университета студентов, свободу организации студенческих союзов, землячеств, собраний и т. д.

В 1901 г. под председательством Умова в университете проводились факультетские студенческие сходки, на которых было принято решение протестовать против возмутительной статьи кн. Мещерского, одного из столпов царского самодержавия, содержавшей оскорбительные выпады против студентов, и требовать привлечения его к судебной ответственности. Сам Умов свидетельствует: "На совещании 1-го курса математиков 29-го октября, по вопросу о протесте кн. Мещерскому, большинством около двух третей студентов решено протестовать, причем избраны делегаты... Заседание происходило под моим председательством" '. В тот же день студенческие сходки провели Тимирязев, Сеченов и другие, вопреки существовавшим тогда государственным законам, согласно которым сходки, собрания, заседания были категорически запрещены.

Ленинская газета "Искра" одобрила и приветствовала деятельность Умова, Тимирязева и других передовых профессоров, направленную на поддержку студенческого движения, против Мещерского. "Гнусная статья в "Гражданине",- писала "Искра",- бросавшая грязью в учащуюся молодежь, вызвала две сходки в октябре,., выразившие презрение кн. Мещерскому. Но студенты чувствовали, что за Мещерским скрывается нечто большее. Была выбрана комиссия из профессоров (Тимирязева, которого, кстати сказать, восторженно приветствовали студенты по поводу его решения остаться в университете; по рукам ходил проект адреса ему, отдававший должное человеку независимому и убежденному; Умова, Ключевского и др.) и из делегатов от курсов для выработки формы протеста... Комиссия прекратила занятия, профессора, участвовавшие в ней, перестали читать лекции "по болезни"... Брожение среди студенчества сильно возросло" 2.

Царское правительство жестоко расправлялось с революционным студенчеством Москвы, Петербурга, Киева и других городов.

В 1908-'1910 гг. началась новая волна студенческих "беспорядков". Забастовка, начатая студентами Петербургского университета, перекинулась в Москву, Харьков, Киев и другие города страны. Умов вместе с Тимирязевым и в этот период выступал на стороне революционной части студенчества, за университетскую автономию, против "министерской политики", направленной на установление в университетах полицейского режима.

Благодаря настоянию Умова и Тимирязева ученый совет Московского университета принял решение, направленное в защиту университетской автономии. Эти действия революционно настроенных профессоров горячо приветствовал студенческий революционный комитет, возглавляемый большевиками.

В мрачные годы столыпинской реакции передовые русские ученые остались верными делу борьбы с государственным строем тогдашней России, с полицейскими преследованиями передовых людей русского общества.

"Говорят,- писал Умов в 1907 г.,- что история не повторяется: это правда, но только пока тупость и бездарность не берут на себя роли кормчего. Настроение России в настоящее время, в своих тревогах, чувствованиях, выжиданиях и надеждах воспроизводит те же контуры и краски, ту же светотень нового и старого, как в картине, которую представляла собою Франция после первой реставрации.

С какой замечательной точностью о наших правящих сферах можно утверждать то же самое, что говорилось о Бурбонах: "они ничему не научились и ничего не забыли!". Не стремились ли наши доморощенные бурбоны загнать освободительное движение на своего рода Эльбу, не клеймили ли его прозвищами "врага общественного спокойствия, безумным разбойником, чудовищем, напитавшимся кровью?".

Но как не удалось бурбонам запереть в железную клетку окрылившегося узника, так не удастся наложить новые цепи на русскую свободу и развитие России" 1.

Умов подчеркивал, что массовые расстрелы, невиданный террор, свирепствовавший в годы столыпинской реакции, вызвали сильное "полевение" деревни, окончательно подрывали веру мужика в батюшку-царя. Он писал:

"Перед нами та же тишина, готовая прорваться при первом порыве энтузиазма, а этот порыв несомненно будет, и он найдет себе мощный отклик как раз в среде, с которой наиболее заигрывают наши правящие сферы. Я разумею русскую деревню; сравнивая ее настроение в настоящее время с тем, которое владело ею год тому назад, наблюдается громадная разница: деревня, сознательнее и разумнее относясь ко всему происходящему, сильно полевела в своих взглядах.

И как не полеветь ей, угнетенной и страждущей, когда все мероприятия правительства идут мимо ее насущных потребностей, когда удовлетворение ее нужд, доступное только учреждениям и актам государственным, вверяется по существу учреждениям коммерческим и таким же сделкам" '.

Умов резко осуждал пресловутую столыпинскую земельную реформу. "Все сочиненные г-ном Столыпиным земельные мероприятия,- писал он,- идут мимо нужд крестьянства... послужат только к большей запутанности деревенских отношений: во всяком случае они обходят вопрос о существенных деревенских нуждах" 2.

В 1911 г., когда царское правительство отмечало пятидесятилетие со дня проведения так называемой "крестьянской реформы" 1861 г. и непомерно восхваляло Александра-"освободителя",. Умов указывал, что эта реформа ничего не дала народу, кроме бедствий и страданий. В неопубликованной работе "Накануне великого воспоминания" он писал: "Теперь, когда через полвека восстает память об этом дне, передо мною, как свидетелем вызванных им переживаний, с особой силой восстает контраст между ожидавшимся и осуществившимся. Современник, переживший то старое время, выразит этот контраст всего точнее словами - день памяти о великом событии является днем всенародного траура..." 3.

Умов критиковал не только внутреннюю политику царского-правительства. Как горячий поборник мира между народами, он осуждал захватнические устремления царизма на Дальнем Востоке, отрицательно относился к планам создания в Маньчжурии так называемой "Желтороссии", был противником русско-японской войны.

По своим социально-политическим и общественным взглядам Умов тесно примыкал к революционно-демократическому лагерю. Вместе с Сеченовым, Тимирязевым, Столетовым он на протяжении всей своей жизни вел борьбу против царского самодержавия, решительно осуждал социальные порядки дореволюционной России.

Однако Умов, как и большинство передовых русских ученых того времени, не видел действительных путей выхода из того тупика, в который завело страну царское правительство. Он не понимал, что только рабочий класс во главе со своей партией способен повести за собой трудящиеся массы дорогой победоносной социалистической революции, свергнуть царское самодержавие и установить в стране народную власть. Свои надежды Умов возлагал не на пролетариат, а на интеллигенцию, на науку.

Само собой разумеется, что путем организации различных мастерских, обучения крестьянских подростков грамоте, покровительства беспризорным детям, пропаганды и популяризации науки, путем борьбы только за демократические свободы, за университетскую автономию, чем увлекался Умов, невозможно было изменить общественный строй царской России, избавить народ от эксплуатации и кабалы. Тем не менее политические взгляды Умова для своего времени были прогрессивными. Он принадлежал к демократически настроенной части интеллигенции, горячо защищавшей просвещение, свободу слова и собраний, поддерживавшей студенческие забастовки, а также различные прогрессивные преобразования пореформенной России.

Вся многогранная деятельность Умова была проникнута стремлением способствовать успешному развитию передовой отечественной науки, ее внедрению в сельское хозяйство и промышленность. Он хотел поставить науку на службу народа, "облегчить страдания народа". Ученый требовал сближения науки с обществом, народом, для которого существует наука и в котором она черпает своих работников.

По приезде в Москву Умов сразу же был избран действительным членом "Общества испытателей природы", а в 1897 г., после смерти Слудского, он был выдвинут президентом этого общества и занимал этот пост до последних дней своей жизни, собрав вокруг себя ученых-материалистов.

В 1903-1905 гг. Умов редактировал журнал "Научное слово", сыгравший немалую роль в деле пропаганды и распространения в русском обществе новейших достижений русской и мировой науки. В своей статье "Значение опытных наук", помещенной в первом номере этого журнала, Умов писал, что отсутствие образования обращает большинство наций в собрание инвалидов или в обширную богадельню.

В трудных условиях царского времени он сумел превратить журнал в передовой орган пропаганды русского материалистического естествознания. На первых страницах этого журнала Умов, вопреки установке царской цензуры, печатал прежде всего классические работы Сеченова, Мечникова, Тимирязева и других корифеев русской науки, которые преследовались царским правительством. В первой же книге журнала были опубликованы "Элементы мысли" Сеченова.

Став редактором журнала "Научное слово", Умов сразу же обратился к Мечникову, Сеченову, Тимирязеву, Гольдгаммеру и другим русским ученым с предложением писать статьи для журнала. Это предложение с особенно большим удовольствием принял Мечников, который вынужден был бежать за границу от преследования царской полиции.

За три года в "Научном слове" был опубликован ряд классических работ русских ученых. Так, Мечников опубликовал здесь "Этюды о природе человека", "Фагоцитарные реакции", "Этюды о естественной смерти", "Психические рудименты" и др., Сеченов - "Элементы мысли", К. А. Тимирязев - замечательный труд "Космическая роль растений".

В 1907 г. книгоиздательство "Научное слово" выпустило "Автобиографические записки" Сеченова с предисловием Умо-ва. "С настоящим изданием,- писал в предисловии Умов,- появляется в свет автобиография Ивана Михайловича. Специалистам она дает ценный документ, раскрывающий постепенный ход развития научной мысли выдающегося работника естествознания, добросовестного и точного экспериментатора, строгого и осторожного мыслителя" 1. В 1910 г. по случаю столетия со дня рождения Ч. Дарвина был издан сборник "Памяти Дарвина", в который вошли статьи Умова, Тимирязева, Мечникова, Павлова и других.

Чтобы опубликовать в журнале "Научное слово" работы Тимирязева, Сеченова, Мечникова и других, Умову как редактору журнала приходилось преодолевать многочисленные препятствия царской цензуры. Вот что писал он об этом в письме Мечникову:

"Дорогой Илья Ильич. Получил IV главу Вашей книги. Глава III пропущена цензурой. Для обеспечения пропуска были сделаны некоторые изменения в тексте, не касающиеся, как Вы сами увидите, сущности дела. Так, в заголовке, вместо "происхождение человека от обезьяны", поставлено: "гипотеза о происхождении" и т, д. Вместо "кровное родство человека и обезьяны", поставлено: "родство крови человека и обезьяны"... Я думаю, что Вы ничего не будете иметь против этого и только удивитесь, какие пустяки обеспечивают проникновение в публику научных истин... Русская публика привыкла к эзоповскому языку" 2.

Царские власти вскоре поняли, что "Научное слово" ведет пропаганду материалистических, демократических идей. Журнал был закрыт.

Пропаганда и популяризация естественных наук в журнале находились в тесной связи с деятельностью Умова в "Обществе содействия успехам опытных наук и их практического применения им. X. С. Леденцова". В 1905 г. предприниматель X. С. Леденцов, под непосредственным влиянием Умова, оставил завещание, в котором передал свое крупное состояние на создание общества, имеющего целью содействовать научным открытиям и исследованиям, техническим изобретениям, усовершенствованиям и их претворению в жизнь.

На первом заседании членов Общества Умов был избран "товарищем председателя" Общества и редактором журнала "Временник" - органа Общества. Членами этого Общества были Жуковский, Тимирязев, Мечников, Федоров (председатель) и другие. По словам Умова, Общество имело целью поднять благосостояние крестьян и мелких производителей, демократизацию или популяризацию усовершенствованных технических приемов и изобретений. Общество оказало плодотворное влияние на развитие русской науки и техники.

В своем отчете о деятельности Общества Умов писал, что оно оказало крупное материальное содействие аэродинамическим лабораториям Московского университета и технического училища в их исследованиях летательных аппаратов, физическим, химическим, механическим, агрономическим и другим лабораториям, которые исследовали важные для техники процессы, вели работу по изучению и усовершенствованию новых источников энергии, по выращиванию новых сортов растений и т. д.

После погрома царской реакцией Московского университета Общество, по инициативе Умова, ассигновало 15 тыс. руб. на оборудование лаборатории выдающегося русского физика П. Н. Лебедева. Общество выделило также большую денежную ссуду (50 тыс. руб.) на оборудование лаборатории академика И. П. Павлова.

Общество им. X. С. Леденцова оказало также значительную-материальную поддержку прогрессивно настроенным профессорам, которые были вынуждены уйти из Московского университета в 1911 г.

Общество проводило совместные заседания с другими научными обществами, на которых обсуждались вопросы, представляющие большой научный интерес. Оно установило связь со многими зарубежными научными обществами и выдающимися учеными мира.

Умов предполагал организовать ряд комиссий для обследования и изучения природных богатств России и для выяснения тех мер, которые необходимо предпринять, чтобы наилучшим образом использовать их на благо народа. Большое внимание уделял он организации библиотеки и читального зала Общества, которые оказали большую помощь изобретателям.

Ученый принимал деятельное участие в работе различных комиссий и съездов, которые ставили своей задачей улучшить постановку преподавания естествознания в средних школах.

Так, в начале 90-х годов XIX в. при Московском учебном округе была организована комиссия по вопросу "О мерах к лучшей постановке преподавания физики в мужских гимназиях". Возглавляя эту комиссию, Умов с большим вниманием вникал в материальные нужды средней школы. В результате работы этой комиссии, за которой упрочилось название "Умовской", был принят ряд постановлений, сыгравших известную роль в улучшении преподавания естественных наук в средней школе.

В 1899 г. состоялся съезд преподавателей физико-математических наук средних учебных заведений Московского учебного округа. Председателем этого съезда единодушно был избран Умов. Для съезда Умов организовал в Московском университете обширную выставку физических приборов. На одном из заседаний съезда он прочел лекцию на тему "Оптические демонстрации".

В московский период своей деятельности Умов написал ряд важных трудов по земному магнетизму. Опираясь на работы известного ученого магнитолога академика Э. А. Лейста, он вскрыл физический и геометрический смысл эмпирически определяемых коэффициентов, входящих в формулу потенциала земного магнетизма, установил взаимосвязь между ними, выделил из них главные и дополнительные типы.

До появления трудов Н. А. Умова по земному магнетизму было не ясно физическое значение гауссовских коэффициентов, а гауссово разложение потенциала земного магнетизма часто сводилось к простой интерполяционной формуле. Вместо того, чтобы искать физическое значение главных коэффициентов, говорил Лейст, вычисляли высшие члены потенциала для получения более полной согласованности этой формулы с действительным распределением геомагнетизма. Так, Адаме вычислил 48 коэффициентов, а Фритше даже 63. Но это не давало необходимой точности.

Умов обратил главное внимание на шаровые функции первого порядка. Он установил взаимосвязь между 24 гауссовыми коэффициентами. В его опытных руках, указывал Лейст, коэффициенты Гаусса ожили, выросли новые типы действительного распределения земного магнетизма.

Умов проделал огромную работу по составлению таблиц и магнитных карт. Он вычислил вековое изменение элементов земного магнетизма и установил их связь с осью вращения земли.

Замечательных результатов ученый достиг и в исследовании оптических свойств мутных сред, т. е. таких сред, в которых распространение лучей и их отражение сопровождаются диффузией света. Исходя из своих опытов, посвященных исследованию хроматической деполяризации при рассеивании света, он сформулировал ряд новых положений, развивающих теорию излучения.

На основе наблюдений Умов пришел к выводу, что цветные тела деполяризуют те лучи, которые по большей части образуют их цвет, причем такие лучи меньше всего подвергаются поглощению и проникают в тела на большую глубину. Он показал, что строгое разделение тел на белые и черные по отношению к определенным лучам может быть произведено только в исключительных случаях. В большинстве же случаев мы имеем дело только с серыми телами.

Умов разработал оригинальный спектрально-поляризационный метод исследования поглощения света и природы красок. Он изготовил поляризаторы различного типа, в зависимости от положения и ширины спектральной области и в соответствии со степенью поляризации.

Умовекий метод спектрального анализа различных веществ обладает рядом преимуществ перед теми методами, которыми пользовались до него в физике и технике. Этот метод нашел широкое применение в текстильной промышленности, а также в .астрономии для качественного исследования поверхности несветящих небесных тел, т. е. в исследованиях вопроса о существовании жизни на других планетах (спектр хлорофилла). До работ Умова в астрономии такой метод в этих целях не применялся. В настоящее время исследования в направлении, указанном Умовым, ведутся советскими астрономами.

Результаты исследования Умовым свойств мутных сред нашли применение в кинематографии. Обыкновенные матовые экраны слишком разбрасывают свет и поэтому много света отражается в тех направлениях, где нет зрителей. Умов устранил отот недостаток. С этой целью он взял обыкновенное зеркало и заматовал его переднюю поверхность. Таким экраном свет разбрасывается под меньшим углом, изображение становится более ярким. Экран Умова позволил осуществить демонстрацию в больших аудиториях таких, обыкновенно слабо-видимых явлений, как интерференция и дифракция света.

В Московском университете Умов осуществил несколько весьма ценных опытов, демонстрировавших явления поляризации света. Он с особым мастерством показал вращение плоскости поляризации света в растворе сахара. Эти опыты Умова и в настоящее время демонстрируются на лекциях по физике в высших учебных заведениях.

Научные исследования Умова в области физики и химии были высоко оценены не только передовыми учеными нашей страны, но также и западноевропейскими учеными. Так, председатель физической секции Французской ассоциации наук, доктор Андре Брок, в 1898 г. писал Умову: "Милостивый государь! Вы недавно доказали нам, как дружественно Вы относитесь к Франции, Вашими сообщениями и выступлениями в. Физическом обществе. Я позволю себе написать Вам сегодня по поводу одного французского научного предприятия. Я обращаюсь к Вам от имени Французской ассоциации наук. Она созывает ежегодно съезды в различных городах Франции, чтобы возбуждать там интересы к науке. В этом году съезд состоится в Нанте, и меня избрали председателем физической секции. Как председатель, я обращаюсь ко всем французским ученым или друзьям Франции, каких я знаю, и прошу их содействовать успеху съезда присылкой своих работ по физике. Ассоциация была бы весьма счастлива, если бы Россия была представлена у нее Вашими работами..." 1.

Профессор Физико-химического института Лейпцигского университета Г. Бредиг 11 июля 1899 г. в своем письме к Умо-ву сообщал: "Глубокоуважаемый г. профессор! Через г. Корбе я узнал, что Вы опубликовали интересный опыт, при котором свет сначала проходит через раствор тартрата, а затем вступает в мутную среду (взвешенная канифоль), в которой он дает своеобразную конфигурацию. Если это правильно понято г-ном Корбе, то такое открытое Вами явление представляло бы для нас величайший интерес, ибо в настоящее время мы изучаем здесь в институте своеобразные опалесцирующие химические системы, исследование которых с помощью открытого Вами явления, может быть, дало бы новые результаты" 2.

Другой немецкий ученый, П. Друде, писал Умову 13 февраля 1900 г.: "Уважаемый коллега! Вследствие того интереса, который должен возбудить у всех физиков Ваш замечательный метод демонстрации поляризации света в мутных средах, опубликованный недавно в Zeitschrift für phys. Chemie, я с большим удовольствием поместил бы Вашу статью также и в Annalen der Physik. Могу ли я просить Вас о согласии, а в утвердительном случае - и о присылке мне отдельного оттиска с указанием тех изменений, которые, возможно, Вы пожелали бы внести?" 3.

Умов выступал с многочисленными публичными лекциями. В 1897-1898 учебном году Умов и Лебедев прочли в физической аудитории Московского университета цикл публичных лекций по физике. Эти лекции имели своей целью повысить интерес к преподаванию физики в университетах и показать острую необходимость строительства нового здания Физического института при Московском университете. Этот институт был создан по проекту, основные принципы которого были разработаны Умовым. В комиссию по разработке проекта нового здания Физического института входили также Лебедев и Соколов.

Новое здание Физического института было закончено в 1903 г. В нем Умов получил лабораторию, в которой закончил свои интересные исследования по поляризации и поглощению лучей света, падающих на окрашенные поверхности. Умову принадлежит оригинальное устройство отражающего экрана. В измененном виде он был впоследствии использован за границей. В физическом кабинете Московского университета сохранилась целая коллекция оригинальных и поучительных "умовских" приборов.

Умов был прекрасным лектором. Его лекции приходили слушать студенты не только физико-математического, но и других факультетов 'университета. В своих лекциях он широко пропагандировал естественно-научные материалистические .идеи Ломоносова, Лобачевского, Менделеева, Столетова, Сеченова, Павлова, Тимирязева, Мечникова и других. Умов не стоял в стороне и от достижений зарубежной науки. Со многими крупнейшими зарубежными физиками Умов был лично знаком, не раз встречался с ними во время своих заграничных командировок и вел оживленную переписку.

Еще в одесский период своей деятельности Умов четыре раза был "командирован за границу с ученой целью" (1873, 1875, 1876, 1883 гг.). Во время этих научных командировок он лично познакомился с Кирхгофом, Гельмгольцем, Кельвином, Максом Вином, Пелла, Планком и другими учеными. Эти ученые в письмах к Умову выражали свою признательность и благодарили его за полученные от него работы.

В 1896 г. Умов был представителем Московского общества испытателей природы на праздновании пятидесятилетнего юбилея профессорской деятельности известного английского 'физика Кельвина (в Глазго). Здесь Умов за свои научные заслуги был избран почетным членом Глазговского университета.

В московский период своей научной и общественной деятельности Умов широко популяризировал новые открытия в области физики, делавшей в это время огромные успехи. Он первым среди физиков предложил внести, в соответствии с этими новейшими открытиями, изменения и дополнения в про- ' граммы по физике высших учебных заведений. Великие открытия новой физики он сумел сделать достоянием русской научной общественности.

Умов всегда подчеркивал то положение, что естествознание должно быть поставлено на службу народа. На II Менделеевском съезде, который происходил в 1911 г. под председательством Умова, ученый высказал следующие весьма важные положения:

"I. Утверждать власть человека над энергией, временем, пространством.

II. Ограничивать источники человеческих страданий...

III. Демократизацией способов и орудий служения людям содействовать этическому прогрессу. Демократизация или общедоступность чудес науки, как по отношению к творящим эти чудеса, так и к воспринимающим даруемые им блага, есть их исключительная привилегия...

Общеизвестные, ставшие уже банальными факты, как привитие оспы, уничтожение болевых ощущений анестезирующими средствами и т. п., общедоступность пользования быстротой передвижения (железные дороги, трамваи), личных сношений (телефоны, телеграфия), т. е. сокращение пространства, сбережение времени, иначе полезное удлинение деятельности или жизни и т. д. указывают на глубоко демократический характер служения науки людям...

IV. Познавать архитектуру мира и находить в этом познании устои творческому предвидению. Творческое предвидение - венец естествознания - открывает пути предусмотрительной и деятельной любви к человеку".

В 1911 г. в знак протеста против введения царским правительством невыносимого полицейского режима в Московском университете Умов вместе с другими передовыми профессорами подал заявление об отставке и первым прекратил чтение лекций в университете.

После массового ухода профессоров из Московского университета Умов выступил в печати со статьей "Насущная потребность". В ней он предлагал в целях усиления научно-исследовательской работы в "многострадальной" России открыть "вольную научную академию", в которой могли бы вести научную работу все, а не только "немногие избранники". В статье указывается на мрачные картины русской действительности, на то, что русским ученым приходилось работать в тяжелых условиях царизма, "среди неисчислимых трений".

В декабре 1913 г. на съезде преподавателей физики, химии и космографии Умов выступил с речью "Эволюция физических наук и ее идейное значение", в которой сделана попытка материалистического обобщения великих открытий физики конца XIX и начала XX в.

15 января 1915 г. Умов после продолжительной болезни (язва желудка) умер >. Передовые ученые выразили глубокое соболезнование по случаю смерти выдающегося русского физика-материалиста.

"Обыкновенно люди только живут, высшая культура состоит в том, что люди не только живут, но и оправдывают свою жизнь!". Этот эпиграф, которым открывается записная книжка Умова', вполне применим к нему самому. Сорокалетняя научная и 'общественная деятельность ученого представляет собой пример бескорыстного и самоотверженного служения передовой отечественной науке, народу, родине.

И. И. Мечников в- своих воспоминаниях с гордостью писал об Умове, как об ученом, представлявшем собою во всех отношениях высоко благородную личность. До конца жизни он оставался верным идеалу, которому начал служить с ранней молодости.

Вся многогранная научная и общественная деятельность Умова была проникнута стремлением поставить науку на службу нуждам трудящихся масс, сделать достижения науки достоянием народа. Выдающийся ученый был горячим сторонником внедрения достижений науки в промышленность и сельское хозяйство. Все свои силы и знания он отдавал борьбе за экономическое и культурное процветание своей родины, за приоритет передовой отечественной науки.

Своей научной и общественной деятельностью Умов снискал себе уважение и признательность лучших людей России. Его имя пользовалось большой популярностью не только на родине, но и далеко за ее пределами.

1 Н. А. У м о в, согласно его устному завещанию, похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище рядом с могилой его близкого друга и соратника И. М. Сеченова.

2 Н. Г. Чернышевский. Избранные экономические произведения, т. II. Госполитиздат, 1948, стр. 686.

3 Архив АН СССР, ф. 320, оп. 1, № 179, лл. 90-90

4 "Научное наследство", т. II. Изд-во АН СССР, 1951, стр. 373.

5 Н. А. Умов. Избранные сочинения. Гостехиздат, М.- Л., 1950, стр. 20.

6 Московский Государственный областной исторический архив. Отдел культуры и быта, оп. 418/131, № 217, л. 1.

7 См. В. Б о л х о в и т и н о в. Александр Григорьевич Столетов. Изд-во "Молодая гвардия", 1951, стр. 152.

8 Архив АН СССР, ф. 320, оп. 1, № 124, л. 6-7.

9 Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина, ф. Некрасова, папка XVII, № 18, 1872 г.

10 Н. А. Умов. Собрание сочинений, т. III, стр. 328.

11 Г. М. Маленков. О деятельности Центрального Комитета Все союзной Коммунистической партии (большевиков), Информационное со вещание представителей некоторых компартий в Польше в конце сентября 1947 г. Госполитиздат, 1948, стр. 147-148.

12 Н. А. У м о в. Собрание сочинений, 1916, т. III, стр. 3.

13 И. И Мечников. Страницы воспоминаний. Изд-во АН СССР, 1946, стр. 67.

14 И. М. С еч е н о в. Автобиографические записки. Изд-во АН СССР, 1945, стр. 135-136.

15 И. И. Мечников. Страницы воспоминаний, стр. 68.

16 Н. А. У м о в. Избранные сочинения, стр. 371.

17 Д. И. Менделеев. Основы химии, т. I М.- Л., 1947, стр. 380-381.

18 Н. А. Умов. Собрание сочинений, т. III, стр. 544-545.

19 Государственная Публичная библиотека имени Салтыкова-Щедрина, oтдел рукописей, ср. Н. А. Помяловского. Письма к Помяловскому.

20 "Борьба за науку в царской России". Соцэнгиз. М.-Л., 1931,

21 В. И. Ленин. Сочинения, т. 5, стр. 297-298. 20

22 Архив АН СССР, ф. 320, оп. 1, № 162, лл. 1-4.

23 Центральный Государственный исторический архив в Москве, ф. И. Д. Делянова, оп. 1, единица хранения 212, л. 18.

24Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина, ф. Мануйлова, папка 1, № 32.

25"Искра", 1901, 20 декабря, № 13, стр. 6.

26 Архив АН СССР, ф. 320, оп. 1, № 158, л. 1. 24

27 Архив АН СССР, ф. 320, оп. 1, № 158, лл. 1-2.

28 Там же, л. 9.

29 Там же, № 163, л. 1.

30Н. А. Умов. Собрание сочинений, т. III, стр. 327-328.

31И. И. Мечников. Страницы воспоминаний, стр. 218-219.

32Архив АН СССР, ф. 320, оп. 2, № 17, лл. 1-2.

33Там же, № 16, л. 1.

34* Там же, № 54. л. 1.

35 Н. А. У м о в. Характерные черты и задачи современной естественнонаучной мысли. СПб., 1914, стр. 8-б.

31 В. И. Ленин. Сочинения, т. 5, стр. 26-27.


(время поиска примерно 20 секунд)

Знаете ли Вы, как разрешается парадокс Ольберса?
(Фотометрический парадокс, парадокс Ольберса - это один из парадоксов космологии, заключающийся в том, что во Вселенной, равномерно заполненной звёздами, яркость неба (в том числе ночного) должна быть примерно равна яркости солнечного диска. Это должно иметь место потому, что по любому направлению неба луч зрения рано или поздно упрется в поверхность звезды.
Иными словами парадос Ольберса заключается в том, что если Вселенная бесконечна, то черного неба мы не увидим, так как излучение дальних звезд будет суммироваться с излучением ближних, и небо должно иметь среднюю температуру фотосфер звезд. При поглощении света межзвездным веществом, оно будет разогреваться до температуры звездных фотосфер и излучать также ярко, как звезды. Однако в дело вступает явление "усталости света", открытое Эдвином Хабблом, который показал, что чем дальше от нас расположена галактика, тем больше становится красным свет ее излучения, то есть фотоны как бы "устают", отдают свою энергию межзвездной среде. На очень больших расстояниях галактики видны только в радиодиапазоне, так как их свет вовсе потерял энергию идя через бескрайние просторы Вселенной. Подробнее читайте в FAQ по эфирной физике.

НОВОСТИ ФОРУМАФорум Рыцари теории эфира
Рыцари теории эфира
 13.06.2019 - 05:11: ЭКОЛОГИЯ - Ecology -> ПРОБЛЕМА ГЛОБАЛЬНОЙ ГИБЕЛИ ПЧЁЛ И ДРУГИХ ОПЫЛИТЕЛЕЙ РАСТЕНИЙ - Карим_Хайдаров.
12.06.2019 - 09:05: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> Проблема государственного терроризма - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 18:05: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ФИЗИКА - Experimental Physics -> Эксперименты Сёрла и его последователей с магнитами - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 18:03: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Андрея Маклакова - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 13:23: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Вячеслава Осиевского - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 13:18: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Светланы Вислобоковой - Карим_Хайдаров.
11.06.2019 - 06:28: АСТРОФИЗИКА - Astrophysics -> К 110 летию Тунгуской катастрофы - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 21:23: ВОСПИТАНИЕ, ПРОСВЕЩЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ - Upbringing, Inlightening, Education -> Просвещение от Владимира Васильевича Квачкова - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 19:27: СОВЕСТЬ - Conscience -> Высший разум - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 19:24: ВОЙНА, ПОЛИТИКА И НАУКА - War, Politics and Science -> ЗА НАМИ БЛЮДЯТ - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 19:14: СОВЕСТЬ - Conscience -> РУССКИЙ МИР - Карим_Хайдаров.
10.06.2019 - 08:40: ЭКОНОМИКА И ФИНАНСЫ - Economy and Finances -> КОЛЛАПС МИРОВОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ - Карим_Хайдаров.
Bourabai Research Institution home page

Боровское исследовательское учреждение - Bourabai Research Bourabai Research Institution